Сакская царица Томирис


Сакская царица Томирис

ТОМИРИС -ЦАРИЦА САКОВ


В первом тысячелетии до н.э. на громадных просторах от Дуная до Енисея и Восточного Туркестана кочевали со своими стадами родственные народы, которых персы называли саками, а греки — скифами. Предполагают, что термин «сак» означал «могучий муж» (воин). Саки были древними обитателями гор и долин Тянь-Шаня. Об этом свидетельствуют не только наскальные рисунки и отдельные случайные находки, но и клады. Всего на территории Кыргызстана известно девять кладов, схороненных саками.

В VI — V вв. до н.э. среднеазиатские саки были объединены в два крупных союза племен саки-тиграхауда и саки-хаумаварга. На территории современного Кыргызстана, в ее северных районах жили саки-тиграхауда, а в
южных — саки-хаумаварга.

Саки говорили на восточно-иранском языке. По черепам, обнаруженным археологами на Алае, в Центральном Тянь-Шане и Кетмень-Тюбе, удалось установить, что они имели европеоидный облик. Лишь некоторые
саки имели налет монголоидных признаков.

Видимо, саков-тиграхауда имел в виду древнегреческий историк Геродот, когда сообщал: «Саки же (скифское племя) носили на головах высокие островерхие тюрбаны, плотные, так что стояли прямо. Они носили штаны, а вооружены были сакскими луками и кинжалами. Кроме того, у них были еще сагарисы — боевые секиры».

Учеными достоверно установлено, что саки являются предками современных тюркоязычных народов, в том числе кыргызов.

Саки поклонялись богу неба Тенгри, Солнцу и Луне, считали священыми Землю-мать, Реку-мать. Эти верования саков лежат в основе назва¬ний некоторых сибирских рек. Например, река Лена — древнетюркское название «Элеана», т.е. Лена-мать, Енисей — «Эне-су» — река-матушка.

Саки вели кочевой образ жизни, занимались, главным образом, скотоводством. Однако им было уже в то время известно и земледелие. Саки — кочевники первыми изготовили и применили боевую колесницу. С юных лет их сыновья и дочери были великолепными наездниками, образовали самое сильное государство своей эпохи. Они научились выплавлять не толь¬ко бронзу, но и железо.

Отличались саки воинственностью и храбростью, они были известны своими высокими боевыми качествами, особенно как прекрасные кавалеристы. Крепкие, мужественные саки могли не слезать с коня в течение нескольких суток подряд, спать, положив голову на гриву коня, а затем снова участвовать в кровавой битве.

Сакские женщины занимались не только приготовлением пищи и воспитанием детей. Наравне с мужчинами они принимали участие в боях и в воинском искусстве ничем не уступали им. Готовясь к будущим сражениям, они в юности удаляли правую грудь, чтобы она не мешала держать в руке копье и саблю. Женщины иногда даже возглавляли сакские племена. Томи-рис (Тумар) - царица саков-массагетов, жила приблизительно в 570—520 гг. до н.э. Массагеты в истории известны под именем «великие саки».

Из летописи известно, что Томирис (Тумар) была царицей сакских племен, имела сына по имени Спаргапис. Ученые до сих пор высказывают противоречивые мнения о том, вдовой какого сакского царя была Томирис и кто были ее предки.

Персидский царь Кир II (Великий Кир), завоевавший страны Ближнего Востока, Северную Индию, Парфию, Хорезм, Арейу, Бактрию, Согдиану и Вавилон, вплотную подошел в землям саков. Кир знал, что царица Томирис была вдовой.

Поэтому, стоя на берегу реки Сырдарьи, он посылает приветствие царице через своего посла.

- Выходи за меня замуж! Пусть и твой народ будет подвластен мне,— сказал опьяненный победой Кир.

- Если бы речь шла только обо мне, то я бы согласилась. Но когда решается судьба моего народа, я не могу принять твое предложение! — ответила царица Томирис.

- Тогда назови место встречи! — передал обозленный Кир в очередном послании царице.

- Это правильно! - ответила Томирис. - Ты ведь гость. Я не буду встречать тебя у самой бурной реки. Я со своим войском буду ожидать, отступив от реки на три дня пути. Ты переправь свои войска через реку! И тогда на
широком просторе мы будем сражаться.

Царица Томирис выполнила свое обещание. Кир, переправив войска через реку, направился к месту встречи.

Ученые склоняются к мнению, что войска Кира и воины Томирис столкнулись в сражении в Таласской долине.

В этой битве Кир был убит. Отрубленная голова Кира была брошена в мешок, наполненный кровью, со словами Томирис: «Ты жаждал крови, так пей ее!» Геродот в своем труде «История» пишет, что это была самая жестокая из всех бита, в которых участвовали саки. Персидские войска, оставив на сакской земле отрубленную голову царя Кира, обратились в бегство.

После этой победы царица Томирис многое годы возглавляла великую сакскую страну.

Легенда о Томирис, рассказанная древними летописцами, повествует: Персидский царь Кир II (Великий Кир) после завоевания государств Лидии, Маргианы, Вавилона, Финикии, Хорезма, Согдианы, приблизительно в 530 г. до н.э. устремился на землю саков. Для борьбы с могущественной армией Кира Томирис должна была собрать столь же сильную армию. Войско собралось со всех земель саков, включая Семиречье, Иссык-Куль и горы Ала-Тоо.

Томирис, царица саков, кочевавших от Хазарского моря до Семиречья, жила в большой двенадцатистворчатой юрте, покрытой белым войлоком с красными и черными узорами-украшениями. Рядом, в центре лагеря, возвышался просторный голубой шатер, который служил ей резиденцией для приемов. Вот и сегодня она сидела в шатре и обдумывала ход заседания Совета старейшин, где обсуждались стратегия и тактика действий на случай агрессивного вторжения персов.

- Скоро узнаем, с чем пожаловал посол, - задумчиво произнесла Томи¬рис. - Если с миром, устроим пир. Но и войной Киру нас тоже не испугать!

А в это время посол Иса Пехлеван сидел в гостиной, расположенной около лагеря на холме, и ждал приема.

Из его головы не выходили напутствия Кира: «Я посылаю тебя к сакам, живущим к востоку от Хазарского моря.

Помни! Ты представляешь меня, нашу великую Персию, ее мощь и мое величие. Я хочу знать все о кочевниках - об их обычаях и обрядах, укладе жизни и боевых порядках войск. Ничему из увиденного и услышанного не удивляйся.

Будь горд, недоступен, но вежлив. Его раздумья прервал голос. На пороге юрты стоял командир охраны царицы.
- Господин посол, царица может принять.

Когда посол вошел в шатер, то его взору предстала царица, сидевшая в центре на тахте из слоновой кости, подлокотники которой были отделаны золотыми пластинами со сценами охоты. Под троном был дорогой красно-желтого цвета ковер ручной работы с изображением барса, впившегося в шею горного архара.

Стройную фигуру Томирис облегали чуть-чуть великоватые для нее защитные доспехи в виде кольчуги с защищающими грудь золотыми пластинами с вычеканенными на них изображениями хищных птиц и зверей. На голове блестела корона из золота. Тонкую гибкую талию стягивал широкий кожаный пояс.

Гордая осанка, правильно очерченный профиль лица, прямой взгляд - все говорило о царственности, несгибаемой воле и благородстве.

Вся она было будто неземная, сошедшая к этим людям с небес. Женщина эта славилась среди саков отменной красотой — удлиненное с тонкими чертами лицо с голубыми глазами. На коленях — сакский меч, рукоятка его отделана серебром.

За царицей по рангу расположились вожди и знатные вельможи. Посол, по привычке высказав уважение, чуть наклонил голову, а затем, выпрямившись и не сводя глаз с Томирис, начал:
- Мой правитель, царь царей Кир, передает тебе, царица степей: «Я, Кир, царь четырех сторон мира и Вселенной, желаю тебя, царица саков, иметь своей женой...»

Когда посол закончил, наступило тягостное молчание. Взоры всех обратились к Томирис. Она произнесла:
- Посол! Передай своему повелителю. Во-первых, Кир не может не знать, что я замужем и счастлива. И мне не нужен другой, даже если он царь царей. Во-вторых, мне кажется, что Киру я не нужна. Ему нужно мое царство, простирающееся от Мангыстауских степей до Семиречья, с незабываемым степным пейзажем и терпким ароматом полыни. В-третьих, мы мирный народ. Гостей принимать умеем, по обычаю предков уступаем почетное место в юрте. Но если кто с мечом заявится, за себя сможем достойно постоять.






В бытность свою послом великой Персии Иса Пехлеван не помнил, чтобы с ним так разговаривали - на равных, уверенные в своей силе и правоте.

Выйдя из шатра царицы, посол проходил через плотные ряды амазонок, охраняющих Томирис. «Да, - отметил он про себя, - эти варвары переняли опыт других варваров, савраматов». Он быал там с посольской миссией. Девушки савраматов до замужества наравне с мужчинами участвовали в сражениях.

...Когда посол вернулся обратно с ответом, Кир его внимательно выслушал и жестко произнес:
- Ну что ж, не хотят мира, силой подчиним!

...Двухсопысячное войско двинулось в сторону сакских степей, поднимая столбы пыли до самого горизонта. Шли быстрым маршем и очень скоро подошли к реке Яксорт.

Кир стоял и смотрел на противоположный берег, откуда могла появиться сакская конница. Он колебался...

Если начать переправляться, то неожиданно появившийся враг перебьет половину всех войск точным попаданием стрел. А если не переправляться, подумают, что струсил царь Вселенной, испугался каких-то полудиких варваров.

Но появившийся на противоположном берегу всадник стал переправляться и вскоре предстал перед персами.

Гонец начал, обращаясь к Киру: - Моя царица Томирис передает: «Мы хотим знать, с чем пожаловал ты, царь персов?

Если с добром, приходи, гостем будешь. А если с войной, то тебе лучше уйти. Не думай, что напугала нас твоя армада.

Не такое видели. Напоследок, Кир, если хочешь сразиться со мной лично, я готова, скажи, где на нашей стороне или там, где стоишь. Если же будешь переправляться через реку, это будет означать, что ты пришел к нам с войной. Но атаковать мы не будем при переправе, негоже проливать кровь на берегу священной для нас реки. Мы встретим вас на суше. Прощай, Томирис».

Кир переправился на противоположный берег и тем самым дал понять, что намерения его немирные.

Совершив однодневный поход вглубь степи, он остановился, как только его дозорные заметили дым костров и силуэты сакских всадников на холме. Совершив первый намаз и съев поминальных овец и волов, персы стали готовиться к бою.

Внезапно над степью загудели трубы, послышалась барабанная дробь. Персидское войско начало построение.

Заметались, забегали тысячники, десятники. Царь Кир стоял на ближнем холме и наблюдал. Впереди встала пехота.

Воины вставали плечом друг к другу, прикрываясь щитами, как живая крепость, за ними - лучники, метатели, затем - легкая конница. Завершала построение тяжелая конница. В стороне от поля боя, в лощине, Кир расположил свой десятитысячный отряд - цвет персидской армии.

Не успела персидская армия занять исходные позиции и сосредоточиться, как неожиданно, словно буря, налетела сакская конница. Казалось, что ничто не может остановить эту стремительно движущуюся массу. Но конница резко остановилась на незначительном расстоянии от пехоты — и засвистели стрелы в сторону врага. Около сотни персов тут же упали на
землю.

Первые сакские стрелки, выпустили все стрелы, уступили место второму эшелону, а сами поскакали в свой лагерь за новыми.

Вот уже полетела вторая волна стрел. Персы падали уже не сотнями, а тысячами. «Да, есть чему поучиться у этих варваров», — подумал Кир, наблюдая за полем боя.

«Если мои лучники, покорившие полмира, стреляют, натягивая тетиву на грудь, то массагеты натягивают тетиву до уха на полную руку — значит, выше убойная сила и дальность полета стрелы. Если мои воины стреляют только вперед перед собой и только с правой руки, то кочевники стреляют одинаково метко с обеих рук», — сделал он для себя неутешительный вывод.

Видя, что всадники врага пошли в очередную атаку, Кир передал: «Бейте не по всадникам, а по коням. С пешими легче справиться». Это дало определенный эффект. Многие массагеты остались пешими, хотя они все равно посылали свои стрелы. Пехота персов пропустила свою легкую конницу, которая яростно ринулась на пеших саков.

Перегруппировавшись, пехота персов яростно ударила с левого фланга, а тяжелая с правого. Понемногу персы начали теснить саков, особенно на левом фланге, выстроившись клином. Кир уже подумывал послать свежие силы из резерва на этот фланг, смять и обратить степняков в бегство.

Но Томирис опередила его. Наблюдая за ходом боя, она уловила момент, когда надо принимать незамедлительные меры,и выпустила верблюжий полк. Верблюды-великаны, ревя и двигаясь, как горы, оттеснили врага на прежние позиции. Персы бросили в бой тяжелые колесницы, которые боковыми серпами и ножами стали косить пехоту и конницу. Царица выпустила вперед лучников, метателей копий и дротиков, которые сбивали ездоков, и кони, потеряв управление, шарахались в разные стороны, На поле боя сложилось временное равновесие.

«Ну что ж, пришел и мой черед», — подумал Кир, надевая военные доспехи. Одевшись, Кир возглавил свое элитное подразделение и пошел на саков. Персы стали теснить стоявшую насмерть пехоту саков. Все это не ускользало от зоркого взгляда царицы. Рядом от нетерпения стонали ее всадницы-амазонки. Их кони, переминаясь с ноги на ногу, ждали команды. Томирис медлила.

Саки отбивались из последних сил, неся огромные потери. «Пора! Иначе будет поздно, решила царица. Прошептав молитву, призвав на помощь духов предков, она вытащила из ножен меч и подняла руку.

- Сестры! Настала наша очередь, - крикнула она.

Конь Окжетпес, понес ее в самую гущу сражения. За ней с криком: «Томирис!» галопом мчался пятитысячный отряд амазонок.

Удар был такой силы и мощи, что опрокинул первый ряд персов.

Ошеломленные неожиданным ударом конницы и яростным натиском амазонок персы пали духом.

Кир и его гвардия отчаянно сопротивлялись в окружении. Саки все сильнее зажимали персов в круг. Видя, что ему грозит плен, царь Кир с мечом выдвинулся вперед. От его ударов упал один, другой, третий, четвертого ранил в грудь... Но пущенная царицей Томирис стрела попала ему в шею, перебив сонную артерию. Смерть наступила мгновенно.

По преданию саков, Томирис получила тяжелое ранение в одном из боев, стрела попала в правое четвертое ребро.

Ее привезли с поля боя и уложили в юрте. Больше она не встала...

* * *

Исторический образ царицы Томирис породил множество легенд в прекрасных литературных и драматических произведениях.

Со страниц «исторических хроник» античных авторов, Геродота, Трога-Юстина, Страбона, писателей Б. Жандарбекова и Я. Ильясова пришел на балетную сцену кыргызского Национального академического театра оперы и балета имени А. Малдыбаева в 1982 году образ Томирис, предводительницы свободолюбивого племени саков.

Несмотря на историческую удаленность событий и героев, создателям балета «Томирис»: народному артисту Кыргызстана хореографу У. Сарбагышеву, композитору У. Мусаеву, ведущей балерине театра, народной артистке СССР, лауреату государственной премии СССР, лауреату Международной премии имени Ч. Айтматова Айсулу Токомбаевой удалось ярко выявить патриотическую идею защиты родной земли, подчеркнуть неприятие войны, - «пятнистой смерти», несущей народу гибель и разорение.

Царица Томирис - выдающаяся личность, возвысившая дух наших предков.

Женщины Кыргызстана

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0