Главная > Религия > Полигамия в исламе

Полигамия в исламе


7-03-2014, 22:12. Разместил: Юля
Полигамия в исламе


В 70-е годы XIX столетия в мусульманских странах возникло новое течение, названное «мусульманской реформацией».

Оно явилось следствием тех крупных изменений экономического, политического и социального характера, которые происходили и происходят в мусульманских странах. Сложившиеся в них объективные условия вызвали к жизни новую религиозную идеологию, потрясшую, казалось бы, незыблемые основы ортодоксального ислама. Появление в нем реформаторства было обусловлено, в частности, необходимостью распространения просветительства, осуществлять цели которого было возможно только в рамках и на основе ислама, так как для народов Востока ислам не только религия, но и система ценностей, регулирующих и социальную, и частную жизнь.

В сознании арабов европейская экспансия отождествлялась с «из-вечной борьбой» между христианским Западом и мусульманским Востоком. Политические события XIX в., русско-турецкие и итало- турецкие войны, а также события на Балканах только укрепляли арабов и, в частности мусульманских реформаторов в этом мнении. Попытки же «духовной колонизации» не могли вызвать ничего, кроме сильнейшего протеста. Так, французский философ Э.Ренан - автор модной в свое время книги «Жизнь Иисуса», выступая в 1883 г. в Сорбонне с лекцией «Ислам и наука», утверждал, что по своей природе арабы не способны к наукам, а ислам только мешает развитию культуры. Мусульманские же реформаторы стремились доказать, что мусульмане не только способны к наукам и прогрессу, но и имеют собственную, веками освященную культурную традицию, на основе которой сумеют создать и принципиально новую социальную организацию. «Важно отметить, что слабость национальной буржуазии, которой в период становления особенно нужна вера в безграничные возможности человека, и очень медленное проникновение в Египет достижений современной науки не способствовали распространению материалистических концепций и атеизма... Вообще развитие современной арабской мысли трудно понять, не поняв ... роли ислама и традиций, которые, по общему признанию арабских и европейских исследователей, были в тот период не только системой догм, но сохранились как норма общественной жизни мусульман».

На базе ислама реформаторы трансформировали европейские общественно-политические теории и правовые нормы, обосновывали ссылками на Коран достижения современной им европейской науки, пытались приспособить ислам к меняющимся экономическим условиям и нуждам нового класса - буржуазии. Исходным пунктом для мусульманских реформаторов было положение о том, что духовная сущность жизни мусульман заключена в религии, что вывести мусульманские страны из состояния упадка и обеспечить их будущее может только религия. Одним из аспектов возрождения арабов реформаторы считали решение женской проблемы.

Как и другие религии, ислам не только отражает окружающий мир специфически превратно, в фантастических формах. Возникнув из стремления человека найти в иллюзорном отражении окружающего мира решение насущных личных проблем, не получивших разрешения в сфере общественных отношений, религия, в данном случае ислам, в свою очередь воздействует на личность, регламентирует ее поведение и мировоззрение через свои догмы и установления. Одной их таких регулируемых исламом сфер поведения верующих являются область семейных отношений, взаимоотношения полов, морально-этические нормы, определяющие положение, роль и функции женщины в обществе и семье.

Некоторые положения, регулирующие данную область отношений, содержатся в тексте Корана, другие - в Сунне. Доминирующая роль Корана в вопросах семьи и брака есть идеализация порядков частнособственнической моногамной семьи с допущением полигамии. Семейные отношения регламентируются мусульманским законодательством - шариатом. Институт семейно-брачных отношений в исламе наиболее консервативен и труднее всего поддаётся влиянию новых идей. Как известно, неравноправное положение мусульманской женщины было закреплено в Коране, а позднее и в шариате.

К идее пересмотра законоположений Корана и шариата о женщинах впервые обратились мусульманские реформаты конца XIX - начала XX в. Мухаммад Абдо, Рашид Рида, Салама Муса, Абд ар-Рахман Аль-Кавакибм, Тахир аль-Хаддад и др.

