Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич


Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич

Герой Советского Союза Беляндра Василий Яковлевич


Василий Яковлевич Беляндра родился в 1914 году, в селе Досовское Кутюбукского района Кустанайской
Области. Он в шестнадцатилетнем возрасте переехал вместе с родителями в Киргизию, в село Бурулдай Кеминского района. Русский. Работал кузнецом, затем комбайнером в колхозе. В августе 1941 года был призван в Советскую Армию.

Его биография началась в тяжелых оборонительных сражениях на Донском и Сталинградском фронтах. 17 ноября 1943 года за проявленные мужество в наступательном бою при форсировании Днепра, воинское мастерство удостоен звания Героя Советского Союза.

Награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1 степени, Александра Невского и медалями. Василий Яковлевич – участник Парада Победы 1945 года. После войны герой возвратился в Киргизию к мирному труду.

Умер в 1967 году.

В селе Бурулдай Кеминского района Киргизской ССР одна из улиц носит имя Василия Яковлевича Беляндры.

НА ДНЕПРОВСКИХ КРУЧАХ
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич

Сентябрь 1943 года. Красная Армия стремительно шла к Днепру. Обгоняя пехоту, неслись вперед тридцатьчетверки.

На башнях белой краской выведены долгожданные слова: «Даешь Днепр!», «Вперед, на Киев!».

Отступая, фашисты сжигали приднепровские деревушки. Лишь кое-где виднелись остовы кирпичных домов, да тянулись вверх оголенные печные трубы.

С передовыми частями 23-й мотострелковой бригады двигался вперед и взвод, которым командовал младший лейтенант Василий Беляндра. Опытный воин, он уже успел повоевать и в донских степях, и в Сталинграде. До конца вкусил Беляндра горечь летнего отступления в 1942 году, был ранен, лежал в госпитале.

Сейчас Василий, как и все бойцы, был преисполнен радостного ожидания от встречи с Днепром. Колесо войны круто повернулось. Теперь уже фашисты не могли изменить ход событий. Советские воины — и полководцы, и рядовые — многому научились за эти тяжелые годы испытаний — и прежде всего тому, как надо бить опытного и сильного врага. Теперь наша дорога шла только в одном направлении — на запад.

Думал ли он, сын потомственного земледельца и сам крестьянин, что придется ему в короткое время овладеть сложной наукой войны? Привык Василий работать в кузне, играючи справлялся с тяжелым молотом. А когда в их киргизское село Бурулдай пришла новая техника, он не удержался, сел за штурвал комбайна. Водил Василий по широким кеминским полям свою послушную машину, убирал хлеба, и, казалось, нет большего счастья, чем наполнять закрома золотистым зерном.

Мирное чистое небо в далеком краю, снежные горы Ала-Too в едва приметном мареве — все это осталось позади, в той жизни, которую грубо перепахала навязанная нашему народу война.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич

Страшную весть о ней он тоже встретил в поле. И хоть был выходной, все они, механизаторы, трудились, каждый не хотел отставать от других.

— Погоди немного,— сказал ему майор. — Дойдет очередь и до тебя, Василий Яковлевич. А сейчас боевая задача другая — полностью убрать урожай.

Откуда только силы взялись! А потом обвел последним взглядом убранное поле, поцеловал комбайн, словно надолго прощался с близким другом. Когда теперь снова сядет за штурвал, да и придется ли? Вести с далеких фронтов приходили неутешительные, и почтальоны уже разносили по домам похоронки.

Теперь подругой Василию стала винтовка. Руки у комбайнера сильные, глазомер отменный. Немало на счету у стрелка Беляндры сраженных меткой пулей фашистов.

- В госпитале, когда дела пошли на поправку и он собирался выписываться, чтобы вновь вернуться в свою роту, ему сказали, что направляют его в военное училище.

— Понимаешь, командиров не хватает. А ты боец уже обстрелянный, пороха вдосталь понюхал. Тебе взвод в самую пору! — убеждал Василия приехавший в госпиталь капитан.

Убеждал — это одно. Беляндра и сам понимал, что дело тут решенное и возражать долго не придется. В конце концов прикажут. А ты — солдат, воинскую дисциплину знаешь.

Теперь, идя к Днепру, он считал, что ему в общем-то повезло. Попал он в бригаду, которой командовал прославленный командир полковник Головачев, человек крутой закваски. Слов много не говорит, больше требует, но к подчиненным относится с пониманием.

— С таким батей любую задачу можно решить,— говорили бойцы. А задача сейчас перед ними стояла одна — выйти к Днепру и как можно быстрее форсировать его, пока фашисты не пришли в себя от мощных танковых ударов наших наступающих частей.

Сегодня утром на марше их догнал бронетранспортер. Вышел оттуда невысокий приземистый человек в плащ-палатке. Солдаты узнали: командующий.

— Чьи будете? Какой части?

— Головачевцы мы. Двадцать третьей мотострелковой.

— Ну что ж, рветесь, вижу, к Днепру. Давайте, ребята, спешите, а то, глядишь, соседи обгонят.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич

Они вышли к Днепру у села Великий Букрин. Клонился к исходу день 23 сентября. Василий снял каску, зачерпнул воды — и впрямь вкусна была днепровская вода.

— На том берегу еще слаще будет,— сказал подъехавший Головачев.

Собрал он командиров. Как переправляться будем — вот что решали сейчас.






-то вздохнул тяжело.

—- Нет ничего. Плавсредства отстали. Придется теперь тут торчать. Широк Днепр, так просто не перескочишь.
Головачев сжал и без того тонкие губы.

