Истоки этикетных норм


Истоки этикетных норм


Даосизм имел многих замечательных представителей, среди которых необходимо назвать такие имена, как Ян Чжу и Чжуаи цзы. Ян Чжу (V-IV вв. до н.э.), представитель раннего даосизма, автор формулы «все для себя», вошел в историю как теоретик «крайнего эгоизма». Осуждая пафос самопожертвования доя блага страны, он считал, что самым дорогим для человека является жизнь, перед которой меркнет даже мораль.
Чжуан цзы (365-290 гг. до н.э.) ~ создатель концепции жизнеутверждения, занимаясь критикой морали, осуществил переоценку ценностей. Мораль, согласно Чжуан цзы, противоестественна и поэтому нужна человеку «как шестой палец на руке или перепонка между пальцами ног». Существующие нормы морали действуют на руку правителям, использующим их в целях личной выгоды. Философия даосизма осуждает добродетели конфуцианцев и моистов, являющиеся обязательными для продвижения на важные государственные посты и, следовательно, не являющиеся бескорыстными. В своей книге «Искусство жить» Гуань Чзы указывает, что главная ценность для даоса - свобода, и для того чтобы стать свободным, человек должен отказаться от государственной службы: «Болотный фазан через десять шагов поклюет, через сотню - напьется, а в клетке жить не хочет: оно сытно - да уж не то!»
Даосской добродетели нельзя научиться, ибо она продукт собственного опыта. Многие мысли даосов выразились в афоризмах: «Все знают, как полезно быть полезным, но никто не знает, как полезно быть бесполезным», «Покой есть главное в движении», «Дао совершенномудрого - это деяние без борьбы», «Человек с высшим «Дэ» не стремится делать добрые дела, поэтому он добродетелен».
Самоопределение морали осуществляется через «искренность», которая мыслится как космическая сила, не отделимая от Дао. По мнению А.Н. Чанышева, даосизм выродился позднее в религиозную систему суеверий и волшебства, имеющую очень мало общего с первоначальным философским даосизмом. Возможно, данное утверждение основывается на том, что более поздние толкователи даосизма постепенно выхолостили из него нравственную основу. В XX веке «Дао-дэ-цзин» обрел вторую родину в европейской философии, оказав сильное влияние на некоторых мыслителей Запада.
Легизм - одна из основных школ древнекитайской философии. Ее предствителями были Гуань Чжун (VII в. до н. э.), Цзы-чан (VI в. до н. э.), Шан Ян (390-338 гг. до н.э.) и Хань Фей (280-233 гг. до н.э.). Легисгы считали, что для упорядочения мира необходимо отказаться от морали и все отношения между людьми должны основываться только на законах. Это учение о неумолимости закона и всесилии наград и наказаний. Представители учения выступали против родовых отношений, отвергали этические нормы конфуцианства, идеи гуманности, ритуала «Ли», справедливости и «всеобщей любви». Вместо этого они отводили главенствующее место единому для всех закону, который делает мораль и культуру излишними. В целях регуляции человеческих отношений Гуань Чжун требовал установить градацию людей по их рангам на основе четкого разграничения между верхами и низами: «градацию сановников в соответствии с их заслугами, чиновников - в соответствии с их поведением, простого народа в соответствии с их прилежанием». С рангом человека он связывал и потребление богатств, различия в одежде и манерах поведения. «Как бы мудр и благороден ни был человек, он не осмеливается носить одежду, не соответствющую ему по рангу': как бы ни был он богат, он не решается воспользоваться благами, не предусмотренными его вознаграждением...» Необходимость действовать в соответствии со своим положением, по мнению Гуань Чжуна, и обусловливает выработку правил этикета. Главная добродетель, по мнению легистов, - это преданность государю и беспрекословное подчинение закону. Такое понятие, как совесть, должно быть заменено страхом. Осуждая добродетели конфуцианской этики, представители легизма утверждали, что «доброта и человеколюбие - мать преступников». Легисты, как и многие представители других философских направлений, считали, что по природе своей человек зол, но изменять ее можно не в процессе воспитания, а путем наказания:
«Ежели сделать суровыми наказания, установить систему взаимной ответственности за преступления, то люди не решатся испытывать на себе силу закона, а когда люди станут бояться подобных испытаний, исчезнет потребность и в самих наказаниях»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0