Изучение отрядом Средазкомстариса в 1927-29 г.г. городища Бурана

Изучение отрядом Средазкомстариса в 1927-29 г.г. городища Бурана

Обследование Бураны для начала восстановительных работ



Убедительного ответа на вопрос, что это был за город — работы на Буране 1927 г. не дали. По-прежнему непоколебимым оставалось высказывание В. Томашека, что именно в окрестностях Токмака была столица тюркского хакана, но без точной локализации ее местоположения. В. В. Бартольд когда-то считал, что в окрестностях Токмака следует искать город Сарыг. Позднее, после посещения Бураны, он в своем отчете о поездке в Среднюю Азию в 1893—1894 гг. с рядом оговорок высказывал предположение о тождестве городища Бурана с Баласагуном и одновременно допускал, что оно может быть загородным предместьем последнего, если только тот находился на месте Ак-Бешима. Небезынтересным оставалось и мнение, высказанное В. Д. Городецким после его совместной поездки с
А. Э. Шмидтом по Семиречью в 1925 г. и заключавшееся в отождествлении городища Бурана с Невакетом. В приводимой в арабских источниках различной транскрипции названия этого города можно предполагать указание авторов на «процветание», «богатство», в другом начертании — можно перевести как «новый город», учитывая относительно более позднее его формирование по сравнению с другими городами долины. Как выяснилось лишь много позднее из оставшейся в свое время неопубликованной рукописи
В. Д. Городецкого, аргументация в части признания Бураны за Невакет строилась на указании расстояния между этим городом и Пенджикетом в один фарсах. Более убедительного отождествления Бураны с каким-либо средневековым городом отряду Средазкомстариса в 1927 г. получить не удалось.

Зато ряд новых наблюдений и фактов дало обследование самой башни этого городища. Для выяснения состояния нижних ее частей и выявления их возможных деформаций по договоренности с архитектором М. М. Логиновым с восточной стороны у выступающего угла восьмиугольного основания минарета был заложен небольшой стратиграфический шурф. Постепенно он был доведен до глубины 1,8 м от уровня современной поверхности земли. При этом выяснилось, что ряды кладки башни, находящиеся ниже современной поверхности, были разрушены добытчиками кирпичей не менее, чем наружные. Одновременно убедились, что в кладку при сооружении памятника наряду с хорошо изготовленными кирпичными плитками попадали и «недожиг» и «пережиг», и при этом не целые, а разбитые на куски.



Размер целых кирпичей 25,3X25,3X4-5 см. Скреплявшие их растворы были различными: так, швы внутренних рядов (толщиной от 18
до 24 мм) лишь в нижней части заполнялись тонкой прослойкой в 2—4 мм алебастрово-лессового раствора (ганчхак), наложенного непосредственно на кирпич, и следом — значительно более толстым слоем земляного раствора, на который укладывали следующий ряд кирпича, имевшего сверху вновь тонкий слой ганчхака и т. д. Только в наружных рядах кладки употреблялся сплошной алебастровый раствор с примесью кусочков толченых кирпичей и лишь отчасти земли.

На глубине 1,5 м был обнаружен слой сплошной кладки в один ряд кирпичей, поставленных на ребро и уложенных «в елку». Измерения показали, что внешний край этой кладки выступает наружу от лицевой поверхности граней восьмиугольного основания более чем на 30 см. Ниже начиналась каменная кладка на растворе с примесью угля, которая постепенно расширялась и понижалась на расстоянии около 0,5 м от края кладки и поставленных на ребро кирпичей она оказалась облицованной правильно выточенными продолговатыми каменными плитами (30X15 см), положенными «рустиками» с разделкой швов двумя бороздками. Всего в этом месте шурфа сохранилось 4 ряда кладки на высоту, считая со швами, 0,65 см. Уровень ее нижнего ряда лежит на глубине около 1,8 м от современной поверхности земли. Бутовая кладка с ее фасадной плиточной обшивкой принадлежит более широкому, чем восьмиугольная часть башни, основанию в виде стилобата.

В плане оно может быть квадратным (или квадратным со скошенными углами) либо правильным восьмиугольником. Промежуток в 0,45 м между рядом кирпичей, стоящих ребром, и четвертым рядом каменной облицовки, вероятно, так-же был задекорирован, вернее всего такими же плитками. Наблюдения показали, что над вертикально стоящими кирпичами на одном уровне с ними прежде находилось не менее пяти рядов кирпичей, уложенных плашмя.

Полученные результаты были признаны М. М. Логиновым достаточными для ведения изначальных ремонтных работ сезона. Для получения более детальных данных, в том числе глубины прочного фундамента, необходимо производство значительных по масштабу земляных работ с расчисткой нижних частей вокруг всего памятника, затраты на которые не могли быть произведены на сумму, отпущенную Средазкомстарисом на ремонт Бураны. За отсутствием дополнительных ассигнований дальнейшие земляные работы были перенесены на будущее.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0