Одним из зачинателей реформации семейно-правовых норм шариата был известный египетский просветитель Касим Амин, на основе взглядов которого позднее сложились и развились идеи и концепции современных мусульманских модернистов.

Советские исследователи, изучавшие проблемы эволюции современного ислама, считали, что буржуазно-реформистские идеи, существующие с прошлого века по настоящее время, и модернистские тенденции, более отчётливо наметившиеся лишь после Второй мировой войны, в историческом плане проявляются как непрерывные, а в теоретическом отношении - как органически связанные друг с другом идейные процессы. О перерастании реформации в модернизацию свидетельствует, например, в области догматики обоснования «истинности» и «вечности» ислама ссылками на современные достижения науки и техники. В социальной области такой переход наметился с началом разработки учения «исламского социализма» как специфического пути социального развития.

В области морали и права мусульманский модернизм формируется как реакция духовенства на процесс постепенного вытеснения системы шариата из правовой жизни мусульманских народов. Выдвигаются идеи совершенствования моральных концепций ислама, согласования их с нравственными идеалами современного человека, создания целостной системы нравственного воспитания молодого поколения в духе ислама. С позиций религиозного модернизма выступают не только религиозные деятели, но и представители других слоев общества - общественные и политические деятели, писатели, журналисты, работники культуры и др.

Как современные модернисты, так и их предшественники, реформаторы в вопросах правового положения женщин в исламе придерживаются в основном одной линии. Признавая угнетенное положение мусульманки, все они не видят причину этого в исламе. Более того, они считают, что в этом смысле ислам имел прогрессивное значение, пытаясь доказать, что главной причиной приниженного положения мусульманки является неправильное толкование законоположений ислама отдельными богословами и учёными-правоведа- ми и соответственно - неправильное применение их в жизни. Большинство современных мусульманских модернистов придерживаются мнения о крайне тяжёлом положении арабской женщины до возникновения ислама. По их мнению, именно поэтому зарождение нового религиозного учения сыграло положительную роль в улучшении статуса арабской женщины.

Современные модернисты выступают против эмансипации мусульманки, считая, что для неё вполне достаточно данных исламом прав. Вот что заявляет по этому поводу один из современных представителей модернизма в исламе Сайд аль-Афгани: «В Коране и хадисах приведено очень много положений о женщине и наказов о признании её прав. Это сделано для того, чтобы оградить женщину как от векового угнетения, так и от превратностей будущего, какие мы и сегодня видим в обществах некоторых западных стран».

Современная модернизация затрагивает все стороны правового положения женщин в исламе: вопросы брака и полигамии, развода - хиджаба и т.п. Модернисты выступают в периодической печати, по радио, издают труды, посвящённые женской проблеме в арабских странах. Причём подтверждение и объяснение каждому новому общественному явлению они стараются найти в Коране и Сунне. При этом одни из них умеренно критикуют своих противников-традиционалистов, другие же более радикальны.

Мусульманский брак имеет свои особенности. Коран считает вступление в брак священной обязанностью мусульманина. В «Хидоя» - основном руководстве шариатской юриспруденции, разработанной в основном на базе учения Нугмана Абу Ханифы, основателя одного из четырех главных мазхабов в исламе, говорится, что словом никах (брак) обозначается особого рода частный договор, имеющий целью узаконить деторождение. Шариат обеспечивает мужчинам господствующее положение в семье и обществе. Женщина зависима от мужчины и подчинена ему. По законам шариата, муж имеет право наказывать жену за непокорность. Р.Шарль справедливо отметил, что «мусульманский институт брака ставит своей задачей не тесное сближение супругов, а наоборот, сильно увеличивает пропасть, отделяющую в исламе мир мужчины от мира женщины. Между этими двумя кланами их отдельные личности не имеют других отношений, кроме половой связи и узкодомашних общих интересов».

