Б. Л. Тагеев увековечивший образ Курманджан датки в литературе


Б. Л. Тагеев увековечивший образ Курманджан датки в литературе

Борис Леонидович Тагеев


Среди множества документальных свидетельств, увековечивших образ Курманджан датки, есть и литературное произведение. Ее автору посчастливилось не только многократно встречаться с Алайской царицей, но и быть в числе близких знакомых этой знаменитой женщины. Речь идет о писателе, который покорил в конце XIX века российских и западноевропейских читателей своими замечательными очерками и рассказами о жизни в Центральной Азии.

Публиковались они в основном в периодической печати под восточным псевдонимом Рустам-бек.

На самом деле создателя бестселлеров зва­ли Борисом Леонидовичем Тагеевым. Служил он вольноопределяющимся в российской армии. До­служился до чина поручика. А в свободное от служ­бы время достиг высот литературного творчества. Но, если вы скажете, что из азиатского в нашем герое был лишь писательский псевдоним, будете совершенно не правы. Поскольку он - не кто иной, как... потомок персидского шаха! Дело в том, что дед Бориса Леонидовича родился в Персии от одной из многочисленных жен шаха. И звали его Бакир ибн Мухаммед Тахки.

Отпрыска знатной фамилии привезли в Петербург, окрестили по православному обряду и дали фамилию Тагеев. Так в российской столице появилась новая семья. Впоследствии дала она для России немало способ­ных инженеров, учёных, врачей и литераторов.

Это не единственная из удивительных историй, которые мож­но рассказать про Б. Тагеева. Помимо всего прочего, он был близ­ко знаком с создателем «Записок о Шерлоке Холмсе» - английс­ким писателем Артуром Конан Дойлем.

Знакомство произошло ори весьма интересных обстоятельствах. К началу Второй миро­вой войны, в 1914 году, по совету будущего военного министра Великобритании лорда Китчнера Борис Леонидович вступил доб­ровольцем в батальон журналистов Британского волонтерского корпуса, где вскоре стал вице-председателем с присвоением чина подполковника. Другой военнослужащий этого подразделения - А. Конан Дойль - был его подчиненным. О том, помимо прочего, свидетельствует одна из сохранившихся поныне пяти фотогра­фий смотра батальона, где оба писателя стоят рядом.

Но вернемся в последние годы жизни Курманджан датки. В то время вольноопределяющийся Тагеев служил в Средней Азии прапорщиком 1-го Туркестанского линейного батальона российской армии. Будучи участником предпринятых в период с 1892 по 1895 год памирских походов, стал «летописцем» одно­го из героев этой военной кампании М. Ионова. К тому времени уже прекрасно владел персидским и узбекским языками, а так­же слыл знатоком нравов местных кыргызов. Вот на этом этапе жизни Бориса Леонидовича свела судьба с Алайской царицей.






Плодами их взаимоотношений стали несколько замечательных произведений, например, опубликованный в 1898 году в 4-м номере журнала «Нива» очерк «Царица Алая», а также вышед­ший в свет в 1900-м сборник очерков и рассказов из боевой жизни «Русские над Индией» и опубликованный двумя годами позже в Варшаве другой аналогичный сборник - «На Востоке». Во всех трех упомянутых нами произведениях личность датки предстает перед читателем различными гранями. Некоторые фрагменты дублируют друг друга, подчеркивая некоторые наи­более значимые стороны характера Курманджан.

Автор книг обстоятельно знакомит читателя со всеми ос­новными событиями жизни родоправительницы Алая. Б. Тагеев в предисловии к сборнику «Русские над Индией» пишет: «Желая придать описанию походов на Памир более живой и интересный характер, я, насколько возможно, старался скрасить сухость опи­сания одних военных действий отрядов бытовыми сценами по­ходной и туземной жизни, историческими и этнографическими очерками, местными легендами, а также рассказами из боевой жизни завоевателей Туркестана, надеясь на снисходительность читателя за те погрешности, которые, несомненно, найдутся в моей книге».

Но именно в «бытовых сценах походной и туземной жизни», за которые автор будто извиняется перед читателем, содержит­ся бесценный для нас биографический материал об Алайской царице. Добавим к тому представленную в одном из рассказов удивительно яркое и эмоциональное описание местной приро­ды: «Что за чудная картина открылась перед нами! Над головами возвышались огромные каменные великаны, сплошь покрытые арчою, с белеющими снежными вершинами, спереди чернелось Талдыкское ущелье, а позади широко раскинулся зеленою бархат­ною равниною «Ольгин луг», замкнутый со всех сторон горами, на котором маленькими серенькими грибочками виднелись раз­бросанные юрты киргизских аулов и громадный стада рогатого скота и верблюдов».

Выдающейся покоритель Средней Азии М. Е. Ионов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0