Гимн Сталину


Гимн Сталину

Поэтическое словоблудие


В 1936 г. лучшими поэтическими силами Киргизии было написано, одобрено высшим органом республиканской парторганизации и издано массовым тиражом стихотворение. При его чтении возникали разные чувства. Оно довольно большое, поэтому приведем лишь извлечения. Итак: «Письмо трудящихся Киргизстана великому вождю народов, отцу всех трудящихся товарищу Сталину»:

~Ты — родник нашей жизни, Сталин.
Крепость нашей жизни ты,
Наше славное знамя, Сталин!
Вечно молодо имя твое,
И звучит оно гимном, Сталин,
И сияет у нас в глазах!
Наших помыслов — ты исток,
Озаряешь ты весь Восток.
Запад весь озаряешь ты,
Светишь ты на двух полюсах,
И весь мир согреваешь ты.
Незакатное солнце — Сталин!
Ты — звезда наша красная, Сталин!
В хаосе мировых разрух.
Ты — маяк незатменный, Сталин!
Наш учитель, отец ваш, друг,
Ты — наш голос и ты — наш слух,
Совесть мира кристальная, Сталин!
Всем делам нашим даешь полет,
Силам нашим размах даешь,
Крыльям нашим даешь разворот,
С нами — что ни мгновенье — ты,
В каждом сердцебиенье — ты,
Наше вдохновенье, Сталин!
Наша вода могучая — ты,
Наша кровь кипучая — ты,
Солнце — самое лучшее — ты!
Мудрость неистощимая — ты!
Мужество неколебимое — Сталин,
Радость неомрачимая — Сталин,
Ты несокрушимый боец,
Счастья нашего ты творец,
Ты грядущего счастья кузнец.

Кто же был автором столь возвышенного гимна Сталину официально принятого Чрезвычайным съездом Советов Киргизстана? По этому поводу имелось и специальное постановление бюро ЦК КП(б) Киргизии от 26 июня 1937 г.:

"Считать авторами письма киргизского текста тт. Токомбаева и Бокомбаева, соавторами русского текста, производившими поэтическую обработку письма тт. Пеньковского, Тарловского и Тыныстанова.

Во всех изданиях придерживаться текста, принятого пятым Чрезвычайным Съездом Советов Киргизской ССР и запретить кому бы то ни было исправление в текстах."




Но вскоре репрессии стали вырывать из рядов поэтов лучших и пришлось принимать новое решение об авторстве.

Посягать же на сам текст-послание великому вождю и его изъятие никто не посмел. 9 ноября 1937 г. бюро ЦК КП(б) Киргизии принимает соломоново решение: «В связи с тем, что в письмо включены как авторы, ныне разоблаченные враги народа Тыныстанов, Токомбаев и исключенный из партии как буржуазный националист Бокомбаев, считать необходимым немедленно переиздать это письмо на русском и киргизском языках».

Кирглавлит обязывали по мере выхода нового издания обеспечить изъятие всех предшествующих* публикаций.

Это касалось лишь официального обращения к своему вождю.

В отношении же других произведений репрессированных — они изымались безоговорочно. Решением бюро ЦК Компартии Киргизии от 1 августа — в день ареста во Фрунзе киргизского поэта и ученого-лингвиста, профессора Касыма Тыныстанова и крупнейшего русского ученого-востоковеда, профессора Е. Д. Поливанова опросным путем среди членов бюро ЦК принимается решение изъять из обращения все произведения Тыныстанова, как изданные, так и в рукописи.

Но этого казалось мало: буквально через три дня — 4 августа 1937 г. бюро ЦК принимает новое, более полное решение:
«1. Обязать все РК, ГК ОТ (б) Киргизии до 15 августа закончить изъятие из обращения литературы, авторами которой являются разоблаченные враги народа.

2. Запретить использование изъятых книг на какие бы то ни было цели».

Изымались не только книги «врагов народа», но и книги, в которых были их имена. Так, по решению бюро ЦК 16 августа изымается книга Алексеева и Поддана В. «Иссык-Куль» (изд-во «Московское товарищество писателей», 1933 г.) как «восхваляющая контра революционера националиста Абдрахманова и контрреволюционера-троцкиста Урываева».

Репрессии обрушились и на деятелей просвещения и культуры в республике. И одной из первых необоснованных жертв стал Т. Джолдошев.

Арест О. Тынаева

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0