Памятники древнетюркской письменности


Памятники древнетюркской письменности

Орхоно-енисейские тюркские памятники


Эти рунические письменности найдены в основном на территории Енисея, Монголии и долины Таласа. В них содержатся очень ценные сведения о тюркских народах, в том числе кыргызах. Орхоно-енисейским руническим алфавитом пользовались многие тюркские народы Центральной Азии в течение VI—XI вв. О принадлежности этой письменности существуют различные точки зрения. Не случайно видные тюркологи их относят к енисейским кыргызам. В этой связи С. Е. Малов писал, что он присоединяется к мнению академика В В. Радлова и профессора В. Томсена о принадлежности енисейских рунических памятников кыргызам. Игнорировать высказывания этих видных тюркологов нельзя. Во всяком случае, енисейские кыргызы, как и другие тюркские народы Центральной Азии, пользовались рунической письменностью.

С. Е. Малов. Памятники древнетюркской письменности. М.-Л., 1951.

Памятник в честь Кюль-тегина. Этот памятник най-ден в 1889 г. русским исследователем Н. М. Ядринцевым в долине Кошо-Цайдам, на берегу р. Орхон, притока Селенги. Царевич Кюль-тегин (ум. в 731 г.) был братом кагана Восточного Тюркского каганата Бильге (Могиляна).
Текст: (затем) они скончались(1). В качестве плачущих и стонущих (т. е. для выражения соболезнования) (пришли) спереди, из (страны) солнечного восхода, народ степи Беклийской(2), (а также) табгач(3), тибетцы, авары(4) и Рим, киргизы, уч-курыканы(5), отуз- тэтапы:6), кытай и татабийпы(7), столько народов, придя, стонали и плакали: столь знаменитые каганы были они.

Справа (т. е. на юге) народ табгач был (ему) врагом(8) , слева (т. е. на севере) народ токуз-огузов (под начальством) Баз кагана был (ему) врагом, киргизы, курыканы, «тридцать татар»(9), кытай и татабы все были (ему) врагами. ...был Барс-бег(10), мы в то время (или: при тех обстоятельствах) даровали (ему) титул кагана и дали (ему в супружество) мою младшую сестру-княжну. (Но) сам он провинился, (а потому) каган умер (т. е. он сам был убит), а народ его стал рабынями и рабами. Говоря: «Пусть не останется без хозяина страна Кёгменская»,— мы завели порядок в немногочисленном (т. е. пришедшем тогда в упадок) народе киргизов. Мы пришли, сразились и снова дали (страну для управления киргизу?). (В честь моего дяди кагана) я поставил во главе (вереницы могильных камней) «балбал» киргизского кагана(12).

Когда Кюль-тегину было (двадцать шесть?) лет, мы предприняли поход на киргизов. Проложив дорогу через снег глубиною с копье и поднявшись на Кёгменскую чернь(13), мы разбили киргизский народ, когда он спал; с их каганом мы сразились в черни Сунга. Кюль-тегин сел на белого жеребца из Байырку, бросился в атаку, одного мужа (т. е. воина) он поразил стрелою, двух мужей заколол (копьем) одного после другого. При этой атаке он погубил белого жеребца из Байырку, сломал ему бедро. Киргизского кагана мы убили и племенной союз его взяли(14). В том (же) году мы пошли против тюргешей, поднявшись в Алтунскую чернь(15) и переправясь через реку Иртыш.




Памятник в честь Тоньюкука.

Этот памятник найден в 1897 г. Д., и Е. Клеменцами на берегу р. Селенга у почтовой станции Налайха. Он поставлен в честь Тоньюкука, полководца и советника трех каганов Восточно¬тюркского каганата,— Кутлугчура (Ильтереса, ум. в ,693 г.), Капагана (Мочжо, ум. в 716 г.) и Бильге (Могиляна, ум. в 734 г.)

Текст: Каган народа табгач был нашим врагом. Каган (народа) «десяти стрел»(16) был нашим врагом. Но больше всего был нашим врагом киргизский сильный каган. Эти три кагана(17), рассудив сказали: да пойдем мы (походом) на Алтунскую чернь. Так они рассудили и сказали: да отправимся мы в поход на восток против тюркского кагана. Если мы не пойдем против него, как бы то ни было, он нас (победит)... Тогда я задумал... будем воевать (против киргизов?)... сказал я. Когда я услышал, что дорога на Кёгмен (только) одна и она завалена (снегом), я сказал: не годится, если идти этим путем... Я искал знатока той местности и нашел человека из степных азов(18). «Моя родная земля Аз... (Там) есть одна остановка, если отправиться по (реке) Аны(19), то до ночлега там (останется) ход одной лошади»,— сказал (он). Я сказал: если ехать той дорогой, то (это) возможно. Я задумался и моего кагана я просил. Я приказал двинуться войску; я сказал, садись на коней! Переправясь через Ак-Тэрмель, я приказал остановиться (тыловым) лагерем. Приказав сесть на лошадей, я пробил дорогу сквозь снег, я взошел (с другими) вверх (горы), ведя лошадь на поводу, пешком, удерживаясь деревянными шестами (на лыжах?). Передние люди протоптали (снег), и мы перевалили через вершину с растениями. С большим трудом мы спустились, и в десять ночей мы прошли до склона (горы), обойдя (горный, снежный) завал. Местный путеводитель, сбившись с пути, был заколот. Когда испытывались лишения, каган говорил: «Попытайся быстро отправиться! Да отправимся мы по реке Аны». Мы шли вниз по течению этой реки. Чтобы пересчитать (свое войско), мы приказали остановиться, а лошадей привязали к деревьям. И ночью, и днем мы быстро скакали. На киргизов мы напали во время (их) сна... проложили путь копьями. Хан их и войско их собрались. Мы сразились и победили. Хана их мы умертвили. Киргизский народ вошел в подчинение кагану и повиновался (ему). Мы вернулись, мы пришли обратно, обойдя Кёгменскую чернь. Мы вернулись от киргизов. От тюргешского кагана пришел лазутчик.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0