Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Романютин Александр Иванович


Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Романютин Александр Иванович

Герой Советского Союза Романютин Александр Иванович


Александр Иванович Романютин родился в 1924 году в селе Георгиевка Курдайского района Джамбулской области Казахской ССР. Русский. Член КПСС. В 1930 году вместе с родителями переехал в рабочий поселок Кант Киргизской ССР. Отсюда в сентябре 1942 года был призван в Советскую Армию и направлен в Харьковскую артиллерийскую школу. Старший лейтенант, командир взвода противотанковых пушек.

Участвовал в боях на Степном, Воронежском, 1 и 2-м Белорусском, 1-м Украинском фронтах.

2 февраля 1944 года за проявленные мужество, отвагу и геройство, отличное выполнение боевых заданий
Александру Ивановичу Романютину присвоено звание Героя Советского Союза. Он был участником Парада Победы 24 июня 1945 года. За боевые заслуги в годы Великой Отечественной войны награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны II степени, Красной Звезды и многими медалями.

В 1948 году демобилизовался из рядов Советской Армии.

А. И. Романютин жил и трудиля в Киеве, в НИИ строительных конструкций Госстроя СССР заведующим сектором.

СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ

Их дивизия подошла к Днепру севернее Киева и сразу же стала переправляться. Командир взвода 45-миллиметровых противотанковых пушек старший лейтенант Александр Романютин отдал приказ искать ладные бревна и вязать плот для переброски орудий на тот, западный берег. Шла последняя неделя сентября 1943 года.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Романютин Александр Иванович

Кто видел форсирование Днепра, тот никогда не забудет этой картины, она и сейчас перед глазами Романютина. В голубом осеннем небе постоянно висели фашистские самолеты, справа и слева от их неказистого плотика поднимались огромные водяные столбы. Еще одна бомба, еще, считал про себя Александр. Ну до чего же широка река, кажется, нет ей конца и края, и где-то далеко впереди виден тот правый берег, где уже успели высадиться первые наши бойцы и где началась гулкая стрельба.

— Берегись, «лапти» идут! — крикнул кто-то с соседнего плотика.

«Лапти» — это вражеские истребители «фокке-вульфы». Их прозвали так за то, что они ходят низко, над самой землей. Сразу трассирующие очереди потянулись вниз, одна за другой — эх, только бы проскочить!

Вслед за «лаптями» показались «музыканты» — «юнкерсы», поющие в воздухе на одной противной ноте. И снова — разрывы бомб, шипенье осколков, холодные фонтаны воды.

— Еще немного,— подбадривал бойцов Романютин.

Назад пути не было. И тот, кто сорвался с плотиков, кто бросался в воду, спасаясь от осколков, все они плыли, кто быстрее, кто из последних сил, к западному берегу. Туда, где враг. Где опасность.

Наконец их плотик приткнулся к маленькому песчаному острову, поросшему мелким кустарником. Казалось, можно бы прийти в себя, передохнуть. Но нет, Романютин приказал плыть дальше, без остановки.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Романютин Александр Иванович

Вот и он, долгожданный правый берег, и все они четверо на плотике живые и даже осколком не задетые. Мягкий песок шуршал под ногами — спасительная земля.

— Окапываться немедленно! — впрочем, этого приказа старший лейтенант мог и не отдавать. Бойцы сами понимали, что надо быстрее окопаться и занять оборону. По самую ось вязли в песке орудия, от близких разрывов обваливались окопы, но никто не обращал на это особого внимания. Они были уже здесь, здесь, куда рвались столько дней — и пусть фашист попробует теперь выбить их! 

Утром над позициями нависли «юнкерсы». Сильный рев моторов дрожал в ушах, и от разрывов содрогалась земля.

Ни единой минуты передышки.

«Лишь бы осколками не разбило прицелы»,— думал Романютин. Он чувствовал, что воздушный налет — это всего-навсего прелюдия к сегодняшнему бою, надо ждать танков. Так подсказывал ему его боевой опыт.

Воевал Романютин только год, но уже успел повидать многое. За глаза солдаты звали его «наш Саша». И он не обижался, потому что и в самом деле был молод и лишь недавно стал бриться. Его призвали, как только закончил среднюю школу в киргизском поселке Кант, неподалеку от столицы республики Фрунзе. Полгода учился Саша в артиллерийском училище и, надев новенькие лейтенантские погоны, прибыл на Воронежский фронт.

Все лето шли упорные бои, открывшие путь стремительным наступательным операциям. Главные силы наших были там, на противоположном берегу, и здесь надо было удерживать позиции до их подхода. Но сколько времени держаться — день, два, неделю? Кто мог ответить им на этот нелегкий, но самый важный вопрос? Они только знали: сзади земли для них нет.






