Поражение Пулат-хана в Уч-Кургане


Поражение Пулат-хана в Уч-Кургане

Уч-курганский разгром Пулат-хана


Наср-Эддин-хан, жадно следивший за ходом событий в ханстве и искавший подходящий момент, после поражения восставших в Ассаке еще раз попытался вернуть себе ханский трон при помощи царизма. 22 января он выехал из г. Ходжента и остановился в к. Кайнар (по некоторым данным к. Найманча—К.У.) в 9 верстах от Коканда. Здесь Наср-Эддин готовился к захвату власти в Кокандском ханстве. Боясь войти в г. Коканд, он выслал туда своих глашатаев в сопровождении 100 джигитов, которые по-местному обычаю провозгласили на базаре о наступлении владычества Наср-Эддин-хана. Но "народ вступил в драку с его джигитами и убил из них 11 человек, а остальные едва спаслись бегством. По некоторым сведениям, с помощью феодальной верхушки столичного города и представителей царской масти Наср-Эддину все же удалось 30 января временно занять престол Кокандского ханства. Но с этим не могли мириться узбекские, кыргызские, кипчакские и таджикские трудовые массы. "Весь народ Андижана, — читаем в архивном документе, — кипчаки и кыргызы говорят: когда русские (царский карательный отряд—К.У.) уйдут в свои пределы, Наср-Эддин не больше месяца удержит власть. Его прогонят или зарежут". И действительно, вскоре трудящиеся указанных братских народов, спаянные едиными классовыми интересами и общностью исторической судьбы, поднялись против ханской власти, разбили Наср-Эддина и окружающих его феодалов. В этом бою Наср-Эддин-хан потерял 200 человек убитыми и много раненых, и сам едва унес ноги. Об этом сражении его очевидец—начальник Ходжентского уезда— в своем рапорте писал: "На него (Наср-Эддин-хана—К.У.) в к. Кайнар напали кыргызы и кипчаки. Дав им сражение, сам хан бежал, едва не попавшись в плен. Он разбит наголову". Восставшие преследовали его до к. Беш-Арыка, расположенного недалеко от Ходжента. Наср-Эддин вновь нашел убежище у своего защитника и покровителя — царской колониальной администрации. Теперь он перестал уже мечтать о ханском престоле в Коканде.

Любопытно отметить, что 15 января Пулат-хан отправил делегацию в составе 14 человек во главе с Ахун-Дамуллой-Мир-Бадал-Мауляном к начальнику Ходжентского уезда барону Нольде. Последнего просили пропустить депутацию в г. Ташкент для переговоров с и. о. Туркестанским генерал-губернатором Колпаковским о заключении мира. Однако глава туркестанской колониальной власти Кауфман, находившийся в то время в Петербурге, телеграммой от 21 января дал указание задержать эту делегацию в Ташкенте до его приезда, что и было исполнено. Пытаясь вести переговоры с администрацией Туркестанского генерал-губернаторства о мире, Пулат-хан не сложил оружия и не склонил головы перед карателями. Он продолжал руководить действиями восставших.

Пулат-хан, получив сведение о предательстве Афтобачи в Маргелане, зарезал трех его братьев и некоторых других лиц. 26 января он с оставшимся повстанцами двинулся в к. Ун-Курган, в котором намеревался дать отпор царским войскам. 27 января 5000 конных повстанцев и 100 сарбазов с 5 орудиями расположились на ночлег в названном киштаке. Пулат-хан и его приближенные и сарбазы занимали укрепленную урду (центр—дворец—К.У.) Уч-Кургана, которая состояла из двух частей. В первой расположились Пулат-хан и его приближенные, а во второй—сарбазы с орудиями. Глубокой ночью с 27 на 28 января часть карательного отряда, насчитывающая в своем составе 450 солдат и 6 ракетных станков во главе с флигель-адъютантом бароном Меллером Закомельским внезапно напала на спящих повстанцев и застала их врасплох. Как отмечал начальник карательного отряда, повстанцы, несмотря на неожиданность нападения и темную ночь, оказали отчаянное сопротивление. Восставшие, "оправившись от нечаянности нападения, бросились частью в Урду на ее защиту, частью на противоположный берег речки, откуда открыли по штурмовой колонне сильный огонь". Повстанцы, хотя и оказывали упорное сопротивление, не могли устоять против хорошо вооруженных и обученных карателей. Они потерпели полное поражение и большинство из них погибло в этом кровавом сражении. Как и повсюду, действия царских карателей в к. Уч-Кургане носили кровавый характер. Этого не скрывал и генерал Скобелев. В его рапорте от 12 марта 1876 г. сказано, что "на штурмовую колонну стали наталкиваться густые толпы конного и пешего неприятеля (восставших—К.У.). Залпы, даваемые с расстояния нескольких шагов, опрокидывали неприятеля, оставлявшего груду тел на месте, одиночные люди пытались прорваться сквозь колонну, но умирали на штыках. Пытаясь выдать свои жестокие действия за героизм, этот царский вояка далее пишет: "Всех, кто не успел бежать, перекололи.. Защитники ее (урды—К.У.) после отчаянной схватки были переколоты.. Неприятель пытался пробиться на вьючную Каратегинскую дорогу. Он был атакован и во множестве изрублен" . На поле боя осталось много трупов восставших.






В Уч-Кургане в качестве трофея в руки карателей достались: 5 медных орудий, 100 фальконетов, бунчуки Пулат-хана и его сподвижника Абдул-Мумина, Много разного оружия, пороха и снарядов, 20 барабанов, 4 трубы, имущество и продовольствие восставших, нагружённых на 189 верблюдах. Карательный отряд потерял убитыми 4-х солдат и двух джигитов, ранеными—5 нижних чинов.

Пудат-хану удались с группой восставших бежать из Уч-Кургана в Исфаринское ущелье. Через 2 дня, т.е: 30 января он с верными ему рядовыми восставшими добрался до высокогорного урочища Алай и остановился в местности Дараут-Курган. Сюда к нему стекались остатки разбитых повстанцев. Однако обессиленные и обескровленные, они не успели подготовиться к отпору карателям. На них напал с тысячью вооруженных всадников правитель Каратегина Раим-Ша, который пытался выслужиться перед царской властью, и разбил его. Пулат-хан с несколькими десятками повстанцев бежал в Исфару, (туда — в Алайские горы, где скрывался в пещере в Чавайском ущелье.

Некоторые недовольные им представители феодальной знати сообщали об этом соответствующим лицам. Кстати, после уч-курганского поражения оставшиеся попутчики восстания перешли на сторону царского карательного отряда, всячески стараясь оказать ему содействие и помочь в поимке Пулат-хана. В этом отношении заслуживает внимания рапорт генерал-майора Скобелева от 12 марта 1876 года, в котором сказано, что в конце января, т.е. после сдачи Абдурахмана Афтобачи, "против нас (царской власти — К.У.) в ханстве осталась лишь разбойничья партия (восставшие — К.У.) Пулат-хана, но она насчитывала в своих рядах (только простолюдины) племени кара-кыргыз: многие пансаты (представители феодальной знати — К.У,) этого племени были у нас и выражали готовность содействовать его (Пулат-хана — К.У.) умиротворению" .

Январские столкновения 1876 года повстанцев с карательным отря­дом

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0