— Вижу, что широк. А форсировать надо сейчас, немедленно. Все смотрели на высокие кручи там, на правом берегу. А на высотках, конечно же, — пулеметы. Вот и пропустит тебя противник, жди!

Только раздумывать было некогда. Беляндра дал приказ бойцам искать лодки, из бревен вязать плоты.

— Глаза боятся, а руки делают,— так сказал он, как любил говорить всегда, когда приходилось тяжело, но надо было преодолеть себя.

Накрапывал дождь, Днепр пошел волнами. А солдаты уже мастерили плоты. Кто-то нашел полузатопленную лодку — Беляндра обрадовался: это то, что надо.

— Давай-ка, Михаил, сюда пулемет,— при-казал старшине Вдовенко. — Ну, поехали!

Оттолкнулся шестом от берега и — вперед. Посмотрел: в темноте, там и тут плыли на самодельных плотах бойцы — взвод начал переправу.

А фашисты их ждали. Не успели добраться до середины реки, как начался обстрел. Снаряды и мины разрывали воздух и воду, застрочили пулеметы, а они все плыли и плыли вперед и, казалось, нет конца этой переправе.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич

Василий не знал, сколько прошло времени, пока показался берег. Поторопился, прыгнул из лодки, едва нащупав дно, и кинулся рывком на берег. Отдышавшись, оглянулся: рядом уже заработал пулемет Михаила Вдовенко, поддержали огнем и с левого берега.

— Ура! Вперед! За мной! — в грохоте оружейных залпов Беляндра, вроде, и не услышал своего голоса, но почувствовал — бойцы поднялись вслед за командиром и пошли в атаку.

Нет, явно не ожидали фашисты такой дерзости. Взвод ворвался на северо-западную окраину деревни Трактомировка. Небольшая вы-сотка господствовала над местностью. Беляндра тут же отдал приказ обойти противника и с тыла забросать его гранатами. Бой длился недолго — пошли в штыковую, выбили фашистов из окопов.

Беляндра осмотрелся. Вроде бы дела идут неплохо, к тому же гитлеровцы бросили четыре машины с боеприпасами.

Пока не подойдут основные силы, надо организовать оборону, связаться с соседями: «Что у них?»

Утром противник не заставил себя ждать. Танки, а под их прикрытием и пехота, двинулись на высотку, которую занял взвод. Началось! Фашистов встречали шквальным огнем, дымились подбитые танки. Они отступали, а по-том снова и снова шли на позиции взвода и снова откатывались назад.

Семь контратак выдержал в первый же день боев на правом берегу взвод Беляндры — и на самых опасных участках неизменно появлялся младший лейтенант.

Они держались и день, и второй, и третий. Держались, хотя было невыносимо. Беляндра, перебегая по траншее, только и спрашивал: «Живы, братки? Потерпите, еще немного осталось».

Опять поднялся в атаку враг. По почему же молчит пулемет, там, на левом фланге? Василий бросился туда. Второй номер лежал на ящике с патронами — не донес, сраженный осколком. Командир расчета пытался приподняться — не мог, ранен. А фашисты все ближе и ближе. Только бы успеть, только бы добежать.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич

Он всё же успел. Прицеливаться было некогда - бил напрямую, в упор. Гитлеровцы залегли, начали ползти назад.

Поднялся во весь рост командир роты: «-За мной! Впе...» Не докричал, упал — и у бойцов какая-то заминка.

— Вперёд —это уже Василий шагнул из окопа, махнул рукой — Вперед!

…K вечеру в траншее появился Головачев.

— Где комроты?

— Ранен, товарищ полковник. Принял командование на себя.

— Молодец! Но имей в виду — держаться до последнего.

Он приобнял Беляндру, этот суровый человек не привыкший обнаруживать свои чувства.

—Держитесь. Прошу тебя. Совсем немного осталось.

Бой затихал. Неуклюже, со свороченными набок башнями стояли перед высотой, замерев в своём тяжелом движении, два «тигра». Три самоходки тоже не двигались. Десятки фашистов нашли свою гибель здесь, пытаясь сбросить в днепровские воды взвод Василия Бeляндры. А эти люди, пропыленные, окровавленные, совсем уже обессилевшие, спали сейчас крепким сном, как после самой тяжкой работы. Они, конечно, не видели, что начинало уже светать, и не слышали, как с ревом пошли на запад наши штурмовики, а там, где нес могучие волны широкий Днепр, уже была налажена паромная переправа, и танки с надписями па башнях «Вперед, на Киев!» шли один за другим, чтобы расширить плацдарм и окончательно закрепиться на правом берегу.

О том, что ему присвоено звание Героя Советского Союза, Василий Яковлевич Беляндра узнал уже потом, спустя два месяца — в госпитале. Не довелось ему войти в Киев, 30 сентября был тяжело ранен. Но потом, догоняя после выздоровления свою часть, он успел побывать в городе, за освобождение которого стоял насмерть па той безымянной высоте возле деревни Трактомировка.

Всего несколько часов, потому что звали Героя новые фронтовые дороги, потому что война была не окончена, и впереди был Берлин.
Герой Великой Отечественной Войны кыргызстанец Беляндра Василий Яковлевич

Он вернулся в родное село — и снова взялся за привычную работу. Он долго ждал этого часа, приближая его в дымящемся Сталинграде, на крутых берегах Днепра. И всегда, проходя с боями русские и украинские села, помнил Василий Беляндра свое родное киргизское село Бурулдай. Село, где в память о нем именем Героя теперь названа широкая в серебристых тополях улица.

В. Никсдорф

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0