Первый курултай в Средней Азии «на луговьях Таласа и Кенджока»


Первый курултай в Средней Азии «на луговьях Таласа и Кенджока»

Курултай под главенством Хайду

.
По сообщению Рашид ад-Дина, весной 1269 г. монгольские царевичи собрались на свой первый курултай
в Средней Азии «на луговьях Таласа и Кенджока». Последний город упоминался еще в XI в. Махмудом Кашгарским.

Курултай прошел под главенством Хайду. Среди его участников были Барак, Монгу-Тимур, Кипчак и Беркечер. В. В. «Бартольд ставит под сомнение присутствие на этом курултае Менгу-Тимура, главу улуса джучидов. Хайду обратился к царевичам с предложением жить в мире и дружбе. Барак требовал от участников курултая выделить ему удел, как преемнику Чагатая, что и было сделано. Он получил две трети территории Мавераннахра, а остальная ее часть досталась Хайду и Монгу-Тимуру. При таком разделе Чагатайского улуса Хайду расширил свои владения на западе до Сыр-Дарьи и Ферганы включительно.

Участники курултая заключили между собой договор о том, «что впредь будут селиться в горах и степях и не будут бродить вокруг городов, не будут выгонять животных на нивы и предъявлять райатам (крестьянам — О. К.) несправедливые требования». Однако взятые царевичами обязательства выполнялись недолго. Барак некоторое время соблюдал и даже содействовал наведению порядка и восстановлению земледельческой культуры. Но в скором времени он снова стал грабить и чинить насилие над осевым населением, «угнал весь скот Мавераннахра и силою отобрал пожитки и имущество людей».

После отъезда Махмуд Ялавача в 1238 г. в Каракорум, великий каан Угэдэй назначил наместником Мавераннахра его сына Масуд-бека. Он оставался в этой должности при чагатайских ханах от Хара-Хулагу до Барака. Участники курултая 1219 г. оставили управление оседлым населением Чэтатайского улуса и владения Хайду Масуд-беку. По сведениям Рашид ад-Дина, он правил областью Бешбалыка и Кара-Ходжо, территорией от Хотана, Кашгара, Алмалыка, Каялыка, Самарканда и Бухары вплоть до берегов Джейхуна.

Масуд-бек провел денежную реформу. По мнению Е. А. Давыдович, она декретирована в 670/1271—72 гг. До этого денежное хозяйство в Чагатайском улусе не было упорядочено: в одной его половине (Мавераннахре) чеканились золотые монеты и медные посеребренные дирхемы, а в другой его части (северо-восточных районах чагатайского улуса) выпускались золотые (динары) и серебряные (дирхемы) монеты и медные фельсы. Теперь чеканка посеребренных дирхем была прекращена, а вместо них выпускались настоящие серебряные монеты, которые стали основой денежного обращения во всем Чагатайском улусе. На всех монетных дворах серебряные дирхемы выпускались одинакового веса и пробы.

По словам Джемаля Карши, при Масуд-беке был наведен порядок в управлении областями улуса и во взимании налогов. Он принимал меры по созданию в государстве изобилия, безопасности и покоя его жителей. Но нельзя забывать, что Масуд-бек был богатым купцом-откупщиком, он старался угодить чингизидам и беспощадно обирал оседлое крестьянское население при помощи подчиненных ему даругов и монгольских отрядов.

По словам Джувейни, при Масуд-беке было воздвигнуто медресе Ханийа и Масудийа. В каждом из них обучалось около тысячи студентов.

Масуд-бек скончался в 1289 г. в Бухаре. После него оседлыми областями и городами-Чагатайского улуса правили его сыновья— Абу-Бекр (умер в 1298 г.), Сатылмыш-бек (ум. в 702/1302—03 г.) и Суюнуч. Первые двое были назначены Хайду, а последний — Чапаром, причем ставка Суюнуча находилась в Кашгаре.

Участники курултая 1269 года поручили Бараку организовать поход за Аму-Дарью и расширить свой юрт за счет владений Абака-хана (1265—1282) - преемника Хулагу. "По рассказам Рашид ад-Дина, летом 1270 года, он с огромным войском направился против Абака-хана. Хайду по просьбе Барака послал к нему на помощь большой отряд во главе с потомком Угэдэя Кипчака и Чапата, которые получили предписание в случае необходимости вернуться, не вступая в сражение. После переправы через Аму-Дарью один из эмиров Барака Джалаиртай во время винопитья оскорбил Кипчака, который под этим предлогом вернулся со своим войском к Хайду. Чапат, оставшийся под сильным надзором Барака, улучил удобный момент и бежал со своим отрядом! В Мавераннахре на него напал сын Барака Бек-дамург правитель Кеша и Нахшеба, и Чапат спасся лишь с десятью всадниками.

Решающее сражение между Абака-ханом и Бараком состоялось 22 июля 1270 года под Гератом, и последний потерпел жестокое поражение. Он спасся с немногочисленными остатками своего войска. Очень кратко об этом военном событии рассказывает и Марко Поло.

Хайду мечтал о поражении Барака от Абака-хана, чтобы покончить с ним и стать владельцем всего Чагатайского улуса. Поэтому он дал секретное указание своим родичам, отправленным на помощь Бараку, возвратиться назад до начала битвы с Абака-ханом.

Когда Барак вернулся из Хорасана, он решил наказать своих эмиров, военачальников, родичей, обвинив их за поражение. Но они один за другим бежали от него или разъехались по своим юртам. В это время самого
Барака разбил паралич и он вынужден был обратиться за, помощью к Хайду. Барак послал к нему своего брата Ясара. Хайду знал, что когда Кипчак бежал от Барака, последний послал Ясара и других за беглецами, а за ним — Джалаиртая с войском, чтобы схватить и доставить его обратно. Хайду сросил об этом Ясара, который все отрицал.







