Полный кавалер ордена Славы Фильчаков Михаил Иванович



Полный кавалер ордена Славы  Фильчаков Михаил Иванович

Фильчаков Михаил Иванович


Михаил Иванович— советский военнослужащий, участник Великой Отечественной войны, полный кавалер ордена Славы, разведчик-наблюдатель батареи 120-мм миномётов 170-го гвардейского стрелкового полка, гвардии ефрейтор — на момент представления к награждению орденом Славы 1-й степени.

Родился в 1910 году, в деревне Любицк (ныне — Пугачёвского района Саратовской области). В 1939 году приехал в город Фрунзе. 4 января 1942 года был призван в Красную Армию Фрунзенским горвоенкоматом. На фронте с марта 1942 года. Воевал на Юго-Западном, 3 Украинском и 1 Белорусском фронтах.

Форсировал Сев. Донец, Днепр, Южный Буг, Днестр, Вислу, Одер. Освобождал Одессу, сражался под Варшавой, штурмовал Берлин.

За мужество и бесстрашие в боях с фашизмом награжден орденами Славы III и II степеней, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года награжден орденом Славы I степени.

На его долю выпала удивительная военная судьба. Вскоре после призыва в армию, он попал на передовую. И за проявленную стойкость и мужество был награжден медалью «За отвагу», через месяц — медалью «За боевые заслуги». А еще через пять месяцев орденом Славы III степени. В самом начале службы ему присвоили звание гвардии ефрейтор, которое он с честью пронес через всю войну.

Вот что о нем писали в наградных листах: «Путь гвардейца разведчика-наблюдателя минометной батареи гвардии ефрейтора Фильчакова М. И. — Сев. Донец — Днепр, Южный Буг — Одесса овеян его славой и подвигами на пользу Родине.

В боях за расширение плацдарма на правом берегу реки Днестр он смело и точно выполнял приказания командования. Под сильным артиллерийско-минометным огнем вел наблюдение, обнаруживая огневые точки и снайперов противника, в результате чего обнаруженные им три пулеметные точки были уничтожены батареей. Изо дня в день, находясь на переднем крае, он каждый раз участвует в отражении контратак противника, где личным огнем из автомата истребил 8 солдат и офицеров противника, за что достоин правительственной награды — ордена Славы III степени».

Михаил Фильчаков в наступательных боях от реки Вислы до Одерского плацдарма показал себя мужественным и бесстрашным разведчиком. Неоднократно доставлял ценные сведения командиру батареи о противнике,

6 февраля 1945 года при отражении контратаки противника в городе Макшнов (6 км юго- западнее города Кюстрин, Германия- ныне город Костшин, Польша) он, находясь в боевых порядках пехоты, скрытно замаскировался и, при приближении немецких танков с десантом автоматчиков, огнем из автомата расстрелял автоматчиков, находившихся на 2-х танках, и 1 офицера взял в плен.

Блеклый февральский рассвет только занимался, а на передовых позициях полка уже во-всю шла работа. Пехота занималась привычным и тяжким в эту пору делом — зарывалась в землю. Вернее, вгрызалась в нее. Зимы здешние хоть и не чета российским, а прихватывает почву, будь здоров.

Да и враг, кажется, все упорнее держался за каждый метр этой земли за Вислой. Вот и сейчас не терял надежды вернуть выгодный плацдарм, во что бы то ни стало остановить, замедлить наше продвижение к Одеру.

За этой общей до жаркого пота работой мало кто обратил внимание на незнакомого ефрейтора. А тот, по всему видать, человек бывалый, раздобыл нехитрый инструмент, и вскоре одним работником в роте стало больше. Вот только место для своего окопа новичок выбрал почему-то в стороне и на возвышении.

Но решили, дело хозяйское.

Понемногу управились с окопами. (Кто подсчитает, сколько их вырыли за долгие версты войны солдатские руки!)

Теперь можно было приглядеться к новенькому повнимательнее.

