Рапорт М.Д.Скобелева генерал-адьютанту Кофману об Алайском походе


Рапорт М.Д.Скобелева генерал-адьютанту Кофману об Алайском походе

г. Коканд 23 октября 1876 г.

... 18-го июля [1876 г.], в 4 часа утра, двинут был мною с бивака на р.Ленгир (Карчик) авангард Ошской колонны (саперная команда, спешенный ракетный взвод и джигиты Шабдана), под командою капитана Боголюбова; а часом позже выступили 3-я и 4-я роты 1-го Туркестанского стрелкового баталиона; вьючный же обоз, вследствие сведений о крайней трудности предстоящей дороги, под прикрытием Сибирской полусотни и горного орудия, был оставлен на месте бивака.

Но сверх ожидания, неприятель, на пути наступления отряда, не оказал ему сопротивления, а площадка при слиянии р.Шот с р. Ак-Бурою, выход на которую прикрыт был сильным каменным завалом, была занята нами без выстрела.

Площадка эта служила местом стоянки 2/т. скопища неприятеля и имела ясные следы недавнего его присутствия.

Джигитами нашими при этом наступлении захвачено было несколько людей с неприятельских пикетов, которые показали, что неприятель на рассвете, узнав о наступлении русских с 3-х сторон, бежал вверх по Шоту.

Так как верстах в 10-ти вверх по Шоту были аулы, составлявшие контингент шайки, то, для своевременного наказания их в ущелье Шот, был направлен мною с площадки авангард, который и захватил скот только что бежавших жителей.

Я счел справедливым наградить этим скотом много-численных джигитов нашего отряда и главных и влиятельных их начальников, каковы Батырь-баши, Чустский Ишан-Пансат и некоторые другие.

Люди эти много принесли нам пользы и сильно это платились, так что вознаграждение их, при каждом удобном случае, и заслуженное и имеет важное значение для привлечения туземцев к нашей службе. Храбрый и достойный Шабдан, прибывший по своей охоте с 25-ю джигитами из Токмака и предложивший свои услуги, отказался от своей доли добычи, сказав, что он пришел служить, а не барантовать. Вскоре, по расположении авангарда Ошской колонны биваком, близ занятого аула на Шоте, вышла к нему и колонна майора Ионова, шедшая от Лянгара, Тиау Джайляуским ущельем...

... 27 июля отряду дана была дневка в Софи-Кургане; отсюда был направлен к Абдулла-беку его брат Хассан-бек, прибывший в наш лагерь за день для продолжения переговоров, начатых с Шота, через посредство брата Шабдана — Байбусуна.

28-го июля отряд перешел на Учь-Тюбе, в полном составе, так как Софи-Курган, по изменившимся обстоятельствам, мною не был занят. Горный взвод, вследствие лучшей дороги из Шота и находчивости офицера, следовал с нами, хотя и с трудом.

Во время стоянки на бивуаке у Учь-Тюбе прискакал от Шабдана, посланного накануне с Хассан-беком в лагерь Абдулла-бека, джигит с донесением о неудаче переговоров.

В шайке оказалось разногласие: Абдулла-бек склонен был сдаться, прочие мятежники не соглашались на это и, после открытой драки, вся партия потянулась на Кизыл-арт, захватив брата Шабдана с его двумя джигитами. Это произошло в виду Шабдана, стоявшего на другом берегу р.Кизыл-арт; он преследовал мятежников, несмотря на то, что брат его был у них в плену, изрубил несколько человек и отбил у них один бунчук.

Брат Шабдана, по настоянию Хассан-бека, который мною был обласкан и одарен, был мятежниками однако же отпущен.

По получении первого известия об Шабдане, я направил с Уч-Тюбе 28-го июля вечером флигель-адъютанта полковника князя Витгенштейна с полуротою конных стрелков, 1-ю сотнею и 2-я ракетными станками. Как для отряда князя Витгенштейна, так и для колонны на следующий день был избран путь на Арчат Даван, хотя и более трудный чем через Талдык Даван, но кратчайший.

29-го июля Гульчинская колонна поднялась на перевал Арчат-Даван, с которого была видна большая часть долины Алай, покрытой травой, прорезанная красны¬ми струями Кизыл-Суу, а прямо перед нами поднималась гигантская цепь за-Алайских гор, покрытых вечным снегом, между которыми выделялся пик Кауфмана.

В этот день колонна бивуакировала на берегу Кизыл-Су. Связь с отрядом флигель-адъютанта полковника князя Витгенштейна, стоявшего вблизи Кизыл-арта, была тотчас же восстановлена; а на следующий день, 30-го июля, на речке Кизыл-арт сосредоточилась вся Гульчинская колонна. Флигель-адъютант полковник князь Витгенштейн накануне захватил у сторонников мятежных биев несколько сот баранов, обеспечивших довольствие отряда мясом.