А железный треск все висел в воздухе и подавлял остальные звуки. Романютин выглянул из окопчика — все пространство впереди застилал черный дым. Кто-то слева крикнул: «Танки!»,— и крик этот погас в гуле самолетов.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Романютин Александр Иванович

«Неужели уже началось?» — подумал Александр. Теперь он и сам увидел в разрывах дыма танки. Они тяжело покачивались на неровностях, двигались треугольником, острие которого, казалось, клином врежется в нашу оборону и распорет ее надвое.

— Орудия к бою! — скомандовал Романютин.

Бойцы срывали чехлы с казенников, тащили ящики с бронебойными снарядами ближе, чтобы потом, когда начнется «это», уже не терять времени.

— Прицел двенадцать... Бронебойным... Огонь! — Александр сам плохо слышал слова своей команды, но его поняли. После первого выстрела танки шли, будто перед ними ничего и никого не было. Еще выстрел — и снова мимо.

— Огонь... Огонь! — командовал Александр.

Передний танк вдруг приостановился, словно натолкнувшись на какую-то невидимую преграду, и неуклюже стал разворачиваться на месте — по нему побежало светлое пламя.

— Ага, есть один! — не удержал радостного возгласа Александр. — Давайте, ребята! Огонь!

С флангов заговорили наши пулеметы. Они били по пехоте противника, которая шла следом за танками, прикрываясь их броней. Вражеские солдаты залегли, ждали подкреплений. А потом вставали и бежали вперед, и снова их останавливал орудийный и пулеметный огонь. Десять яростных атак отбили в тот день наши артиллеристы.

И вдруг замолкла пушка: двое из расчета убиты, остальные ранены. Романютин подбежал к орудию, пригнулся за щитом. Он бил прямой наводкой, посылая один снаряд за другим туда, откуда наступал враг.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Романютин Александр Иванович

Клубились разрывы, вражеский снаряд угодил в пушку. Его оглушило, толкнуло в сторону, но он не почувствовал боли. Александр был весь захвачен суматохой боя, он видел, что фашисты начинают отходить и что теперь им нельзя давать покоя.

— Вперед, за Родину! — скомандовал Романютин и устремился вперед. И тут же поднялись вслед за ним солдаты. Жестокой и короткой была схватка — враг не выдержал, бросился бежать. В том бою старший лейтенант Романютин лично уничтожил десять фашистов.

День клонился к вечеру. Багровый дым стелился перед их позициями, три вражеских танка так и остались на поле боя с развороченными гусеницами, и огонь лениво лизал их железные остовы.

Саша вытер пот со лба. Надо было считать оставшихся в живых, готовиться к завтрашнему дню.

За этот бой, за проявленные мужество и героизм старший лейтенант Александр Иванович Романютин был удостоен звания Героя Советского Союза.

Потом, после освобождения Киева, он со своей батареей шел и шел на запад, ранней весной 1944 года участвовал в разгроме корсунь-шевченковской группировки гитлеровцев. Там Александра тяжело ранило, и на несколько месяцев он угодил в госпиталь. Лежал, лечился и завидовал своим ребятам, которые били врага уже на его территории; и не мог дождаться часа, когда снова попадет на передовую.

Он все же успел. В мае 1945 года командовал Романютин батареей и встретил День Победы недалеко от Берлина, в войсках прославленного полководца Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского.

Много городов повидал двадцатилетний офицер-артиллерист, только вот в Москве не довелось еще быть. А тут вызвали Романютина в штаб части, сказали: «Едешь в Москву, примешь участие в Параде Победы!»

Начались дни тренировок, а 24 июня он шагал по Красной площади в составе сводного полка 2-го Белорусского фронта. Ради этого торжественного часа сражался с ненавистным врагом парень из рабочего поселка Кант, бил фашистов, проливал свою кровь — и победил.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Романютин Александр Иванович

Сейчас Александр Иванович живет в Киеве, часто бывает в гостях у молодых воинов. Любит он постоять на высоком берегу Днепра, там, где создан Музей Великой Отечественной войны, где, словно живые, переправляются через могучий Днепр изваянные из камня советские солдаты. Он смотрит и вспоминает себя молодого и тот страшный бой, когда надо было стоять насмерть — и они выстояли.

Цветут в мае на киевских улицах каштаны. Бушуют сиреневые сады. А над Днепром, как напоминание всем живым, бьется на легком ветру Вечный огонь — огонь наших пламенных сердец.

В. НИКСДОРФ


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0