Лет за тридцать. Видавшее виды обмундирование. Фронтовик как фронтовик. Может, после госпиталя или с очередным пополнением — мало ли их на передовую прибывает.

— Слышь, браток,— окликнул его один из пехотинцев, боец со смоляным чубом из-под выцветшей шапки. — Оставь хоть малость от бугра, а то нам спрятаться не за что будет. Иди лучше покури с нами.

Тот кивнул коротко — дескать, шутку и намек понял. Но подошел лишь после того, как закончил и тщательно замаскировал окоп. При ближайшем рассмотрении он оказался из артиллеристов-гвардейцев и в своем деле, видать, не из последних: под распахнутым ватником у ефрейтора виднелись две медали и серебристая звезда ордена Славы.

Незнакомцу радушно протянули кисет, а чубатого многозначительно и озорно подтолкнули в бок — видал, дескать, кого взялся учить. Вскоре бойцы знали, что их нового товарища зовут Михаилом Ивановичем, фамилия Фильчаков.

Во Фрунзе на тихой, обсаженной тополями улице дожидается жена Анна, тоже Ивановна. И был гвардии ефрейтор разведчиком- наблюдателем минометной батареи, что встала по соседству. Проще говоря, корректировщиком. Так само собой объяснился его выбор места для окопа.

Настроение у всех заметно поднялось. Пехоте огневая поддержка никогда не лишняя, к тому же корректировать огонь нашей батареи будет человек удачливый. Много ли наберется разведчиков, кого бы пуля или осколок минули?

Тут подоспели с кухни и дежурные. С разговорами и шутками, за которыми нередко прячется тревога, принялись за котелки. Но закончить обед не пришлось. Позади и левее оглушительно рванул снаряд, наполнив воздух удушливым запахом. Следом с дальнего конца поля тяжело застучал станковый пулемет. Враг, похоже, предпринимал очередную попытку пробиться к Висле.

«По местам. К бою!» — донеслись хриплые голоса взводных. Рота рассыпалась по траншее.

Две волны налета выдержали. Стараниями гвардейца разведчика и его батареи вскоре смолк вражеский пулемет.

После недолгой пристрелки 120 миллиметровые минометы накрыли его. Теперь можно и в атаку.

Пошли дружно. И когда до передней линии траншей противника было рукой подать, с правого фланга резанул еще один пулемет. Бил не скупись, будто наслаждаясь внезапностью. То один, то другой из наших бойцов падали, словно споткнувшись о невидимое препятствие. Цепи залегли, вжались в припорошенное опаленным снегом поле.

И тут из темневшей вдали лесопосадки выползли танки с десантом. Так хорошо начавшаяся атака грозила захлебнуться. Еще немного такого «лежания», понимали на командном пункте, и от роты ничего не останется.

— Да засеки же ты его, гада, скорее! - исступленно произнес командир роты, худой капитан, глядя на артиллерийского разведчика, будто тот мог услышать.

Но Фильчаков и сам видел всю опасность положения. Не отнимая от глаз бинокль, он кричал в трубку ориентиры пулемета. Прошло несколько томительных минут, прежде чем в вышине с подвывом прошелестели мины. Вскоре в той стороне раздались глухие шлепки разрывов. Пулемет больше не подавал голоса, выпав из грохота боя.

Но тех нескольких минут замешательства, вызнанного огнем неприятельского пулемета, танкам хватило, чтобы пройти половину расстояния. С каждой секундой оно сокращалось. Уже видим были фигуры автоматчиков па угловатой броне, черные жерла наводимых пушек.

На такой дистанции рассчитывать на помощь батареи было поздно. Разве что вызывать огонь на себя. Едва ли не раньше других понял это Фильчаков к вопросительно оглянулся на капитана: что будем делать?

— По десанту — огонь! — принял тот решение, и рота ударила из поредевших стволов, отсекая автоматчиков от танков.

Михаил бросил на дно окопа бесполезные теперь бинокль и телефон, проверил диск ППШ. Отныне у него с пехотой было одно оружие.

