Вопросы этнической истории кыргызов



Вопросы этнической истории кыргызов

Споры о происхождении кыргызов всё ещё актуальны


Из всего разнообразия данных, которыми располагает этнография, для решения этой проблемы С. М. Абрамзон уделял особое внимание показаниям этнонимики и народных преданий. С использованием этой новой методики СМ. Абрамзон, основываясь на этнографических и фольклорных материалах, впервые убедительно показал, что этнические и этногенетические связи кыргызов Тянь-Шаня, наряду с местными корнями, имеют своей исходной территорией Алтай (Абрамзон, 1971. С 22). Эта идея, однако, не была полнее развита СМ. Абрамзоном, который, не считая себя специалистом-текстологом, отказался от широкого использования сведений восточных источников.

Он сделал также другой основополагающий вывод о том, что «если в настоящее время давно стала очевидной невозможность отождествления енисейских и тяньшаньских кыргызов, то столь же очевидна необоснованность полного отрицания и некоторых этногенетических связей между ними» (Абрамзон, 1971. С 18). Это положение имеет большое значение для исследований этнической истории кыргызского народа и по существу носит методологический характер.

Следующим важнейшим этапом в разработке проблемы этногенеза и этнической истории кыргызов стала публикация первого тома четвертого издания «Истории Киргизской ССР» (1984 г.). В ходе подготовки этого тома, где этногенезу кыргызов была посвящена специальная глава, коллективом авторов были суммированы итоги длительной научной работы и выдвинут ряд новых, принципиально важных положений, вызвавших широкий общественный резонанс в Киргизии. Составители раздела по этногенезу, среди которых был и автор этих строк, исходя из изложенной выше концепции о сложении народности из двух главных компонентов, выделили три основные эпохи в истории формирования кыргызов:

а) древнюю (сакский, сако-усуньский и гунно-усуньский периоды на Тянь-Шане);
б) раннесредневековую (кыргызский на Енисее, тюркский, тюркско-карлукский и карлукско-караханидский периоды на Тянь-Шане);
в) позднесредневековую (кимакско-токузогузско-кыргызский на Алтае, моголо-кыргызский и кыргызский в Прииртышье и на Тянь-Шане).

Однако эта концепция тогда вызвала острую реакцию со стороны творческой интеллигенции Киргизии, которая категорически отвергала алтайский этап развития центрально-азиатского компонента кыргызов и отстаивала устаревшую концепцию об их прямом переселении с Енисея на Тянь-Шань в середине IX в. В известной мере следствием обсуждения концепции, изложенной в I томе Истории Киргизской ССР, явился научный сборник «Вопросы этнической истории киргизского народа» (Фрунзе, 1989 г.), где большинство авторского коллектива (О. Караев, Ю. Худяков, В. Бутанаев, Т. Чороев) выразили иную точку зрения по рассматриваемой проблеме. По мнению этих исследователей, процесс формирования центрально-азиатского протоядра кыргызского народа завершился уже до 840 г. в Минусинской котловине. Часть племен переселилась на Тянь-Шань в результате военного похода кыргызов в 843 г. в города Бешбалык и Аньси. В дальнейшем именно эта группа кыргызов сыграла основную роль при формировании кыргызской народности (Вопросы этнической истории. 1989. С. 35, 52-54).

Таким образом, перечисленные выше ученые выступили против концепции алтайского этапа развития кыргызского этноса. По их мнению, такой подход означает умаление вклада енисейских кыргызов в формирование средневековой кыргызской народности к западу от Минусинской котловины. Однако на Алтае происходили иные процессы - с участием части енисейских кыргызов на другой территории и в другой исторический период.

Следовательно выделение алтайского этапа нисколько не принижает роль енисейских кыргызов в становлении центрально-азиатского компонента кыргызского народа а лишь показывает поступательное развитие этноса в эпоху так называемой кыргызского великодержавия, когда регион Алтая и Прииртышья стал актив но осваиваться енисейскими кыргызами.