С XIX в. по мере зарождения и развития капиталистических отношений в арабских странах стали приниматься новые гражданские, уголовные и другие кодексы, которые, сузив сферу действия мусульманского права, отнюдь не вытеснили его. «Напротив, сами они испытывают влияние шариата (наряду с воздействием буржуазных правовых концепций) и не затрагивают тех сфер отношений, которые наиболее детально урегулированы шариатом. Это прежде всего касается брачно-семейных и наследственных отношений, а также друг их институтов так называемого «права личного статуса», где шарил продолжает действовать не только в опосредованном виде, а и в прямой форме».

В настоящее время мусульманское право в том или ином объеме действует во многих странах - от Марокко до Фиджи в Океании. В мире проживают от 750 млн. до 1 млрд. мусульман, составляющих большинство или значительную долю населения в 51 государстве. Некоторые арабские (и не только арабские страны) имеют официальное название исламских государств: Исламская республика Пакистан, Хашимитское королевство Иордания и др. Во многих странах конституции объявляют шариат источником законодательства (АРЭ - 1971 г., Сирии и Пакистана - 1973 г., Ирана - 1979 г. и др.).

Семейное и брачное право по шариату (в частности, по шафиитскому и ханифитскому толкам) предусматривает соблюдение «равенства» мужчины и женщины по возрасту, социальному и материальному положению. Если мы сравним точку зрения современного законодательства некоторых арабских стран на вопрос «равенства» между мужчиной и женщиной при заключении брака, то убедимся, что она coomorciHyei общепринятым нормам шариата. Например, сирийский закон (№59 от 1953 г. «О личном статусе» с изменениями, внесенными законом №34 от 1975 г.) при квалификации такого равенства отсылает к обычаям и называет его «правом» невесты и ее опекуна (ст. 28, 29), а иорданский закон (№61 от 1976 г. «О личном статусе») поясняет, что при определении равенства речь идет прежде всего о материальном положении мужа, позволяющем ему выплатить махр (брачный выкуп) и содержать семью (ст. 29). Причем это «равенство» учитывается лишь при заключении договора, так как в дальнейшем утрата мужчиной данного качества не влияет на действительность брака (ст. 20 иорданского закона, ст. 31 сирийского закона).


Полигамия
Между традиционалистами и модернистами ведутся споры о многоженстве: разрешено ли оно Кораном и как с ним быть в современных условиях. О полигамии в «Хидоя» пишется следующее: «Свободному человеку разрешается вступать в брак с четырьмя женами, свободными или рабынями, но не более, ибо господь повелел в Коране: «А если боитесь, что не будете справедливы, то - на одной из тех, которыми овладели ваши десницы». Путем различной интерпретации слов из «Хидоя», разрешающих свободному человеку вступать в брак с четырьмя женами, представители традиционного ислама и мусульманские модернисты пытаются обосновать свои позиции в вопросе полигамии.

Традиционалисты считают, что Коран разрешает полигамию. Так, один из крупнейших представителей ортодоксально-консервативного течения в исламе Аббас Махмуд аль-Аккад в этом вопросе оправдывает религию, говоря, что ислам «не создавал многоженства и не обязал никого к нему, он просто дал разрешение для него при условии справедливого и достаточного содержания жен».

По мнению же модернистов, упомянутый аят запрещает полигамию. При этом они прибегают к другому изречению из Корана: «И никогда вы не в состоянии быть справедливыми между женами, хотя бы и хотели этого...». Быть абсолютно справедливым невозможно, а ведь «не возлагает Аллах на душу ничего, кроме возложенного для нее». Отсюда делается вывод, что Коран признает невозможным для человека справедливое отношение ко всем женам, следовательно, многоженство Кораном не разрешается.

Известный египетский реформатор ислама Касим Амин, соглашаясь с тем, что эти аяты Корана содержат и разрешение, и запрет многоженства одновременно, делает следующий вывод: «Если кто- либо будет понимать эти два аята о многоженстве как запрет его, то я думаю, что он далеко не уйдет от основных мыслей аятов». Говоря об истоках полигамии, Касим Амин, а за ним и современные модернисты считают, что полигамия - не порождение ислама, а один из древних обычаев, существовавших у многих народов еще до ислама. В этом они несомненно правы.

Одной из социально-экономических причин, обусловивших рождение полигамной семьи в обществе, стало появление частной собственности и возникновение на ее основе неравенства полов в семье и обществе. Свободные (от супружеских отношений) женщины стали появляться в условиях рабства, особенно вследствие покорения соседних народов и превращения их женщин в рабынь, в собственность.

«Именно существование рабства рядом с моногамией, - пишет Ф.Энгельс, - наличие молодых, красивых рабынь, находящихся в полном распоряжении мужчины, придало моногамии с самого начала специфический характер, сделав ее моногамией только для женщины, но не для мужчины. Такой характер она сохраняет и в настоящее время». Следовательно, наличие в брачно-семейных отношениях выраженного социально-экономического неравенства между супругами, появление наряду с этим большого количества рабынь стали главными причинами возникновения в обществе полигамной семьи, причем в зависимости от конкретных исторических условий она имела разные формы.

Ислам не является создателем социально-экономической базы для полигамии, существовавшей задолго до его появления, но, будучи идеологией господствующих классов, он освящает и закрепляет многоженство. Дав ему божественную санкцию, ислам юридически и морально оправдывает наличие полигамного брака в обществе.

Современные модернисты, идеализируя семейно-брачное законодательство шариата, стараются найти доказательства исключительности ислама, его рационализма и приспособленности к современным условиям жизни, к демографической ситуации. Так, один из современных мусульманских идеологов аль-Бахи аль-Хули оправдывает узаконенную исламом полигамию политическими целями религии, направленными на увеличение численности мусульман. Если стих Корана «Фа-н-киху ма таба лакум...» мусульманские теологи истолковывают как «И женитесь на тех, что приятны вам, женщинах...», то аль-Хули, ссылаясь на слово ма (что), имеющее множество различных смысловых значений, интерпретирует этот стих по-своему. Он утверждает, что ма здесь обозначает «пока», и, следовательно, этот стих надо понимать так: «И женитесь, пока вы чувствуете себя способными плодить». Как известно, в арабском языке есть множество слов, обозначающих различные, иногда противоположные по смыслу понятия. Это и дает возможность мусульманским идеологам по-разному объяснять то или иное изречение Корана. Вообще использование многозначности арабских слов, противоречий в тексте - один из методов интерпретации Корана и других источников ислама мусульманскими модернистами.

Упомянутый выше аль-Хули принадлежит к той группе модернистов, которые считают, что приведенный аят предписывает мужчине жениться только на одной женщине. Иметь много жен, по его мнению, разрешается в исключительных случаях: при неизлечимой болезни или бесплодии жены, ее фригидности или «если большая семья нуждается в рабочей силе». Аль-Хули делает следующий вывод: «Таким образом, мы видим, что шариат не опорочил себя, разрешив брак с несколькими женами, а порок заключается в том, как претворили этот закон в жизнь. Опорочили себя обладатели низменных инстинктов, которые думают, что жизнь состоит только из чувственных наслаждений».

В попытках оправдать ислам в вопросе многоженства все современные модернисты стоят на одинаковых позициях. Различаются лишь приводимые ими доводы. Интересно проследить, например, за рассуждениями Наджиба Джамаль ад-Дина и Шахада аль-Хури относительно полигамии. Появление аята «А если вы боитесь, что не будете справедливы с сиротами, то женитесь на тех, что приятны вам, женщинах - и двух, и трех, и четырех. А если боитесь, что не будете справедливы, то - на одной из тех, которыми овладели ваши десницы» - они объясняют историческими причинами. Ислам зародился на Аравийском полуострове в то время, когда в политической и социальной жизни там царил полный хаос и не было строго установленных законов. Такая обстановка, по их мнению, не могла способствовать быстрому и правильному восприятию идей ислама. Поэтому, развивает свою мысль Джамаль ад-Дина и Шахада аль-Хури, Мухаммед путем мудрой постепенности хотел облегчить арабам переход от многоженства к моногамии. Приведенный аят был ниспослан в раннем периоде зарождения ислама, когда полигамию нельзя было запретить. Позже, когда ислам окончательно закрепился, был ниспослан следующий аят: «И никогда вы не в состоянии быть справедливыми между жёнами, хотя бы и хотели этого...», который эти модернисты растолковывают как «завершающее требование учения ислама, которое является почти запретом многоженства». Главной причиной полигамии Джамаль ад-Дин и Шахада аль-Хури считают большую численность женщин по сравнению с мужской частью населения.

Следует отметить тот факт, что и в настоящее время среди исламских деятелей встречаются традиционалисты, взгляды которых в этом отношении крайне консервативны. Убеждает в этом и статья доктора Мухаммеда Зикрия аль-Бардиси «Ислам и многоженство» в египетском журнале «Трибуна Ислама». До сих пор есть ещё люди, яростно защищающие полигамию, да ещё и оправдывающие её требованиями «человеческой» природы. «Многоженство - это закон, которого требует человеческий характер и к которому стремится человеческий инстинкт, многоженство разрешено шариатом, необходимо, без него нельзя жить. К нему толкают нас требования общих интересов, забота об обществе и стремление к спасению общества от разврата», - заявляет автор. Напрашивается вывод: значит, в странах, где полигамия запрещена, царят разврати падение нравов? Разумеется, с этим мнением автор и трезво мыслящие люди не могут согласиться.

Закрия аль-Бардиси критикует современных модернистов доказывающих при помощи упомянутого аята, что многоженство запрещается Кораном. Утверждая противоположное, Закрия аль-Бардиси рассуждает следующим образом: «Не следует понимать именно так, а следует понимать, что Аллах имел в виду справедливость по мере возможности, о чем свидетельствует аят «Не уклоняйтесь же всем уклоне¬ниям, чтобы не оставить ее точно висящей». Следовательно, считает автор, многоженство разрешается, но при соблюдении двух условий:
1) гарантия возможной справедливости с женами;
2) наличие возмож¬ности содержать их.
Как правило, многоженство связано с относительно высоким уровнем доходов, так как оно равносильно содержанию нескольких семейных хозяйств или даже нескольких жилищ.

Как уже отмечалось, реформаторы ислама прошлого века и современные их последователи выступают против полигамии, допуская существование ее только в исключительных случаях. Аль-Бардиси критикует и эту позицию модернистов ислама. Он заявляет: «...Я удивляюсь тем людям, которые во весь голос кричат и требуют положить конец многоженству, разрешенному шариатом. Они требуют установить более строгие условия, строже даже тех, которые установил Коран. Я думаю, что если сбудется их требование, то это приведет к противоречию и столкновению с законами шариата, так как Аллах привел только два условия (вышеназванные). Не разрешается приводить еще третье условие, предполагающее болезнь или бесплодность первой жены, так как это условие не упомянуто в Коране, а прибавление к тексту его неупомянутых условий является искажением значения слов Корана».


К числу традиционалистов, выступающих против запрещения полигамии и ограничения разводов, относятся, например, Ибрагим Абдо Шафик Дуррия, египетский шейх Мухаммад аль-Газали и др. Они считают, что нет необходимости ликвидировать многоженство, которое возникло вследствие сложившихся общественных условий и исчезнет также вследствие появления новых общественных условий.


В одной из статей в журнале «Молодые мусульмане» шейх Мухаммад аль-Газали заявляет, что в настоящее время главная проблема арабских стран - это не полигамия, а «кризис» брака, т.е. уменьшение числа заключаемых браков. Правда, при этом он признает, что такое положение существует в основном среди низших слоев населения (рабочих, феллахов, мелких ремесленников и служащих), которые не могут жениться из-за отсутствия достаточных средств для уплаты махра. Кроме того, мусульманский брак требует очень больших расходов со стороны жениха. Поэтому мужчины из беднейших слоев населения арабских стран испытывают серьезнейшие затруднения при женитьбе, а зачастую вообще не в состоянии прокормить одну жену. Мужчины же из зажиточных слоев населения, особенно в деревнях, имеют по нескольку жен. Аль-Газали считает, что «нет необходимости в изменении закона о многоженстве, так как экономический уровень населения сам по себе не позволит мужчине иметь больше одной жены, и многоженство отомрет само».

Какой же выход из «кризиса брака» предлагает автор? Никакого. Он советует молодым людям, которые не в состоянии жениться, следовать аяту Корана, гласящему: «И пусть будут воздержаны те, которые не находят возможности брака, пока не обогатит их Аллах Своей Щедростью».

Одним из тех, кто оправдывает полигамию, является и Гамаль Бадави, автор брошюры «Полигамия в исламском законе». Если аль- Бардиси, защищая полигамию, безапелляционно заявляет, что она необходима для удовлетворения плотских стремлений мужчины, то Гамапь Бадави осторожнее подходит к этому вопросу. Он пишет, что ислам «не навязал», «не стимулировал», а только «разрешил» полигамию, учтя все социальные проблемы, которые были и могли возникнуть в будущем. По его мнению, «допущение ограниченной полигамии только свидетельствует о том, что ислам - религия реалистичная».

Какова же в настоящее время социальная необходимость в полигамии?

Во-первых, в «некоторых районах земного шара» отмечается большая смертность среди детей. Выход из такого положения Бадави видит только в полигамии, благодаря которой якобы увеличится численность детей.

Во-вторых, женское население преобладает над мужским, причина этого в большинстве случаев - война. И «в таких случаях, - заявляет Бадави, - полигамия является самым подходящим выходом». Развивая свою мысль далее, он говорит, что в противном случае «женщины превращаются в орудие для удовлетворения низменных инстинктов мужчины, не имея при этом никакой гарантии, никаких прав, никакой финансовой помощи» и «возникают коррупция и аморальное поведение».

Аль-Бадави ратует за сохранение полигамии, оправдывая это заботой о соблюдении нравственности одиноких женщин. Моральный же облик мужчины-многоженца его не интересует. По его словам, «причиной того, что ислам категорически не запрещает многоженства, является тот факт, что при определённых условиях в различных местах и в различные времена ограниченная полигамия - это лучше, чем развод или двуличная видимость морали». Согласиться с аль- Бадави можно только в одном: для одиноких женщин существует опасность стать беззащитной игрушкой в руках мужчины. Однако эта опасность становится реальной только в тех странах, где закон не охраняет права и достоинство женщины, где ей не предоставляется возможность быть экономически не зависимой от мужчины.

Высказывания современных мусульманских модернистов и традиционалистов свидетельствуют об их консервативном отношении к женскому вопросу. Многие из них считают, что со временем институт полигамии якобы изживёт себя. Однако существующая реальность говорит об ином. Хорошо иллюстрирует это современная практика возрождения норм мусульманского права в большинстве арабских стран.

Так, законодательство почти всех арабских стран закрепляет известную норму шариата, позволяющую мусульманину иметь до четырёх жён, причём в некоторых из них (например, в Иордании) не предусмотрено никаких ограничений полигамии в этих установленных мусульманским правом пределах.

