Предпосылки к ликвидации Кокандского ханства


Предпосылки к ликвидации Кокандского ханства

Вынужденная ликвидация Кокандскогое ханства


Царизму, покровителю кокандских ханов, не удалось восстановить ни власть Худояр-хана, ни Наср-ЭдДин-хана.

Царское правительства, не желавшее ранее по тактическим соображениям принята в свое подданство кыргызов, населяющих южные районы Кыргызстана, теперь, напуганное размахом и упорством восстания, было вынуждено ликвидировать Кокандское ханство и 19 февраля 1876 г. присоединить его территорию, в том числе южную часть Кыргызстана, к России. Вот что сказано по этому поводу в письме туркестанского генерал-губернатора Кауфмана от 2 февраля 1876 года: "Не видя возможности успокоить население другим способом, Государь император соизволил ныне же принять (Кокандское— К.У.) ханство в подданство Его Величества"'; т.е. России. 19 февраля 1876 г. Кокандское ханство и подвластная ему южная часть Кыргызстана была присоединена к России. Из них образовалась Ферганская область, вошедшая в состав Туркестанского генерал-губернаторства.

Итак, восстание кыргызского, узбекского и таджикского народов 1873—1876 гг. объективно привело к ликвидации Кокандского ханства и к присоединению его территории с подвластным ему районами к России. Это имело определенное значение в историческом развитии вышеназванных братских народов.

Несмотря на массовость, широкий размах и продолжительность выступлений, упорство, исследуемое восстание не увенчалось успехом. Это объясняется слабой организованностью, стихийностью и плохим вооружением повстанцев, отсутствием единого руководства, плана действий и ограниченностью политического сознания восставших, изменой представителей феодальной знати, а также превосходством ханских и царских регулярных войск—карателей — в вооружении и организации. Поражение восстания тесно связано прежде всего с внутренней социальной обстановкой в ханстве. Восстание протекало стихийно, его участники — трудящиеся — наивно пытались избавиться от феодального гнета путем свержения ненавистного им жестокого хана и провозглашения на его место "доброго" хана. Основная масса повстанцев мирилась с тем, что определенная часть руководителей восстания состояла из феодалов знати, которая выше всего ставила свои интересы, стараясь направить антифеодальную борьбу народных масс по религиозному руслу и после первых же серьезных неудач переходила на сторону карателей. Рядовые повстанцы, убедившись в корыстных целях феодальных попутчиков, не имевших ничего общего с основными задачами восстания, значительно охладели, теряя уверенность и решительность в своих действиях против хана и кокандских феодалов и их покровителя царской власти, хотя они еще имели возможность продолжать освободительную борьбу. Предательские действия представителей феодальной знати способствовали ослаблению и поражению восстания 1873—1876 гг.






Исследуемое восстание было вызвано феодально-ханским гнетом и направлено против феодальной знати во главе с ханом и его покровителя и защитника — царизма. Оно носило антифеодальный и Народно-освободительный характер. По своей массовости, размаху и продолжительности, это восстание являлось самым крупным движением в истории народов Средней Азии до начала XX века, когда революция потрясла всю страну и весь мир. В то же время по своему социальному составу, целям и характеру интересующее нас восстание составляло одно из сложных исторических событий.

Оно охватило всю территорию Кокандского ханства южной части Кыргызстана и значительную часть Таджикистана, в том числе ряд районов, которые находились в составе Туркестанского генерал-губернаторства. Это восстание продолжалось в течение трех лет. В нем участвовали сотни и тысячи повстанцев. Часто количество восставших доходило до 70—80 тысяч и более человек. Бывали случаи, когда число борцов за свободу превышало 200 тысяч человек. Участие в восстании 1873—1876 гг. широких масс узбекских, кыргызских и таджикских трудящихся, боровшихся против феодально-ханского гнета и его защитника — царской власти, обусловило его массовость, общенародность и упорство. В этом отношении значительный интерес представляет следующее сообщение очевидца рассматриваемого восстания, известного востоковеда Куна А.Л. Вот что он пишет: "Страсти наружно на время успокаивались, но оскорбленное народное чувство, однако не дремало. Август месяц 1875 г. и последующее затем время показало, как глубоко пустила корни болезнь всеобщего неудовольствия против хана и его приближенных, душивших народ непомерными налогами, взяточничеством и т.п. действиями". Даже некоторые высокопоставленные царские чиновники не могли отрицать общенародный и массовый характер изучаемого восстания. Так, Кауфман, пристально следивший за ходом этого восстания и являвшийся организатором, руководителем царских карателей, в своих замечаниях и возражениях, сделанных им по поводу статьи "О борьбе русских с кипчаками и кара-кыргызами", напечатанной на страницах либеральной газеты "Голос", вынужден был заметить, что борьба происходила не с ханом, а с народным движением, которое не так легко подавить... Никогда еще в Средней Азии русским (царским властям—К.У.) не приходилось испытывать такой длинной и упорной борьбы.

Мы первый раз столкнулись с энергичным бойцом и познали, что бороться с населением несравненно труднее, чем с деспотами туземных ханств". Нетрудно заметить, что в этих строках звучит тревога, боязнь и страх, испытываемые представителями царской власти в ходе народного восстания 1873—1876 гг.

Публичная казнь Пулат-хана (Мулла Искак Асан Оглды)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0