Ближний к нему танк пролязгал гусеницами рядом, обдав жаром промасленного металла и гарью. Выждав немного, Михаил поднялся и уже не выпускал из пляшущего прицела корму «тигра», облепленную автоматчиками. Не видя, насколько серьезна опасность сзади, ошарашенно посыпались с брони те, кто сидел на других танках.

Экипажи, боясь остаться без поддержки и потерять десант, сбавили ход, засуетились. Неожиданную заминку заметили и на наших позициях. Момент для контратаки был очень подходящий, и рота в едином порыве поднялась.

Да и Фильчакова надо выручать. Через минуту-другую разберутся гитлеровцы, что против них в тылу действует один русский, и тогда прощай, гвардеец.

Вскоре поле огласили крики и лязг рукопашной. Видя такой оборот, как мог помогал пехотинцам и воспрявший духом разведчик. Да так, что к исходу боя прижимал коленом к земле полуоглушенного гитлеровского офицера.

Собирались уже в сумерках. Фильчакова дружески похлопывали, поздравляли с пленным. Подошел пожать руку и капитан.

— Спасибо, друг, выручил.

Когда возбуждение боя улеглось, вспомнили об оставленном обеде. Разбирали котелки, выбрасывали оттуда, костеря фашистов, нападавшую землю. Ели молча, без обычных шуток. Несколько котелков так и остались нетронутыми. Среди тех, с кем коротал минуты затишья днем, Михаил не увидел веснушчатого бойца и пожилого сержанта. На вопрос о них, его сосед лишь коротко кивнул в сторону накрытых плащ-палатками тел.

Ненадолго разойдутся после этого боя фронтовые дороги артиллериста-разведчика и его новых друзей. Вновь они свидятся весной. Но уже в самом Берлине. Еще более поредеет за три месяца рота. Нескольких боевых товарищей по батарее потеряет и Михаил. А вот самому ему так и не изменит удача. Вернется к своей Анне Ивановне без единой отметины войны.

Но этого никто из них не мог знать. Как не мог знать гвардии ефрейтор, что за этот бой на Одерском плацдарме будет отмечен командованием орденом Сланы II степени, и войну закончит полным кавалером.

Гвардии ефрейтор Фильчаков М. И. в составе полка прошел боевой путь от Сев. Донца до Берлина. Участвовал в прорыве многих оборонительных сооружений противника и в форсировании рубежей. В ходе наступательных боев неоднократно выполнял сложные боевые задания командования в тылу врага.

В наступательных боях с Одерского плацдарма до Берлина и в боях за город Берлин тов. Фильчаков показал исключительные образцы мужества и героизма. Находясь в боевых порядках пехоты, он своевременно засекал огневые точки противника, чем способствовал продвижению вперед нашим подразделениям.

Так, в бою 16 апреля 1945 года в районе Зееловских высот по его корректировке уничтожено: противотанковая батарея противника, 3 станковых пулемета и значительное количество пехоты врага.

В боях при штурме города Берлина тов. Фильчаков выстрелом из фауст-патрона поджег самоходку противника с ее экипажем.

За отвагу и героизм в Берлинской битве Михаил Фильчаков был награжден орденом Славы I степени.

В наградном листе сказано коротко, и, кажется, было все просто: «Взял в плен одного офицера», «поджег самоходку», но стоит обратить внимание на слова: «изо дня в день находился на переднем крае...» и кажущаяся простота исчезнет. В его фронтовой биографии оказалось 1230 этих «изо дня в день» и ни одного в госпитале или санчасти, то есть ни одного ранения, ни одной контузии. Удивительная судьба полного кавалера орденов Славы.

В 1945 году старшина Фильчаков М.И. был демобилизован. Жил в Астрахани. Работал слесарем в ремонтно-механическом и модельно-деревообрабатывающем цехах предприятия.

Умер 16 сентября 1987 года

Кыргызстанцы – Полные кавалеры ордена Славы


Оставить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent