Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Гавриш Иван Фомич


Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

Герой Советского Союза Гавриш Иван Фомич


Командир звена 74-го гвардейского Сталинградского штурмового авиационного полка (1-я гвардейская Сталинградская штурмовая авиационная дивизия, 1-я воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), гвардии старший лейтенант.

Родился 7 апреля 1920 года в селе Садовое, ныне Московского района Чуйской области республики Кыргызстан, в семье крестьянина. Украинец. Окончил неполную среднюю школу. Жил в городе Фрунзе (Бишкек). Работал подручным работником на аэродроме.

В Красной Армии с 1938 года. В марте 1940 года окончил Вольское военное авиационно-техническое училище (сейчас Вольское высшее военное училище тыла, военный институт). Служил на должности авиационного техника в 136-м бомбардировочном авиационном полку в городах Лебедин Сумской и Бердичев Житомирской областей.

Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. Войну начал авиатехником. В 1943 году переучился на самолёт Ил-2. Был старшим лётчиком и командиром звена. Воевал на Юго-Западном, Южном, Сталинградском, снова Южном, 4-м Украинском, 3-м Белорусском фронтах. Член КПСС с 1944 года. В боях 1 раз ранен.

Участвовал: в приграничных оборонительных боях в районе городов Дубно, Ровно, Бердичев, в обороне Киева, в боях под Харьковом – в 1941 году; в Барвенково-Лозовской операции, в Сталинградской битве – в 1942; в боях на реке Миус, в Донбасской и Мелитопольской операциях, в боях в Северной Таврии, в том числе в районе Сивашского плацдарма и Перекопа – в 1943; в боях на Никопольском плацдарме и в Крыму, в Белорусской операции, в том числе в освобождении городов Орша, Борисов, Минск, территории Литвы, в Гольдапско-Гумбинненской операции – в 1944; в боях в Восточной Пруссии, в том числе в Инстербургско-Кенигсбергской и Земландской операциях – в 1945.

Командир звена 74-го гвардейского штурмового авиационного полка гвардии старший лейтенант Гавриш к марту 1945 года совершил 100 боевых вылетов, подбил 13 танков, уничтожил около 60 автомашин, несколько складов с боеприпасами, много другой техники и живой силы противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии старшему лейтенанту Гавришу Ивану Фомичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 6236).
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

Всего за годы Великой Отечественной войны совершил 129 боевых вылетов.

После войны продолжал служить в должностях командира эскадрильи и помощника по воздушно-стрелковой службе командира штурмового авиационного полка в Северо-Кавказском военном округе (СКВО). В 1953 году окончил высшие офицерские лётно-технические курсы.

С 1959 майор И.Ф.Гавриш - в запасе. Жил в городе Ростов-на-Дону. Умер 30 октября 1994 года. Похоронен на Северном кладбище в Ростове-на-Дону.

На территории Вольского высшего военного училища тыла (военный институт) установлена памятная доска в мемориальном комплексе.

Награждён орденом Ленина (19.04.45), 2 орденами Красного Знамени (03.07.44; 29.01.45), орденом Александра Невского (07.02.45), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (07.10.44; 11.03.85), орденом Красной Звезды (30.12.56), медалями «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «ХХХ лет СА и ВМФ».

ИЗ ПЛЕМЕНИ КРЫЛАТЫХ

Умное, волевое лицо, черные брови вразлет. Темный чуб зачесан наверх, открывая высокий лоб. На крутых плечах — капитанские погоны, а на груди среди множества орденов и медалей взор приковывает «Золотая Звезда» Героя.

Взгляд офицера, весь его облик говорит о спокойной уверенности человека, хорошо и честно выполнившего свой долг.

Таким навечно запечатлел военный фотограф 1945 года гвардии капитана авиации Героя Советского Союза Ивана Гавриша — одного из армии победителей в самой жесточайшей из войн, какие когда-либо выпадали человечеству.

В тот победный год Иван Фомич отправил эту фотографию в свое родное село Садовое, что основали в Чуйской долине в конце минувшего века переселенцы из украинских и южно- русских губерний. Там оставалась его мать Прасковья Ананьевна, сестры и братья, вернувшиеся с войны. Всего семь лет назад покинул он отчий дом...

Думал ли когда-нибудь, гадал ли бедняцкий сын Иван Гавриш, что прославит свое Садовое, что придется ему не на жизнь, а на смерть защищать родное село и тысячи сел и городов Родины от лютого, жестокого врага, что взлетит он над великой своей страной героем-соколом, увидит с высоты ее величие и богатырскую силу, и горе ее, и раны ее, нанесенные войной?

Наверное, обо всем этом не думал он, не гадал. Но готовность не дать в обиду отчий край, где так молодо, радостно и мощно входила в свои права новая счастливая жизнь,— эта готовность к защите Родины формировалась в сельском мальчишке самой советской действительностью', его классовым чутьем сына крестьянина-бедняка.

