Пишпекский садовод Фетисов. История родного города


Пишпекский садовод Фетисов. История родного города

Алексей Михайлович Фетисов. Ему обязан Бишкек своими парками и бульваром.


Алексей Фетисов понимал, что для озеленения целого города нужен посадочный материал, поэтому начал с того, что разбил так называемый "Казённый сад". Он находился на месте нынешнего парка Панфилова и тянулся от Ташкенского тракта до проспекта Чуй, который в те годы назывался Купеческой улицей.

Фетисов приложил немало усилий, чтобы достать саженцы. Семиреченский военный губернатор дал задание - озеленить, а денег на это давать совсем не спешил. Возможности закупить нужное количество саженцев для сада у Фетисова не было. Но тут ему помогла традиция, которая до сих пор существует во всех ботанических садах мира - обмениваться растениями. Фетисов обменивал семена туркестанской горной флоры на заграничные черенки, отводки и семена. Он переписывался и получал посылки отовсюду, даже от привередливых виноградарей из Франции. Казённый сад быстро расширялся, сортов фруктовых деревьев в нём становилось всё больше. К 1890-му году площадь сада составляла 20 десятин (чуть больше 20 гектаров).

Кстати говоря, остатки Казённого сада ныне составляют парк имени Панфилова. Но ведь там же совсем нет плодовых деревьев, какой же это сад, скажете вы?! Правильно, нет. Сто лет назад, в 1916 году, случилась очень суровая зима и Казённый сад почти весь вымерз. А потом в Пишпеке установилась советская власть и ещё неизвестно, что для сада было хуже. Сад начали восстанавливать лишь в 30-е годы, но фруктовые деревья больше не сажали, а сама площадь сада сильно сократилась и по форме стала напоминать пятиконечную звезду. Этим воспользовался большевицкий исполком и переименовал фетисовский Казённый сад в "Парк Красной звезды". А ещё позже, в 40-е годы прошлого столетия он стал называться парком имени героя Великой Отечественной войны Панфилова.

Садовод Фетисов, конечно же, не мог знать, что станет с его детищем много лет спустя, он просто делал своё дело - сажал и выращивал деревья. А ещё активно агитировал самих горожан заниматься озеленением, для чего регулярно и бесплатно выделял окрестным жителям самые разные саженцы.






Ну и показывал собственный пример, конечно. Именно Фетисов начал высаживать аллею из двух рядов серебристых тополей, которую мы сегодня знаем, как бульвар Эркиндик. Сам же автор назвал её просто - бульварная аллея. Впоследствии аллея пополнилась дубами, стала длиннее и гуще, в 30-е годы её замостили булыжником, а в 50-е заасфальтировали и поставили фонари. Особо наблюдательные бишкекчане знают, что и сегодня вдоль бульвара по одному его краю на участке от улицы Боконбаева до Киевской проходит очень глубокий арык, так вот этот арык видел ещё самого Фетисова.

Но что-то я всё о посадках южнее Ташкентского тракта, а что же было севернее? Сейчас трудно представить, но в конце 19-го века ниже Жибек Жолу находились те самые "малярийные топи" - заболоченные места, заросшие камышом. Там водилась дичь, охотники ездили туда пострелять кабанов и фазанов. Сегодня такое уж совсем невероятно, но в архиве сохранился немой свидетель - старое фото начала прошлого века под названием "После удачной охоты в окрестностях Пишпека", на котором охотник на фоне камышей держит в руках убитую птицу.

От заболоченной земли было мало пользы, но не для Фетисова. В 1881 году он решает осушить камышовое болото и создать там питомник. Семиреченское начальство, покрутив пальцем у виска, выделяет желанный пустырь этому, на их взгляд, сумасшедшему пишпекскому садоводу. И даже присылает два пуда семян карагача. Но денег, опять же, не даёт.

Фетисов принимается за дело, его цель - посадить карагачёвую рощу. Сегодня роща превратилась в настоящий лес, а вот с чего она начиналась (из письма Алексея Фетисова начальнику Токмакского уезда):

"Весьма много было положено труда для того, чтобы такой заросший массою корней, никогда не распахивавшийся луг в короткое весеннее время был надлежащим образом осушен, разработан и превращён в превосходный для лесоразведения участок. Подъём целины был произведён плугом на глубину 4-5 вершков. Затем по неимении подходящих орудий для дробления пластов распаханного слоя пришлось употребить киргизские сохи, которые для этой цели оказались весьма пригодными. Дробление производилось шесть раз и после каждого раза пускали зубчатые бороны и производили ручные очистки земли от корней. Участок занял около 8 десятин".

Намучившись с расчисткой земли, Фетисов столкнулся с новой бедой - присланные семена карагача не проросли, оказались невсхожими. Что же делать, как раздобыть средства на закупку новых?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0