Походы Тимура на Могулистан в 1370-1375 г.г.


Походы Тимура на Могулистан в 1370-1375 г.г.

Походы на Могулистан в 1370-1375 г.г.


Низам ад-Дин Шами сообщал о набегах могульских эмиров Урунг-Тимура (или Узбек-Тимура) на восточные районы Мавераннахра. Тимур под предлогом наказания их в 772/1370—71 г. (или в следующем году) отправился с войском на восток. Он прошел через области Ферганы и Узгенда, покорил весь Могулистан до Кара-Ходжи и отдал его Кепек-Тимуру (у Шами — Урунг-Тимуру). Тимуридские историографы (Шами, Иезди, Самарканди) преувеличивали успех этого похода завоевателя. В то время Тимур не мог дойти до Турфанского оазиса. Он опустошил лишь юго-западные части Могулистана и дошел до Кочкорской долины. В скором времени его ставленник Кепек-Тимур поднял мятеж и против него Тимур отправил войско во главе с военачальниками Бахрам Джалаира, Аббас-Бахадура и др. В пути среди воинов джалаиров возник заговор во главе сотника Тизакчи против Бахрама. Однако последний и другие военачальники узнали об этом и приняли меры безопасности. Войска Тимура и Кепек-Тимура столкнулись на берегу какой-то реки, но не смогли одолеть друг друга и заключили мир. На обратном пути Бахрам казнил заговорщиков.

Заключенный мир с Кепек-Тимуром вызвал гнев Тимура. Он лично выступил с многочисленным войском в поход на Могулистан, прошел через Сайрам, Ианги (название г. Тараза в позднесредневековых письменных источниках) и Чуйскую долину, дошел до местности Сангиз-Йагач (Сансыз-Йагач — бесчисленные деревья) в Прииссыккулье. На этот раз Кепек-Тимур при приближении противника бежал на северо-восток в глубь степей Могулистана. Войско Тимура «захватило много пленных, обильную добычу и победное знамя, хранимое создателем, отправилось обратно с добычей, не поддающейся счету и исчислению». Вполне возможно согласиться с утверждением К. А. Пишулиной, что походы Тимура в Могулистан до этого носили разведывательный грабительский характер. По Шараф ад-Дин Йезди и Фасиху Хавафи, поход Тимура произошел в 772/1370—71 г., а у Низам ад-Дин Шами — в следующем году.

В начале 1375 г. Тимур в третий раз отправился на Могулистан с целью установить свою власть: «Ради интереса управления могульскими ильями (в значении улус, государство и его население — О. К.) (Тимур) принял решение отправиться в поход (йуреш) в ту область»,— писал Муин ад-Дин Натанзи. Не достигнув местности Катван из-за сильного холода, Тимур вернулся в Самарканд.

В марте 1375 г. он снова выступил в поход на Могулистан Его войска прошли через Сайрам, долины Талас Чу и направились к р. Или. В местности Чарун (на р. Чарын) местный житель при допросе сообщил: «Он (Камар ад-Дин), собрав свои войска, расположился в местности Кок-Тобе, ожидает Хаджибека и не ведает о движении Вашего войска». Тимур выслал передовой отряд во главе с сыном Джехангиром (по Муин ад-Дин Натанзи во главе авангарда стоял Омар-шейх, другой сын Тимура) против Камар ад-Дина для внезапного нападения, а сам двинулся вслед за ним. Но Камар ад-Дин, узнав о приближении противника, отступил в труднодоступную местность Баркай и Гурийан, где в трех ущельях протекали три реки. Он пересек две и на третьей укрепился. Джехангир с наступлением утра атаковал его и Камар ад-Дин бежал с поля битвы с остатками сил. Подошедший Тимур послал на поиск иль Могулистана своих эмиров, которые захватили большие богатства и пленных в долине реки Или.






Тимур отправил Джехангира вслед за Камар ад-Дином, а сам вернулся в местность Байтак (Пайтак), где пробыл 50 или 53 дня. За это время Джехангир разграбил Уч-Фирман (Уч-Пирман, Уч-Барман, Уч-Турфан), преследовал Камар ад-Дина, который скрывался в горах Тянь-Шаня, но сумел бежать в неизвестном направлении. Царевич захватил в плен жену Шамс ад-Дин дуглата Буйан-агу (или Тйан-агу) и ее дочь Дилшад-агу- Тимур, получив известие об этом, выступил из Байтака и в районе Кара-Касмака (В. В. Бартольд отождествлял его с перевалом Заильского Ала-Тау) присоединился к Джехангиру с пленными и награбленными богатства¬ми. Далее они отправились в Атбаши, а затем Арпа-Йазы (долина Арпа на Центральном Тянь-Шане), где Тимур отпраздновал свою свадьбу с Дильшад-агой. По рассказам тимуридских историографов, здесь один из могульских эмиров Мубарек-шах из племени мекрит-меркит устроил пышную встречу Тимуру. Этот факт еще раз свидетельствует о раздробленности Могулистана и о том, что не все предводители племен признавали власть Камар ад-Дина. Тимур из Арпа-Йазы через Узгенд вернулся в Самарканд.

Тимур в этом походе, как и в последующих, не смог покорить Могулистан и объединить его с Мавераннахром, т. е. восстановить единство бывшего Чагатайского улуса.

Видимо, причины этой неудачи кроются в том, что население Семиречья и Тянь-Шаня, будучи основной частью Могулистана и против которого были направлены все походы Тимура, составляли скотоводческие племена. При нашествии войск Тимура, они откочевывали в глубь северо-восточных степей Могулистана или укрывались в труднодоступных местностях Тянь-Шаня. При уходе завоевателей беглецы вновь возвращались на свои кочевья.

Это повторялось при каждом походе Тимура. В такой ситуации он направлял свои отряды на поиск местопребывания ханов, предводителей Могулистана, стремился истребить их силы и ограбить население не успевших откочевать улусов. Из каждого похода Тимур возвращался к себе с массой пленных и награбленными богатствами. Временами отдельные ханы, предводители племен Могулистана, формально считали себя вассалами Тимура. Но до конца жизни ему так и не удалось окончательное завоевать восточную половину бывшего Чагатайского улуса.

Первые ханы Могулистана. Ильяс-Ходжа

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0