Отец Ивана Фома Петрович и старшие братья — Антон, Василий, Алексей были активными участниками становления в Садовом Советской власти, колхозного строя. Антон Гавриш, например, в 20-е годы служил в милиции, раскулачивал богатеев, участвовал в уничтожении кулацких банд. Вместе с братом Василием в 1929 году одним из первых вступил в колхоз. Братья Гавриши были самыми стойкими коммунарами, державшимися за колхоз из последних сил, что называется, зубами.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

К тяжелому крестьянскому труду с детских лет был приучен и самый младший из Гавришей — Ванятка. Но старшие братья, имевшие за плечами кто два, кто четыре класса сельской школы, на семейном совете решили: пусть хоть один из нашей фамилии будет грамотным, выучим Ваньку.

— Только благодаря помощи моих братьев,— вспоминает Иван Фомич,— я получил возможность окончить семь классов Садовской неполной средней школы.

А было это крылатое время, время легендарных полетов Чкалова, летчиков полярной авиации, время аэроклубов, Осоавиахнма, ворошиловских стрелков. Комсомол бросил в те годы клич: «Молодежь Страны Советов —на самолет!» Какой же мальчишка не мечтал тогда о небе, о кабине крылатой машины!

Комсомолец Иван Гавриш тоже твердо ре-шил: буду летчиком. И поехал парень из далекой Киргизии в Россию, под Саратов, в Вольское военное авиационно-техническое училище, которое успешно закончил в 1940 году. И вот 20-летний воентехник 2-го ранга Иван Гавриш получает назначение в авиационный полк, стоявший в городе Лебедин Сумской области. А на полях Европы уже вовсю полыхала война, развязанная бесноватым фюрером при предательском попустительстве правительств западных стран. И хотя многим хотелось верить, что огненный смерч минует нашу страну — вот ведь и пакт о ненападении подписан с Германией — все понимали, что благодушию не должно быть места, что нужно быть готовым во всеоружии встретить любого врага, откуда бы он ни пришел — с Запада или Востока.

И вот она грянула — война.

С особой силой запомнились военному авиатехнику Ивану Гавришу ее первые дни.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

— Наш 136-й ближнебомбардировочный авиаполк,— рассказывает Иван Фомич,— летом сорок первого года располагался в городе Бердичеве Житомирской области. Самолеты стояли в ангарах, летчики и техники жили в палатках. Стояла отличная теплая погода. Мы, молодые авиаторы, обсуждали, как лучше провести воскресный день 22 июня. Но в четыре часа ночи нас подняли по боевой тревоге. Начинался прекрасный летний день. Было свежо и ясно. Мы слушали первую перекличку проснувшихся птиц. Ожидали скорого отбоя тревоги, но команды все не было. И только к часу дня нам сообщили, что утром началась война с Германией. Обидно было то, что в первые дни наши летчики не могли участвовать в боях — нашим деревянным «ББ-22» (ближние бомбардировщики) не хватало дальности полета, да и вооружение их было слишком слабым — лишь два пулемета.

Где-то 28—29 июня — первая атака нескольких фашистских «юнкерсов». Аэродром выведен из строя. Несколько человек техсостава погибло. Вот только тогда, когда мы увидели смерть своих боевых друзей, разбитую технику, первые развалины и первое горе людское, мы почувствовали, что такое война.

Сразу после этого начали рыть «щели» для укрытия. Потом наши летчики стали вылетать на боевые задания.

Проявляя мужество и отвагу, они, дравшиеся на устаревших типах самолетов, наносили авиации противника большой ущерб, но каждый раз из группы вылетевших на задание, возвращались лишь двое-трое, а то и один...

А как же горько было тем, кто на земле встречал свои самолеты и часто не дожидался их! Они рвались в бой, рвались заменить своих погибших товарищей, отомстить за них!

Но чтобы успешно бить врага, надо было хорошо овладеть авиационной техникой, надо было в совершенстве постичь технику пилотирования, все премудрости ведения воздушного боя, тактику и приемы борьбы с жестоким и сильным врагом. Уже в сентябре 1941 года Иван Гавриш в числе группы техников, знакомых с устройством самолета, направляется на учебу в Воронежскую школу пилотов первоначального обучения, а затем в Балашовскую военно-авиационную школу пилотов. В авиашколе, которая вскоре эвакуировалась на Алтай, в Славгород, курсанты учились па летчиков-штурмовиков.

Курсант Гавриш, как впрочем и многие другие его товарищи, не раз обращался к руководству с настойчивой просьбой направить его на фронт, так что однажды начальник училища не выдержал и перед строем запретил курсантам впредь обращаться к нему с подобными просьбами.






— Фронту нужны грамотные, умелые пилоты, а не мишени для фашистских асов,— сказал он,— овладевайте летным мастерством, тактикой боя, так, чтобы бить врага по-настоящему. А уж мы вас ни одного лишнего дня держать не будем.

И вот, в ноябре 1943 года, получив на заводе новые самолеты «ИЛ—2», 13 бывших авиатехников прибыли на них в действующую армию. Это был Юго-Западный фронт, 74-й гвардейский штурмовой авиационный Сталинградский Краснознаменный полк 1-й штурмовой дивизии.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

С этого дня и начинается боевая хроника летчика-штурмовика Ивана Гавриша.

— Уже к лету 1943 года,— рассказывает Иван Фомич,— советская авиация завоевала господство в воздухе. Наши летчики обрели боевой опыт, мастерство, хорошо овладели наукой побеждать. К этому времени страна обеспечила их отличными боевыми машинами, которые ни в чем не уступали лучшим боевым самолетам противника, а подчас и превосходили их по своим летно-тактическим качествам. Таким, например, был наш легендарный самолет-штурмовик «ИЛ—2», который гитлеровцы не без основания называли «черная смерть».

У полка и дивизии, куда мы с товарищами прибыли на новых «илах», был уже большой и героический боевой путь, полк успешно участвовал в боях под Сталинградом, были здесь и Герои Советского Союза. Нам, новичкам, очень хотелось не ударить лицом в грязь перед свои-ми обстрелянными, понюхавшими пороха товарищами.

Первый боевой вылет. Для каждого летчика он незабываем. И я навсегда запомнил его во всех подробностях.

Нам предстояла штурмовка живой силы и танков противника, расположенных на левом берегу Днепра в районе города Никополя. Это был единственный вражеский плацдарм, еще остававшийся на левобережье Днепра.

Первые напутствия командира: «Стреляйте и бомбите туда же, куда командир. Не теряйте из вида впереди идущий самолет». Вылетели. При подходе к линии фронта — сплошной зенитный огонь. Командир начал маневрировать, уклоняясь от разрывов зенитных снарядов. Вот он пошел в атаку, мы устремляемся за ним. Держусь впереди идущего самолета. Он пикирует, я следую его примеру. Сначала бросаем реактивные снаряды, во второй заход — бомбы, в следующие заходы стреляем из пушек и пулеметов. В воздухе сплошные разрывы снарядов.

А выше нас идет бой сопровождающих нас истребителей с вражескими самолетами. Принимаю команду делать еще заход, у меня кончаются снаряды. На этом заходе зенитный сна-ряд попадает в мотор моего «ила». Повалил сплошной черный дым. Сразу вспомнил, что в таком положении нужно немедленно брать курс на свою территорию.

Разворачиваюсь, лечу. Самолет продолжает дымиться, его тянет к земле. Пролетел мимо какой-то деревни, впереди поле. Не выпуская шасси, сажусь «на брюхо».
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

Где приземлился, не знаю, возможно, на территории противника. Выходим со стрелком из кабины. Укрытия никакого нет, кругом чистое поле. Стрелку приказываю приготовиться к бою. занять место за пулеметом. Если появятся фашисты, будем драться до последнего патрона. Вскоре вдали появилась группа солдат, кто они — определить трудно. Подходят ближе — напряжение спало: оказывается, свои. От них узнали, что сели мы на территории, занятой частями Красной Армии. По карте определили свое местонахождение. Сдали самолет наземному подразделению и пошли в свою часть. Примерно километров 40 прошагали.

Дали мне другой самолет, и опять в бой, в то же самое место. Так же штурмуем, уходим домой Когда сели, смотрю: самолет изрешечен пулями и осколками снарядов.

На следующий день совершили третий вылет оять туда же, на штурмовку танков, артиллерии и Живой силы противника. В полете чувствую, что уже освоился. Различаю вражеские танки и артиллерию на земле. Бомбы бросаю и стреляю уже прицельно. Сделали пять заходов. Командир дает команду выходить из боя. В это время опять прямое попадание в самолет. Мотор дымит, но тянет. Стараюсь долететь до аэродрома. Не дотянул примерно 10—12 километров. Сажусь в поле с вы-пущенным шасси (это запрещено при посадке вне аэродрома). Приземлился.

Выхожу из кабины и вижу, что вокруг самолета сплошные окопы. В те минуты казалось, что волосы на голове под шлемом поднялись. Вот на этом у меня и закончилась бы война, если бы при посадке попал в окоп.

Это было под вечер. Ночью идем со стрел-ком в часть. В пути все обдумываю... Совершил три боевых вылета и дважды был сбит. Значит, плохой из меня вояка, стыдно перед товарищами, хотя я и не один в таком положении. В полк пришли поздно ночью...