Так как в этот же день я получил сведение, что не-приятель, бежавший через Кизыл-арт в Кара-куль, держится не вдалеке от нас, то мною был командирован в 6 часов вечера, 30-го июля капитан Боголюбов, с 30 джигитами Шабдана, с целью произвести нечаянное нападение, а ежели бы оно не удалось, то задержать не J приятеля, ввязать его в бой с ничтожными силами, до прибытия наших резервов, которые, в составе конно-стрелкового дивизиона и ракетного станка, под начальством подполковника князя Витгенштейна, выступили в 10 часов вечера того же 30 июля.

Капитан Боголюбов, пройдя 30 верст, захватил неприятельский пикет, по показанию которого неприятель воспользовался последним днем и был уже очень далеко. В 5 часов утра, 31-го июля, капитан Боголюбов прибыл к озеру Кара-куль, в 65 верстах от нашего бивуака, на местности того же названия, представляю-! щей чрезвычайно возвышенную и обширную плоскость, замкнутую снеговыми горами.

В 12 часов дня 31-го июля прибыл на Кара-куль флигель-адъютант полковник князь Витгенштейн. Наин отряд открыл следы неприятеля, указывавшие на его присутствие около суток тому назад. По показанию захваченных накануне людей, неприятель от Кара-куля разя делился на две партии: одна из них, под начальством Суранчи, Мулла-ашира и Бута-бека, бежала через перевал Альтенды в Каратиген, другая партия, состоявшая! из горсти приверженцев Абдулла-бека, бежала по ущелью реки Чон-Су. Флигель-адъютант полковник князи Витгенштейн решился преследовать последнюю с 20 конными стрелками и джигитами Шабдана, возвратив остальные силы на бивуак Гульчинской колонны, близ! Кизыл-арта. Князь Витгенштейн, ущельями Кур-Чак и Чон-Су, прибыл со своею командою 1-го августа, в 3 часа дня до конца последнего ущелья, в 70 верстах от Кара-куля. Неприятель бежал так поспешно, имея за¬водных лошадей, что князь Витгенштейн на Чон-Су его уже не застал; мятежники бежали в ущелье Туюк-Су ведущее пустынною местностью в Кашгарские и Шумнанские владения. След их был потерян, но бий рода Мунгуш, Пулат, с письмом от матери Абдулла-бека поехал разыскивать его дальше. Князь Витгенштейн в виду невозможности дальнейшего преследования, решился вернуться назад.

Между тем мною было получено на бивуаке на. р. Кизыл-Су донесение от князя Витгенштейна о том, что он намерен дожидаться на Чон-Су посланных за Абдулля беком с письмом, племени кипчак, в Кашгарских пределах. На основании этого, я 24-го числа, вечером, двинул на соединение с князем Витгенштейном конно-стрелковую полуроту и ракетный станок, а также про¬довольствие, так как разъезд наш на Чон-Су уже ел конину.

Князь Витгенштейн соединился с высланным ему подкреплением на Кара-Куле.

Во время остановки на Кизыл-арте и ожидания прибытия Ошской колонны я занимался административными распоряжениями.

Из трех родов, кочующих на большом и малом Алаях , Мангуш и Адигине, в лице своих представителей, 31-го июля явились ко мне с изъявлением покорности.

Представители же большей части ичкилинцев, за исключением некоторых подразделений, кочующих преимущественно около оседлых центров, ко мне не явились.

Изъявившее покорность кочевое население Ошского уезда получило, согласно приказаний вашего высокопревосходительства, аман с обязательством:

1) Уплатить зякет в полуторном размере, причем они обязаны платить за барана не 4 руб., как то было мною раньше назначено, а по 6 руб.

2) Сделать колесную дорогу, от Гульчи чрез Талдык-даван, в долину реки Кизыл-Су, по примеру Ошско-Гульчинской.

3) Представить в виде контрибуции 150 годных для строевой службы лошадей для конных стрелков, это условие было тотчас выполнено.

Относительно выполнения первых двух условий мунгушцами и адигине, я также не сомневаюсь...

С подлинным верно: и.д. начальника штаба, Генерального штаба генерал-майор [подпись]
Сверял и.д. старшего адъютанта Генерального штаба капитан [подпись]

ЦГА КР. Ф.75. 0п.1.Д.53. JI.34, 46-47, 50-54. Копия.

Шабдан Баатыр

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0