Раскопки и разведки в досоветском Киргизстане

Раскопки и разведки в досоветском Киргизстане

Описание башни Бураны В. Д. Городецким



В октябре того же 1886 г. инспектор народных училищ Семиреченской области В. Д. Городецкий осмотрел развалины башни Бураны и по просьбе профессора Томского университета В. М. Флоринского направил ему сообщение о своих наблюдениях. Они, при некоторых недочетах, оказались наиболее детальными из всех, появившихся в печати ранее описаний башни. В. М. Флоринский поместил текст
В. Д.Городецкого полностью в своем капитальном труде о памятниках доисторической жизни первобытных славян.

Вероятно, за счет опечатки надо отнести указание, будто башня Бурана находилась «в 8 верстах» к юго-западу от Токмака. Автор в дальнейшем указал, что она была расположена «внутри четырехугольника, образуемого рекою и валом значительных размеров, но не в середине его ... Ближайшая к башне сторона вала открыта, но не на всем протяжении. Северо-восточная часть четырехугольника прилегает к упомянутой реке, которая подмывает эту сторону, обнаруживая кирпичи бывших здесь построек и черепки глиняной посуды.

В одном месте этой стороны найдены были две глиняные водопроводные трубы. Площадь четырехугольника имеет около 3—4 квадратных верст и заключает в себе пять «курганов», из которых два можно назвать громадными, остальные меньше, но тоже значительной высоты и объема. Кроме того, около башни со стороны, обращенной к Токмаку, находятся развалины бывшего строения с массой обожженного кирпича». Дальше В. Д. Городецкий привел довольно подробное описание общего вида и устройства башни, высота которой в то время, по измерению, произведенному одним из местных топографов, достигала 12 сажен. Почти монолитная кладка минарета, внутри которого вьется лишь узкая винтовая лестница, по мнению В. Д. Городецкого, дает основание для заключения, что «это сооружение соответствует не башне в нынешнем смысле, а компактной колонне или столбу». Он отметил отсутствие следов лестницы, по которой в древности могли бы проникнуть во входное отверстие, находящееся на высоте 5 аршин от современного уровня земли. Приведя довольно подробное строительно-архитектурное описание башни, состоящей из правильного восьмиугольного основания и высящегося на нем круглого ствола с внутренней лестницей, автор обратил внимание на наличие на стене слева от окна вырезанных надписей, «по-видимому, арабскими письменами».



В конце «вступительной части» упомянутого труда В. М. Флоринского приложены в качестве иллюстраций рисунки: «Вид башни Бурана с запада в 1886 г.», ее разрез и фото общего вида башни 1891 г. На фото видна надпись: «П. Борель» — очевидно, имя лица произведшего снимок.

При посещении Бураны В. Д. Городецкий, вероятно, осмотрел и раскопки соседнего несторианского кладбища. В этом же 1886 г. он препроводил в Археологическую комиссию несколько снимков с несторианских намогильных галек.

В конце 1886 — начале 1887 г. Д. А. Хвольсон в трех предварительных статьях и заметках поделился результатами дешифровки надписей некоторых намогильных галек и установил их принадлежность к XIII—XIV вв. Он обратил внимание на довольно значительное количество камней, относящихся к 1648—1650 гг. (датированных по селевкидской эре, т. е. 1338—1339 г. н. э.) с указанием: «умер от чумы».

Из этого Д. А. Хвольсон сделал вывод, что эпидемия чумы, свирепствовавшая в Западной Азии и в Европе в 1347— 1351 гг., в Средней Азии началась на 8—9 лет раньше.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0