И вновь — боевые вылеты. После освобождения низовьев Днепра авиадивизию, в которой служил Гавриш переводят на 3-й Белорусский фронт в состав 1-й воздушной армии, освобождавших от врага Белоруссию и Литву.

В этих боях, по свидетельству командира полка Героя Советского Союза гвардии майора Смильского, И. Гавриш показал образец мужества и отваги, высокое мастерство. Только в дни освобождения городов Орша, Борисов, Минск он произвел 33 боевых вылета, за что был награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени.

Во время горячих сражений при прорыве линии вражеской обороны на границе Восточной Пруссии и в дни уничтожения окруженной группировки противника в районе Кенигсберга, своими дерзкими, умелыми действиями в сложных метеоусловиях и при сильном огне зенитной артиллерии гвардии капитан И. Гавриш нанес противнику сокрушительные удары. Только над Восточной Пруссией его грозный «ИЛ-2» появлялся 70 раз.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

Тактическая военная хитрость, смелость, находчивость и высокая командирская воля всегда помогали ему выполнить боевую задачу в самых сложных метеоусловиях.

Вот короткая хроника боевых вылетов летчика-штурмовика Ивана Гавриша.

... 1 июля 1944 года в составе шести «илов» взлетел с задачей отыскать и уничтожить отступающие войска противника в районе лесного массива в двух километрах северо-западнее Шепелевичи. Штурмовики быстро обнаружили хорошо замаскированную технику врага и при сильном огне зенитной артиллерии восемью заходами уничтожили: три танка, 40 автомашин, взорвали два склада с боеприпасами, подавили огонь двух батарей зенитной артиллерии и истребили до 50 солдат и офицеров противника. В этот вылет Гавриш прямым попаданием реактивного снаряда взорвал склад с боеприпасами, противотанковыми бомбами, поджег 8 автомашин и истребил 10 гитлеровцев.

... 16 октября 1944 года Гавриш выполнил боевое задание по уничтожению скопления танков и автомашин в Восточной Пруссии в районе города Эйдткунеп. В этом вылете он, несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии, снизился до бреющего полета и в упор расстреливал гитлеровцев.

... 14 января 1945 года в паре вылетел с задачей разведать и сфотографировать технику и живую силу противника в районе Пенткуткаменен. Наших разведчиков противник встретил сильным огнем зенитной артиллерии. Гавриш обнаружил скопление танков на юж¬ной окраине населенного пункта, рискуя жизнью, снизился до бреющего полета и сфотографировал цель. Летчики обеспечили командование ценными разведывательными данными.

И вот последний боевой вылет. Летчик рассказывает о нем сам:
— 22 февраля 1945 года шли упорные бои. Наши части не смогли сломить сопротивление противника в районе города Цинтен под Кенигсбергом. В этот район было приказано срочно направить группу штурмовиков. Это задание получил старший нашей группы, мой боевой друг Суховольский, у которого я был заместителем.

Вылетели. Подойдя к цели, увидели танки и артиллерию противника. Сделали 10 заходов, штурмовали все летчики прицельно.

Когда мы находились в воздухе, нам передали с земли благодарность за достигнутый успех. Суховольский дал команду — группе возвращаться. Но у меня оставались еще снаряды, и я решил сделать последний заход.

Вернулся, выпустил оставшиеся снаряды и стал догонять товарищей, идя над верхушками деревьев. И в это время прямым попаданием в мотор я был подбит. Кое-как перетянул через линию фронта, но так как кругом был лес, при посадке самолет оказался сильно поврежден.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец  Гавриш Иван Фомич

Я был тяжело ранен. Спасли меня солдаты наземной части. Летчики с истребителей, которые сопровождали нас на боевом задании, доложили в часть, что я погиб...

В тиши госпитальных палат я часто думал о боевых друзьях, представлял себе, как ждут их с задания, как на бреющем полете, почти касаясь верхушек деревьев, возвращаются родные штурмовики. Но частенько кто-то отставал от стаи, сложив крылья на огненном пути. И еще чья-то мать выплаканными глазами будет долгие годы смотреть на дорогу.

Невольно грустил о доме, думал о том, что где-то там, в солнечной Киргизии, вспоминают обо мне и ждут родные, близкие, а война идет, и путь еще далек и сложен. И чтоб скорее кончилось это кровопролитие, я должен как можно быстрее идти в бой...

В бой Герою Советского Союза Ивану Гавришу идти уже не пришлось. Через два месяца взвилось над поверженным Берлином красное знамя Великой Победы, в которую внес свой вклад и он, крестьянский сын из далекого киргизского села Садовое.

...Не вычеркнута фамилия Гавриша из списков летчиков советских ВВС. На место Ивана Фомича к штурвалам боевых самолетов сели двое его сыновей Владимир и Виктор.

Ведь Гавриши — из племени крылатых.

А. БАРШАЙ, В. СУРИН

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0