Раскопки и разведки в досоветском Киргизстане


Раскопки и разведки в досоветском Киргизстане

Описание городища Бурана и башни, выполненное В. П. Ровнягиным



Сведения о развалинах Бураны не прошли и мимо открывшегося в конце 1895 г. в Ташкенте Туркестанского кружка любителей археологии. На страницах издававшихся им «Протоколов» за первый же год его деятельности было помещено краткое описание городища Бурана и башни, выполненное В. П. Ровнягиным и присланное им в Ташкент вице- председателю кружка Н. П. Остроумову, который и зачитал его на очередном заседании 28 октября 1895 г. Из составленного описания, в ряде случаев конкретнее всех предшествующих, явствует, что пространство внутри стен буранинского городища («расположенного в 12 верстах к югу от Токмака») в то время было еще усеяно обломками жженых кирпичей и битой старинной керамической утварью. К северо- западу от него, в сторону развалин городища Ак-Пешин, В. П. Ровнягин отметил небольшие холмики-курганы; в этом он находил подтверждение того, что Бурана и Ак-Пешин представляют остатки одного огромнейшего города, развалины которого тянулись в длину с юго-востока на северо-запад верст на 15 и в ширину верст на 5. Бурану он считал аристократической частью города, а Ак-Пешин собственно городом с цитаделями, частными домами и тянувшимися в разные стороны улицами. Как строительную особенность самой буранинской башни В. П. Ровнягин отметил разницу в составе растворов внутренней кладки и наружной облицовки («цемент внутри глинистый, а при облицовке известковый»).

Кроме общего описания башни, он указал на ее высоту (77 футов), диаметр основания (до 20 футов) и высоту призматического основания (до 13 футов). Башня охранялась, к входу в нее была приставлена лестница. Вокруг башни, как это было видно на присланной им
Н. П. Остроумову фотографии, был разбит садик. В заключении В. П. Ровнягин отметил, что киргизские предания о Буране и Ак-Пешин не очень разноречивы, но все осведомители относят историю Бураны к глубокой древности.

К вопросу о башне Бурана Туркестанский кружок любителей археологии возвратился еще раз на заседании 16 октября 1897 г., заслушав доклад об узгенских памятниках. Вице-президент кружка Н. П. Остроумов обратил внимание собравшихся на сходство узгенской «башни» с башней Бурана. При этом он «высказал предположение, что обе они служили минаретами при мечетях, в настоящее время уже раз-рушившихся, и что, может быть, сооружение их относится к одному и тому же историческому периоду». Разрешить вопрос о более точном определении этого периода в то время кружку не представлялось возможным.






В 1897 г. вышел из печати упоминавшийся выше отчет В.В. Бартольда о поездке в Среднюю Азию в 1893—1894 гг. В нем автор привел подробный разбор исторических сведений о долине реки Чу и сопоставил их с результатами своих наблюдений на месте, как бы подводя итоги предшествующих работ по изучению городища Бурана. При этом он отказался от высказанного им раньше предположения о на-хождении Баласагуна, столицы караханидов, а затем и кара-хытайских гурханов, на месте развалин Бурана. Ему казалось, что, если только известия о нахождении Баласагуна в долине реки Чу соответствуют действительности, то «его с большей степенью вероятности можно отождествлять с Ак-Пешином, причем Бурана в таком случае могла составлять какое-нибудь загородное предместье... Для окончательного решения вопроса о Баласагуне мы не имеем достаточно данных».

Одновременное появление нового труда Д. Хвольсона о преторианских намогильниках из Семиречья исчерпало к тому времени материал о христианских гальках Джетысу. На этом остановилось и непосредственное изучение городища Бурана, на долгое время прекратился приток свежих вещественных материалов; охладел интерес, возбужденный новизной открытия христианских средневековых памятников. Внимание столичных ученых и местных краеведов было отвлечено на разрешение других вопросов. Стадия предварительного исследования Бураны была завершена.

Прежний интерес к объекту постепенно остыл и у местного населения. По традиции еще справляли саиль у Бураны. Выезжали туда иногда и на прогулки. В теплое время проводились очередные гапы. Но уже мало обращали внимания на новые находки. Некоторое время спустя прекратилась и охрана минарета. Исчезла приставная лестница. Разросшийся было садик с 1900 г. подолгу оставался без полива и начал чахнуть. Ко времени работ в районе Бураны перед первой мировой войной Чуйской изыскательской партии Отдела земельных улучшений по орошению в Семиреченской области у самого минарета остались только два полузасохших ствола и несколько таких же погибавших деревьев на месте бывшего сада. Вскоре и они были срублены жителями села Покровского после волнений в Туркестане в 1916 г.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0