К сожалению, во второй половине 1980-х и начале 1990-х годов XX столетия научная разработка этой актуальной проблемы в Кыргызстане была практически свернута. Ее обсуждение перешло главным образом на страницы газет и популярных изданий, где главными были не проблемы происхождения этнической истории народа, а генеалогия кыргызских родов и идеализация енисейского этапа истории.

Тем не менее 23-24 сентября 1994 г. в г. Бишкек состоялась Международная конференция на тему «Кыргызы: этногенетические и этнокультурные процессы в Центральной Азии в древности и Средневековье». В ходе обсуждения представленных на конференции докладов выявились следующие основные подходы к проблеме этногенеза, этнической истории и формирования традиционной культуры кыргызов.

На самом древнем этапе формирования центрально-азиатского компонента в этногенезе все большее значение приобретают фактические данные, указывающие на доминанту генеалогического родства кыргызов Тянь-Шаня с тюркскими народами Центральной Азии и Южной Сибири, в первую очередь с племенами государства енисейских кыргызов. На следующем, среднем этапе развития этого компонента определяющее значение имели этнические процессы, происходившие в период широкого расселения енисейских кыргызов на Алтае (в широком географическом значении этого понятия). Переселение алтайских кыргызов на Тянь-Шань произошло во второй половине XV в., и этот процесс связан с распадом государства Моголистан, откуда монгольские племена были вытеснены кыргызскими племенами (История Киргизской ССР. 1984).

Процесс формирования центрально-азиатского протоядра кыргызского этноса завершился уже до 840 г. в Минусинской котловине. Основной путь переселения кыргызов с Енисея на Тянь-Шань шел еще в середине IX в. через Монголию и Восточный Туркестан, где они первоначально консолидировались в горах Восточного Тянь-Шаня, овладели некоторой частью территории Таримского бассейна и впоследствии продвинулись на территорию современного Кыргызстана. В дальнейшем именно эта группа кыргызских племен сыграла основную роль при формировании современной кыргызской народности на Тянь-Шане (Вопросы этнической истории. 1989. С. 35, 52-54).

Дискуссия развернулась вокруг этих двух концепций относительно сроков и места формирования центрально-азиатского компонента в этногенезе кыргызского народа и хронологии его перемещения на Тянь-Шань, которые были изложены еще в процессе написания первого тома «Истории Киргизской ССР» и его обсуждения на страницах сборника «Вопросы этнической истории кыргызского народа».

Несмотря на значительное расхождение двух концепций относительно центрально-азиатского компонента, в целом участники конференции единодушно констатировали, что завершающие этапы формирования кыргызского народа протекали на Тянь-Шане в XV-XVIII вв. Здесь происходили процессы взаимодействия и взаимовлияния двух его основных компонентов - древних и средневековых племенных объединений Притяньшанья с переместившимися сюда из Южной Сибири кыргызскими племенами.

Эта научная конференция явилась важным этапом возрождения исследовательской работы по этногенезу и культурогенезу кыргызского народа. В результате исследователи нашли точки соприкосновения по древнему и последнему тяньшаньскому этапу этнической истории. Однако такие проблемы, как расселение кыргызских племен в эпоху так называемого кыргызского великодержавия, характер и время продвижения кыргызов с Енисея на Алтай
и с Алтая на Тянь-Шань, а также алтайский этап развития центрально-азиатского компонента, все еще остаются дискуссионными.

Этот важнейший период этнической истории в историографии изучен крайне слабо из-за того, что все исследователи, как правило, интересовались только ранними этапами этногенеза кыргызов и занимались выяснением дискуссионного вопроса: когда же кыргызские племена переселились на свою нынешнюю родину? Как отмечалось выше, академик В. В. Бартольд предположительно отнес последний этап переселения на Тянь-Шань к середине XV в., связывая это событие, впрочем, с движениями ойратов на запад и подразумевая при этом енисейских кыргызов.

В настоящее время для более четкого определения причин, этапов и путей передвижения кыргызских племен из Алтая и Прииртышья на Тянь-Шань требуется обстоятельный сопоставительный анализ сведений письменных
источников с материалами археологии, данными эпоса «Манас» и ряда исторических преданий.

Концепции известных историков по этногенезу кыргызского народа


Оставить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent