Изучение отрядом Средазкомстариса в 1927-29 г.г. городища Бурана


Изучение отрядом Средазкомстариса в 1927-29 г.г. городища Бурана

Определение даты постройки башни Бурана



Расчистка непосредственно примыкающих к минарету (при заложении описанного незначительного стратиграфического шурфа) культурных наслоений показала, что они состоят сплошь из строительного мусора разных возрастов. В верхнем слое до 20 см мощностью были встречены кости животных, главным образом баранов. Ниже стали попадаться фрагменты керамической посуды преимущественно неглазурованной и отчасти зеленой поливы. На глубине 1 м начали встречаться крупные куски корчагхумов, черепки глазурованной утвари XI—XII вв. и одиночные фрагменты утвари. Последние лежали на откосе бутовой кладки. При частичной расчистке в отвале минарета небольшой старой ремонтной кладки был встречен поливной керамический черепок XI в. Это могло служить намеком, что в указанном столетии под влиянием толчков землетрясений памятник уже нуждался в ремонте, хотя возможно, что черепок попал в замазку щели, образовавшейся позднее.

Когда появились первые мусульманские минареты для возглашения с них призывов на молитву, точно не установлено. Как известно, на первых порах их сооружение в некоторых частях сложившегося арабского халифата встречало иногда даже известный протест, как недопустимое подражание языческим культовым башням и христианским колокольням. Но уже в первых веках широкого распространения ис-лама в разных районах, где он стал господствующей религией, появилось несколько типов минаретов. Одни из них, в частности, в Средней Азии представляли собой самостоятельные сооружения в виде круглых в плане башен, иногда очень крупных размеров.

В Туркестане вопрос о минаретах был поставлен перед местными краеведами еще в 1909 г. При этом трудности в их изучении часто возникали сразу же в связи со сложностью определения даты создания тех или иных объектов. Коснулось это и башни Бурана. Еще в
1926 г. такой активный исследователь среднеазиатской архитектуры, как Б. Н. Засыпкин, утверждал, что следующим за минаретом Куня Ургенча (который он датировал XI в.) «надо поставить минарет в г. Бухаре XII в., минарет в кишлаке Узгенте и башню Бурану близ Токмака Пишпекского района, около того же времени».






По поводу заключения Б. П. Засыпкнна необходимо сделать некоторые уточнения. Датировка XI в. сохранившегося в Куня Ургенче минарета основана на найденной в земле в 1900 г. в пределах этого городища свинцовой плите с надписью, что некий минарет построен хорезмшахом Абул-Аббасом Мамуном II в 401 г. х. (1010/11 г. н. э. ). Где точно находились развалины этого минарета, не установлено. Есть достаточно оснований полагать, что надпись относится не к стоящему до сих пор на городище Куня Ургенч минарету, а к другому, который высился там еще в конце XIX в.

Не вызывает никаких сомнений приводимая автором «Китаб-и Мулла-заде» датировка 521 г. х. (1127 г. н. э.), в котором при Арслан хане Мухаммеде сыне Сулеймана в Бухаре у Масджиди-Калян был отстроен большой минарет, известный в народе под названием «Башни смерти». Что же касается минаретов Узгена и Бураны, то сооружение их нельзя датировать «около того же времени» (т. е. началом
второй четверти XII в.), так как они возведены намного раньше и отнюдь не одновременно. Узгент, лежавший на оживленной торговой дороге из Ферганы через Ош в Кашгар, уже в X—XI вв. являл собой зажиточный по тому времени городской административный пункт. До наших дней в нем сохранились от феодальной поры стоящий отдельно полуразрушенный минарет и расположенные впритык один к другому три мавзолея. Южный имеет две даты — 582 г. х. с указанием разных месяцев. Одна из них не совеем точно опубликована в 1897 г. Туркестанским кружком любителей археологии— 1186/7 г. н. э. вместо 1187 г. Вторая — с указанием месяца мая 1186 г. х.— прочитана
М. Е. Массоном в 1927 г. на месте. Тогда же из-за невозможности достать лестницу в связи с охватившим район активным басмаческим движением М. Е. Массону удалось издали с земли заметить на портале Северного мавзолея в персидской надписи только дату «в день среды четвертого месяца раби 547 г. х.» (середина 1152 г. н. э.), а в арабской надписи имя караханидского правителя тюрка Тогрул Кара-хакана Хусейна сына Хасана сына Али.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0