Иногда ограничения полигамии формулируются весьма абстрактно. Так, Семейный закон № 3 1978 г. Йеменской Арабской Республики гласит, что мужчина может одновременно состоять в браке с несколькими женщинами (но не более чем с четырьмя) при условии «справедливого» к ним отношения и наличия материального достатка, позволяющего ему содержать их. В противном случае ему разрешается иметь всего одну жену.

Характерной чертой семейного права некоторых арабских стран является закрепление в нем ряда ограничительных условий, без соблюдения которых полигамия не допускается. Одним из них является обязательное получение разрешения на второй и последующие браки от суда, который принимает во внимание объективные возможности и субъективные качества мужа. Так, сирийский закон дает право судье разрешить второй брак только в том случае, если муж в состоянии содержать жен и имеет «законное» основание требовать заключения нового брачного договора (таким основанием может быть признано, например, бесплодие жены). Иракский закон № 88 1959 г. «О личном статусе» (с изменениями 1963 и 1978 гг.) добавляет к этим двум условиям третье - «справедливое» отношение мужа к женам. В Народной Демократической Республике Йемен полигамия строго ограничена бигамией, т.е. возможностью мужчины одновременно состоять в браке не более чем с двумя женщинами, что представляет собой принципиальный отход от традиционного положения мусульманского права.

Единственная арабская страна, законом запретившая полигамию, - это Тунис. Статья 18 Кодекса гражданского состояния (1959 г.) гласит: «Полигамия запрещается. Каждый, кто, находясь уже в брачных отношениях, вступит во второй брак, не расторгнув предварительно первый, будет подлежать тюремному заключению сроком на один год и наложению штрафа в сумме 240 тыс. фр. или какому-нибудь одному из этих наказаний, даже если новый брак будет оформлен в соответствии с законом». В ТО же время закон не отрицал юридической силы за ранее сложившимися полигамными браками.

Этот кодекс был принят в Тунисе благодаря личным усилиям Хабиба Бургибы, бывшего в то время его президентом. Хотя запрещение многоженства явилось прямым нарушением шариата, Бургиба аргументировал это нововведение ссылками на четвертую суру Корана, произвольно прерывая ее с тем, чтобы добиться соответствующего смысла: «...А если боитесь, что не будете справедливы, то - на одной...» (Коран, 4;3). В речи 12 августа 1956 г. Бургиба заявил следующее: «Углубляя смысл данного стиха, заметим, что можно подумать над этим суждением и что полигамия никогда не приветствовалась исламом». Приведенный пример еще раз показывает, как можно модернизировать и приспосабливать установления Корана к нуждам и требованиям современности. Значение Кодекса гражданского состояния, основные положения которого, кроме запрещения полигамии, включали изменение процедуры заключения брака, отмену талака (расторжения брака только по инициативе мужа), наследования имущества в зависимости от родственных связей, было огромным и вызвало широкий отклик во всем мусульманском мире. Французский исследователь де Монтети ставит Тунис в этой области в один ряд с Турцией времен Мустафы Кемаля и советскими среднеазиатскими республиками.

Но с 70-х годов в Тунисе, как и в других арабских странах, объявлено о возврате к «мусульманскому фундаментализму», т.е. к ревностному соблюдению всех предписаний шариата (и ислама в целом) в том виде, как они были сформулированы во время раннего средневековья. Фундаменталисты требуют полной исламизации общества и возрождения всех морально-этических норм шариата, даже наиболее жестоких из них: отрубание руки за воровство, порку, забивание камнями за прелюбодеяние, восстановление институтов полигамии, ношение покрывала женщинами, лишение их политических прав и т.д. В Тунисе представители движения фундаментализма «обрушивали свой гнев прежде всего против западнических нововведений Бургибы, офранцузывания нравов, эмансипации женщин»


Из статьи кандидата исторических наук Барно Валиевой «Мусульманские модернисты о положении женщин» (Женщины Центральной Азии.- №1. Ташкент: Изд. Женского ресурсного центра, 1998).

Вернуться назад