Первые ханы Могулистана. Тоглук-Тимур


Первые ханы Могулистана. Тоглук-Тимур

Первые ханы Могулистана


После убийства хана Казана в восточной части Чагатайского улуса усилились центробежные силы. Об этом Махмуд Ибн Вали писал: «Каждый могульский эмир стал претендовать на независимость и самовластие, поднял знамя противодействия и распрей». В такой ситуации один из дуглатских эмиров Пуладчи (Буладжи) решил найти потомка Чагатая и под его именем создать новое независимое государство. В 1348 г. он привез из долины Или Аксу царевича Туглук-Тимура и посадил его на престол, объявив внуком чагатайского хана Дувы. Сведения восточных авторов о происхождении Туглук-Тимура расходятся: Мухаммед Хайдер и Бабур называют его сыном Есен-Буки, сына Дувы, а Шараф ад-Дин Йезди, Гияс ад-Дин Хондамир (XVI в.), Фасих Хафави и Хафиз-и-Таныш — сыном Эмиль Ходжи (Иль-Ходжа), Огул-Ходжа (Анман-Ходжа) другого сына Дувы. Махмуд ибн Вали и Абул-Гази объединили Есен-Буку и Эмиль-Ходжу в одно лицо.

Махмуд ибн Вали писал: в (летописи) на могульском языке говорится, что эмир Пуладчи привез хана от калмаков в 16-летнем возрасте, в 18-летнсм возрасте (Тоглук-Тимур) стал ханом, в 25 лет стал мусульманином, а в 34 года умер.

Родился он в 730 г. х. (1329— 1330). Судя по последней дате, Туглук-Тимур не мог быть сыном Есен-Буки, который умер около 1318 г. Тем не менее Абул-Гази подтверждал и подробно излагал эту версию. По его рассказу Есен-Бука не имел детей от старшей жены Сатылмыш-хатун, и хан приблизил к себе невольницу Менли, которая вскоре стала беременной. Сатылмыш-хатун из-за ревности во время отсутствия мужа подарила невольницу Менли-хатун монголу по имени Шир-Огул и уговорила его откочевать вместе с ней к себе на родину. Когда Есен-Бука вернулся и узнал об этом, то по монгольскому обычаю не смог наказать жену за ее проступок. Так, хан умер без наследника.

Тогда эмир Пуладчи поручил некоему Таш-Темиру отыскать Менли-хатун, которая к этому времени имела уже двух сыновей: Туглук-Тимура — от Есен-Буки и Тимур-Мелика от Шир-Огула. Таштимуру с трудом удалось доставить Туглук-Тимура к эмиру Пуладчи. Как видим, данные восточных авторов о происхождении Туглук-Тимура противоречивы, но все они называют его внуком Дувы, сына Барака. В этом нельзя сомневаться. И не случайно, что Туглук-Тимур до конца жизни претендовал на власть над всей территорией Чагатайского улуса.

В управлении Могулистаном главенствующую роль играли братья эмира Пуладчи. Они один за другим были улус-бегами (первыми эмирами, визирями, министрами) страны об этом Хафиз-и-Таныш писал, что их братьев (эмира Пуладчи), было пять человек. Первый— эмир Тулак, второй — эмир Пуладчи, третий — эмир Шамс ад-Дин, о котором подробно рассказано в «Зафар-наме» при описании сражения названного лай («грязь»), четвертый — эмир Камар ад-Дин, пятый — эмир Шейх Даулат. Временами дуглатские эмиры могли стать фактическими правителями, а один из них — Камар ад-Дин, даже убил Ильяс-Ходжу и узурпировал власть в стране.

Однако приравнивать роль на место ханов и их эмиров в Мавераннахре и Могулистане было бы совершенно неверно. В первом вся власть находилась в руках тюркских эмиров, которые имели подставных ханов и марионеток.

А в Могулистане улус-беги были исполнителями воли своих ханов, или, в лучшем случае, разделяли с ними власть.

Туглук-Тимур, возведенный на престол эмиром Пуладчи, смог стать самостоятельным правителем. Столицей государства Могулистан был г. Алмалык (развалины на берегу р. Кегень, приток Или), бывшая ставка многих чагатайских ханов.

Власть Туглук-Тимура фактически или номинально распространялась на все тюрко-монгольские племена восточной части улуса. О. Ф. Акимушкин, интерпретируя данные Мухаммед Хайдера, писал, что в пределы Могулистана никогда не входила культурная область Восточного Туркестана со своими древними городами (видимо, за исключением Аксу). Но это его заключение не совсем верно. С самого начала образования государства Могулистан Турфанский оазис, хотя и номинально, все же входил в его состав. Нам известна грамота Туглук-Тимура от 1348 г. или 1360 г., где он как сюзерен обращается к идикутам Кара-Ходжо Чынтимиру и другим наместникам-владетелям, чиновникам оазиса Хами. По мнению О. Зотова, Турфан окончательно входил в состав Могулистана с 1369 г., а до этого он был его уделом. Следует отметить, что впоследствии Вейс-хан вел успешною борьбе с ойрат-калмыками за Турфанский оазис.

