Подписание торгового договора Худояр-хана с генерал-губернатором фон Кауфманом


Генерал К.П. фон-Кауфман

Ориентация восставших кыргызских трудящихся на Россию


Кыргызские трудящиеся, борясь против господства Кокандского ханства, видели, что силы не равны, что необходима помощь извне. Поэтому они искали покровительства, поддержки и помощи у России, изъявили желание принять русское подданство. В этих целях участники восстания неоднократно обращались к русским властям, но не могли добиться положительного ответа.

Об ориентации восставших на Россию, об их симпатиях к русскому народу ярко свидетельствует тот факт, что тысячи повстанцев со своими семьями, спасаясь от жестокостей ханского карательного отряда, переходили в те районы, которые находились в составе России. Так, после Ханабадского поражения, летом 1873 г. 1700 юрт восставших перекочевали в Кетмень-Тюбе и Тогуз-Торо Токмакского уезда. Осенью того же года 800 (по некоторым данным более 1000) семейств восставших кыргызов переселились с юго-востока Андижанского вилайета в Аулие-Атинский уезд.

Однако весною 1874 г, по просьбе Худояр-хана царская администрация вернула этих беженцев обратно на прежние места жительства в ханстве. Как и следовало ожидать, при появлении же на своих родных местах "они были разграблены" ханскими сарбазами во главе с Ахмадбеком Батыр башием. Поэтому часть повстанцев, пытаясь найти спасение в русских пределах, опять возвратилась в Токмакский уезд. Но им не разрешили оставаться здесь долго.

Вообще царские колониальные власти давали отрицательные ответы на все просьбы восставших кыргызов, как об оказании им помощи и покровительства, так и о принятии их в русское подданство. Это объясняется боязнью царской власти народного восстания, которое в то время происходило во владениях Кокандского ханства и могло быть направлено не только против феодально-ханского гнета, но и против его покровителя и защитника — правительства России. Сравнительно немногочисленные военные силы колониальной власти буквально тонули в массе населения Средней Азии и Казахстана. Вот почему усилия колониальной власти направлялись на оказание поддержки кокандскому хану в подавлении рассматриваемого восстания. Об этом красноречиво говорит тот факт, что туркестанский генерал-губернатор Кауфман искренне обрадовался, получив известие об успеxax ханского карательного отряда над восставшими. Он поспешил поздравить кокандского хана с победой. Вот что сказано в его письме, адресованном на имя Худояр-хана от 8 октября 1874 г.; "Для меня было весьма приятно узнать, что смута и беспорядки в подвластной вам стране, как кажется, совсем прекратились. Искренне желаю, чтобы не повторялось подобное положение дел".






Следует отметить, что в рассматриваемый период царская власть хотела такого положения дел, при котором Кокандское ханство, сохраняя тень "независимости", являлось бы, в сущности, колонией России. Для осуществления этой цели царское правительство опиралось на Худояр-хана, который стал фактически марионеткой в руках туркестанского генерал-губернатора. Этим, собственно, и объясняется враждебность колониальной власти к восставшим и ее поддержка Худояр-хана и его придворной феодальной верхушки.

В свою очередь, Худояр-хан и его приближенные, видя силу царской России, тянули свои руки к русскому самодержавию с тем, что-бы сохранить внутри ханства свое господствующее положение. Это объясняется тем, что хан боялся нарастающей борьбы против его власти трудящихся масс подвластных ему узбеков, кыргызов и таджиков. 29 января 1868 г. Худояр-хан вынужден был подписать торговый договор, предложенный ему туркестанским генерал-губернатором фон Кауфманом .

Этот договор фактически ставил Кокандское ханство в зависимость от царского правительства, а его правителя—вассалом туркестанского генерал-губернатора. Об этом может свидетельствовать заметка, помещенная на страницах тогдашней газеты "Русский инвалид" В ней читаем: "Худояр-хан понял, что его существование всецело зависит от русского могущества, и поэтому о своих действиях, как внешних, так и внутренних, он доносит туркестанскому генерал-губернатору и спрашивает его соизволения". Он всячески старался проявить рабскую преданность перед своим покровителем — колониальной властью, послушно исполняя любое его желание. В 1869 г. за эти заслуги хан был по-жалован титулом "высочества" и орденом Станислава I-степени с бриллиантовой звездой. Но кокандскому хану были важны не награды царского правительства, а его покровительство и помощь в подавлении народных восстаний. И царская власть, боявшаяся не меньше хана выступлений трудящихся, не скупилась на поддержку и помощь последнему в этом случае.

Все это накладывало свой отпечаток на характер, ход и этапы изучаемого восстания.

Особенности первого этапа восстания кыргызов 1873—1876 гг.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0