Тогда Хайду взял его под стражу и сказал: «Я тебе задал вопрос, ты дал ложный ответ. Как же кто-либо Вам поверит?»

Затем он послал к Бараку гонца с ложным ответом о том, что на помощь ему отправлено несколько тысяч всадников.

На самом деле Хайду выступил с двумя туменами (десять тысяч) войск, чтобы покончить с Бараком, который в то время находился около Чача (Ташкента). По приезду на место Хайду известил Барака о себе, но советовал ему вернуться к себе, сославшись на то, что сам Барак уже справился с разбежавшимися противниками - родичами. Тогда Хайду окружил его лагерь, узнав об этом Барак «из страха такого положения той же ночью умер».

В ставку Хайду прибыли Мубарек-Шах, его родственники Чапай и Капан с дарами и покорностью. Раньше, при вступлении на престол в г. Узгенде, Барак захватил все богатства Алгуя и Эргэнэ-хатун. Но теперь Муберк-шах по разрешению Хайду забрал их себе. Мубарек-шах «две драгоценных жемчужины, что были в ушах Ноке-хатун, жены Барака - О. К.), он извлек своими руками и взял (себе)».

В письменных источниках отсутствуют какие-либо известия о провозглашении Хайду ханом на курултае в 1269 г. Тем не менее, судя по некоторым историческим фактам, он считался главой всех чингизидов улуса Угэдэя и Чагатая. По сообщению Рашид ад-Дина, Хайду имел право собирать дань во владениях всех участников курултая, мог поставить начальниками пограничных областей с владениями джучидов, Хулагидов и Хубилая своих сыновей. После смерти Барака его войска присягнули непосредственно Хайду.

Подытоживая изложенные события, связанные с именем Барака и курултаем в Таласе, можно сказать, что Хайду в 1266—1270 г. образовал самостоятельное государство в Семиречье и Средней Азии и начал борьбу с Хубилаем за всемонгольский трон. Благодаря своему организаторскому и полководческому дару он сумел создать хорошо обученное войско. По этому поводу Марко Поло пишет: «Хайду, коль хорошенько постарается, так может выставить в поле более ста тысяч всадников, всех храбрецов к войне и к сражениям привычных». Направляя послов к другим чингизидам, он разъяснял им свои права как наследника Угэдэя, первого преемника Чингисхана. В одном из его писем говорится: «Ведь завещали нам Чингисхан и наши деды-предки строго соблюдать правила наследования хаганского престола! Но ныне вы, дорогие нояны-старшие и младшие братья, отвергаете и нарушаете завещание наших отцов-предков, не обращая на него внимания, и отдаете по недоразумению хаганский престол изменникам! Я сам законный наследник хаганского престола. Хубилай же, предавшись Китаю и отбросив обычаи, установившиеся в Монголии, отверг и нарушил завещания отцов и дедов. Но если вы все будете опираться на такого человека и поддерживать его, то это ли не будет изменой отцам и дедам? Хорошенько обдумывайте и решайте».

Здесь Хайду обвинил Хубилая в том, что он нарушил обычай отцов и дедов верности кочевой жизни и перенес столицу государства монголов в Китай. Именно это обвинение собрало вокруг Хайду много сторонников из чингизидов.

В то же время Хубилай подготовил свою армию для контрудара по претенденту. Он назначил правителем Монголии и главнокомандующим войском своего сына Нумугана (Номухан), который по прибытии в Каракорум принял все меры для отражения нападения Хайду. О начале военных действий Хайду против Хубилая сообщает Марко Поло, проезжавший в то время через Среднюю Азию и Восточный Туркестан. По его рассказу в 1266 г. Хайду со своим двоюродным братом Жесударом (Есударом) организовал поход против двух князей— Тибая и Чибану, подвластных Хубилаю. В сражении с обоих сторон участвовали по сто тысяч всадников. Хайду благодаря своей храбрости одержал победу, а противники царевича спаслись лишь бегством.

Далее Марко Поло пишет, что Хайду два года жил мирно, а затем собрал большое количество войск и отправился в 1269 г. против сына Хубилая Нумугану, находящегося в Каракоруме. Последний выступил навстречу ему с шестьюдесятью тысячами всадников.

В битве, где-то на западе от Каракорума, было убито много воинов с обеих сторон, но противники не могли одолеть друг друга. Тогда Хайду решил вернуться к себе в Самарканд, а Нумуган не стал его преследовать.

Рашид ад-Дин связывает начало мятежа Хайду с событиями происходившими через три года после прекращения борьбы Арик-Буки с Хубилаем в 1264 г. По этому поводу автор пишет, что Хайду в союзе с Кунджи внуком Джучи сразбил и разграбил Нарина-владетеля поблизости реки Иртыш, подвластным Уругташу, сыну Мунке-хана. В ответ на это Хубилай организовал поход во главе со своим сыном Нумуганом. В нем участвовало много чингизидов. Но на пути возник заговор во главе с Ширеки, внуком Угэдэя и Тук-Тимура, братом Хубилая. Ночью они схватили их обоих, Нумугана и его брата Кокеджу, отослали их к Менгу-Тимуру, (глава Золотой орды — О. К.)» а Хантун-нойона — к Кайду. Но в дальнейшем союз заговорщиков распался, они стали воевать между собой или с местными царевичами, главным образом на Монгольском Алтае и в Джунгарии. Б резулшате этого данный поход Хубилая претив Хайду закончился безрезультатно. Кстати, Хантун-нойон — глава эмиров Хубилая в походе оставался при Хайду до смерти великого хана.

Начало политической карьеры Хайду

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0