Юго-западная часть Могулистана тогда называлась «Манглай-Субе» («Авангардная область», «Солнечный край»).

Мухаммед Хайдер об этом писал: «Восточная граница ее—Кусан (Куча) и Тарбукур; западная граница— Шаш (Ташкент), Газ и Джакишман, из них последний расположен в вилайете Фергана; северная граница — Иссык-Куль, а южная — Джорхан и Сары-Уйгур. Всю означенную территорию, которой владел эмир Пуладчи, называют Манглай Субе. В те времена в этой стране было несколько городов. Самые большие из них: Кашгар, Хотан, Яркенд, Кашан, Акрикет, Андижан, Аксу, Ат-Баши, Кусан. Из числа этих городов эмир Пуладчи в качестве своей резиденции выбрал Аксу».

Как видим, вопреки мнений некоторых исследователей, территория Восточного Туркестана к востоку Куча-Лобнор не входила в состав удела Пуладчи. На наш взгляд, Мухаммед Хайдера как потомок дуглатских эмиров, искусственно включил Западную Фергану в наследственное владение своих предков. Но даже при жизни автора Ферганская долина находилась под властью тимуридов, а затем шейбанидов. Что касается ташкентского оазиса, то он во второй половине XIV в. входил в состав Белой Орды, а затем империи Тимура. Таким образом, область «Манглай-Субе» включала в себя восточную Фергану, западную половину Восточного Туркестана, на севере — до Иссык-Куля.

По рассказу Мухаммед Хайдера, этот удел Могулистана достался деду Пуладчи Уртубу (Уртубу-Бораку) при разделе Чагатаем своего улуса. Другие восточные авторы не подтверждают это. Наоборот, Рашнд ад-Дин писал, что в настоящее время (т. е. в XIII в.) не известен ни один из эмиров, который пользовался бы авторитетом и известностью.

На наш взгляд, феодальная знать дуглатов вышла на политическую арену в период борьбы джетинцев и караунасов, т. е. в первой половине XIV в.

Об этнической принадлежности дуглатов нет единого мнения. Одни относят их к монголам (Рашид ад-Дин, В. В. Бартольд), другие (Н. А. Аристов, С. А. Аманжолов, В. В. Востров, М. С. Муканов) отождествляют с тюркскими племенами дулу. По-видимому, дуглаты были одним из монгольских племен. Мухаммед Хайдер причисляет их к моголам (т. е. монголам). Они жили в Монголии и, после похода Чингисхана в Среднюю Азию, основная их часть расселилась в западной части Восточного Туркестана. Впоследствии дуглаты были отюречены и вошли в состав кыргызов и казахского народа под названием дулат, дуулат.







Мухаммед Хайдер о территории Могулистана писал: «Вместе с тем, что в настоящее время называют Могулистаном, как в длину, так и в ширину (это есть страна) на семь — восемь месяцев пути: на востоке она граничит со стороной калмаков — это Барскуль, Эмиль и Иртыш; на севере она ограничена Кукче-Тенгизом (т. е. Балхашем), Бум-Лишен и Караталом; на западе ее находится Туркестан и Ташкент; а на юге — область Ферганы, Кашгар, Чалыш и Турфан».

При Туглук-Тимуре эта территория составляла северную половину государства Могулистан, а в XVI в. (т. е. при жизни Мухаммед Хайдера) являлась самостоятельным владением кыргызов и казахов под тем же наименованием.

По Махмуд ибн Вали, Могулистан располагался между реками Сыр-Дарья и Карамуреном (среднее течение Эдзин-Гола). Следует отметить, что северная граница государства Могулистан (Балхаш — Черный Иртыш — Монгольский Алтай) до нашествия ойрат-калмыков не изменялась, а остальные пограничные области временами сужались или расширялись. Таким образом, в государство Туглук-Тимура входили Манглай-Субе (номинально), Восточный. Туркестан, Тянь-Шань, Семиречье и Джунгария.

Как и Караханид Сатук Абд ал-Керим Бугра-хан, Туглук-Тимур под лозунгом ислама решил расширить и укрепить свою власть. Выше отмечалось, что он в 24-летнем возрасте принял ислам, вслед за этим объявил его государственной религией, причем насаждал ислам среди подданных насильственным путем. Мухаммед Хайдер и Абул-Гази сообщают о принятии новой религии в один день 160 тысячами человек. Однако ислам не имел здесь такого успеха, как в караханидском каганате. Хотя население Могулистана было знакомо с исламом с X в. (вполне возможно, что некоторые роды и племена были даже мусульманами), но большая их часть оставалась язычниками.

Так, в XV в. среди жителей турфанского оазиса были последователи буддизма и ислама.

