Раскопки и разведки в досоветском Киргизстане

Раскопки и разведки в досоветском Киргизстане

Раскопки Ф. В. Пояркова на городище Бурана



В конце XIX столетия Семиречье привлекло к себе внимание ряда всероссийских археологических организаций в связи с неожиданными открытиями. Летом 1885 г. работавший по съемке культурных земель Джетысу землемер В. А. Андреёв, видный краевед, владевший несколькими местными языками, автор ряда литературно-этнографических работ, в том числе переводных народных произведений с узбекского и таджикского языков, обнаружил в районе Пишпека крупное средневековое христианское кладбище с большим числом намогильных галек, на которых были высечены декоративные кресты, «якоря» и надписи на неизвестном языке. Несколькими днями позже подобное же кладбище с аналогичнымй намогильными гальками было обнаружено врачом Ф. В. Поярковым в 1,5 версты южнее минарета Бурана, ближе к Александровскому хребту. Первые сведения об этом в печати опубликованы Ф. В. Поярковым (сообщение через редакцию газеты «Восточное обозрение», помещенное в № 44 за 1885 г. от 14 ноября). В нем он писал, что «в 14 верстах от села Большой Токмак, в середине заброшенной крепости (т. е. городища Бурана. — М. М.) стоит высокая башня из прекрасного жженого кирпича, частично разрушенная от времени, а частью разобранная окрестными жителями, как и окрестные сооружения, руины которых проступают на поверхности земли. Кто построил саму крепость и башню, старожилы не знают. Сама башня в техническом и архитектурном отношении хороша и жаль, что она может скоро совсем разрушиться».

Ф. В. Поярков в трех местах нашел более 20 камней с изображениями креста и надписями на неизвестном языке. Кресты были на всех камнях, надписи же на некоторых отсутствовали. На одном камне было изображение, напоминавшее русский «каток», которым молотят хлеб. Позднее Ф. В. Поярков произвел небольшие разведочные археологические вскрытия на городище Бурана. При этом в непосредственной близости от башни он обнаружил следы окружавших ее монументальных кирпичных сооружений с остатками мусульманских захоронений.



Расшифровка в Петербурге надписей на камнях с крестами из окрестностей Пишпёка и Бураны, представляющих собой несторианские эпитафии, вызвала повышенный интерес к тамошним кладбищам в научных кругах столицы и Москвы. При усилившихся поисках новых подобных объектов было найдено несколько галек-кайраков с арабскими надписями. Окрыленный открытиями Ф. В. Поярков предполагал на собственные средства начать со следующего года более подробные разведки, но тогдашняя столичная археологическая комиссия возложила изучение обоих семиреченских кладбищ в 1886 г. на старшего чиновника особых поручений при семиреченском военном губернаторе Н. Н. Пантусова. Тот, в свою очередь, самое ведение археологических раскопок доверил ученому садоводу пишпекского казенного сада А.М. Фетисову. Работы в основном были сосредоточены на кладбище близ Пишпека. На поверхности этого кладбища было зарегистрировано 611 намогильных галек. Здесь А.М. Фетисовым было вскрыто 85 могил, а на кладбище у Бураны — 34.

Из отчета, представленного Н. Н. Пантусовым в Археологическую комиссию, и его краткого сообщения Русскому археологическому обществу видно, что автора интересовали только общие вопросы о способах погребения джетысуйских несториан, безотносительно, на каком кладбище имела место та или иная могила. Поэтому затруднительно установить, какие из находок следует приурочить к захоронениям у Бураны. По-видимому, типы погребений были более или менее общими в основных чертах на обоих кладбищах. Покойников клали или в особые вместилища на дне одиноких или семейных могил на глубине около двух метров (и даже меньше) от поверхности земли, или в боковые ниши. Тело помещали головой на запад, ногами на восток, лицом на север или вверх, а затем присыпали землей. Боковые стороны могилы выкладывали сырцовыми кирпичами или досками, а сверху погребение перекрывалось разгрузочным сводиком из двух наклонных сырцовых кирпичей. В некоторых случаях голова или помещалась в особой нише, или прикрывалась жерновом. Могила доверху засыпалась землей, а поверхность покрывалась жженым кирпичом. На скелетах были обнаружены остатки истлевших одежд, медные браслетики, просверленные раковины, бусы, перстни и серьги, в основном из сплава меди и серебра. Шесть экземпляров серег были золотые. На кладбище из Бураны на шейных позвонках одного покойника был найден крестик.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0