По рассказу Мухаммед Хайдера, Туглук-Тимур при поддержке отдельных представителей феодальной знати, особенно дуглатских эмиров, сумел укрепить свою власть на всей территории страны, в некоторой степени стабилизировал внутреннее положение и упорядочил сбор налогов с населения. До нас дошел фрагмент рукописи о жалобе к Туглук-Тимуру, где говорится, «что при всех прежних ханах, начиная с домонгольской эпохи, при распределении калана (налога) с жалобщиков-садовников (или садовладельцев) инджукалана не взимали, а теперь тяжелые для них времена, требуют от них оплату двойной дани». «Не исключено, что налоговые системы Масуд-бека и Кебека были восприняты ханами Могулистана.

В 1350-годах в Мавераннахре существовало несколько мелких владений, во главе которых стояли враждующие между собой эмиры, предводители тюркских и отюреченных монгольских племен. Туглук-Тимур, укрепив свою власть в стране, отправился в 1360 г. с войском для завоевания Мавераннахра. Недалеко от Ташкента он выслал отряд во главе с Улуг-Тиктимуром кераитом, Хаджибека аркенутом и Бекчика канглы к г. Шахрисябзу, владетель которого Хажибек, а также эмир Баязет племени джежалаир, бежали за Аму-Дарью. Остальные владетели, в том числе эмир Тимур, изъявили покорность, за что последний получил в удел г. Кеш. Но военачальники Туглук-Тимура начали грабить оседлое население и из-за дележа добычи стали ссориться между собой. Узнав об этом, хан отстранил их от командования войсками, в ответ на это военачальники подняли мятеж и направились в ставку Туглук-Тимура. Здесь они склонили на свою сторону начальника дивана и первого советника хана Оглан-Ходжу и вместе с ними отправились в Могулистан. По другим данным военачальники Туглук-Тимура из Мавераннахра прямо возвращались к себе и напали на деревню Кипчак. Хан также вернулся в Могулистан и подавил мятеж военачальников. Так, безрезультатно закончился первый поход Туглук-Тимура в Мавераннахр.

В 1361 г. он снова направился с войском на запад. На этот раз Туглук-Тимур подчинил себе всю территорию бывшего Чагатайского улуса до Аму-Дарьи. Об этом Мухаммед Хайдер писал: «Вся страна Мавераннахр уже была им захвачена и попала под его власть».

Почти все предводители племен, владетели того края, в том числе эмир Тимур, изъявили покорность Туглук-Тимуру. В Хоросан бежали крупные владетели Хаджи барлас и эмир Хусейн. Вслед за ними Туглук-Тимур пересек Аму-Дарью и нанес поражение Хусейну и Байан Салдузу. Последний попал в плен и был казнен. Войска Туглук-Тимура разграбили местных жите¬лей до Гиндикуша, Кундуза и вернулись в Мавераннахр, Хан Могулистана оставил своего сына Ильяс-Ходжу в Самарканде, а сам вернулся к себе. В это время умер улугбек страны эмир Пуладчи. Туглук-Тимур утвердил на его место малолетнего сына умершего Худайдада. Но на должность улугбека претендовал так¬же эмир Камар ад-Дин. Он заявил хану: «Права моего брата выше моих, но его сын, который слишком мал, ему еще не более семи лет; не достоин этого звания». По-видимому, хан не хотел иметь при себе сильного улус-бека и не отменил свой приказ. Камар ад-Дин сильно обиделся и стал врагом престола.

Правление Мавераннахром Ильяс-Ходжой длилось недолго. Его военачальники стали на путь грабежа и насилия над местным населением, а затем подняли мятеж против Ильяс-Ходжи и соправителя царевича эмира Тимура.

Воспользовавшись этой ситуацией, последний покинул Самарканд и при поддержке недовольных могулами народных масс и местной феодальной верхушки начал борьбу за власть в Мавераннахре. Тимур вернулся из Балха в область Термез. С небольшим отрядом вытеснил из этого региона могульские отряды, занявшиеся грабежом и насилием над местными жителями. Затем Тимур вместе с эмиром Хусейном отправился против Ильяс-Ходжи, находившегося около Кеша. В то время последний получил известие о смерти Туглук-Тимура и отправился в Могулистан, чтобы занять престол отца. В местности Каба-Матан около Ходжента его настигли Тимур и Хусейн. В битве с ними, несмотря на подоспевшие на помощь из Могулистана отряды, Ильяс-ходжа потерпел поражение. Многие могульские военачальники и сам царевич попали в плен. Но они были отпущены за большой откуп.

Туглук-Тимур умер в 764/1362—63 г. Он был похоронен на левом берегу реки Хоргос притоке реки Или. Развалины его мавзолея сохранились до наших дней. По рассказу мазарских шейхов, в гробнице хана похоронены также его жена Биби Карие и пятеро детей. Их могилы и склеп видели местные жители до сожжения здания мавзолея с салонами у фасада во второй половине XIX в. По рассказу тех же шейхов, Туглук-Тимур жил в местности Байнаман к западу от реки Кегень. Н. Н. Пантусов обнаружил там четыре турткуля, обнесенных стенами и валами. Он писал, что долина Байнаман очень красива и из нее видны все пункты Илийской долины. Между ними и мазаром Туглук-Тимура протекает река Кегень, по обоим берегам которой лежат остатки г. Алмалык, столицы Могулистана.

Образование государства Могулистан

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0