Сказка о Алыке и Барыпжан


Сказка о Алыке и Барыпжан

АЛЫКЕ И БАРЫПЖАН


Жили два друга по имени Сарыкан и Каракан. У, Сарыкана был сын Алыке, а у Каракана — дочь Барыпжан.

Скоро Каракан откочевал со своей семьёй далеко на запад.

Сарыкан между тем умер, а Алыке остался сиротой.

Алыке рос умным и смелым мальчиком. С молодыми он был любезен, со стариками почтителен. Понравился Алыке одному старику волшебнику, и тот научил его своим заклинаниям. Произнесёт, бывало, Алыке несколько волшебных слов, и конь превратится в альчик . Шепнёт мальчик какое-то слово, и альчик снова станет конём.

Рос Алыке и не знал, что где-то далеко на западе живёт его наречённая невеста.

Однажды играл Алыке в бабки с сыном соседки и обыграл его да ещё вдобавок поколотил. Рассердилась мать того мальчика и сказала Алыке:
— Эй, Алыке, чем обижать моего сына, лучше бы поехал ты за своей наречённой невестой Барыпжан, дочерью Каракана. 

Выслушал Алыке женщину, вернулся домой и сказал матери:
— Эне, я еду искать свою невесту.

— Твоя невеста живёт далеко. Отец её Каракан давно откочевал из этих мест. С тех пор мы никаких подарков не посылали Барыпжан, хотя получили от её родителей кольцо,— отвечала Алыке мать. — Подрасти ещё немного, тогда и поедешь к Барыпжан.

Прошло несколько лет, и Алыке решил ехать к своей невесте. Перед отъездом мать дала ему кольцо — подарок невесты. Сел Алыке на быстроногого коня — тулпара, доставшегося ему в наследство от отца, и поехал.

Быстро скакал конь Алыке, и юноша через некоторое время достиг аила Каракана. Тут превратил он своего тулпара в захудалого жеребёнка, переоделся в бедные одежды и нанялся к Каракану в работники.

Барыпжан к тому времени уже подросла, и к ней сватался старый бай из соседнего аила.

Однажды брат жениха Барыпжан привёз им дрова. Алыке усердно помогал ему разгружать их.

—» Работай, не ленись, мой плешивец! — поощрял Каракан своего работника.

Плешивцем он прозвал Алыке за то, что у того из под шапки не выбивался ни единый волос.

— Дайте мне десять арканов , я сам пойду за дровами,—- сказал Алыке.

Удивился Каракан просьбе Алыке. Но ещё больше удивился он, когда Алыке принёс за один раз все деревья, которые росли на склоне ближней горы.

Скоро приехал к Барыпжан её жених — старый бай. Каракан приказал, чтобы свадьба продолжалась сорок дней.

Молодёжь затеяла игры. Все веселились, лишь Барыпжан сидела грустная. Одна забава сменялась другой, все были очень довольны, только Барыпжан ни разу не улыбнулась.

Но вот свадьба стала подходить к концу.

— Эй, плешивец, разожги большой костёр! — приказала Алыке одна из женщин.
— Мне в глаз попала соринка. Вытащи её,— подошёл Алыке к этой женщине.

Но едва та провела рукой по его векам, как джигит отпрянул назад со словами:
— У тебя пальцы как колючки.

Так он обошёл трёх женщин и каждой говорил одно и то же. Наконец Алыке подошёл к Барыпжан.

— Вытащи соринку, Барыпжан,— попросил он.

Положила Барыпжан его голову к себе на колени, искать в глазу соринку, а Алыке и шепчет ей:
— Какие у тебя руки нежные,— и показал ей заветное кольцо.

Девушка улыбнулась.

Наутро начались конские состязания — байга.

— Я поскачу на своём жеребёнке,— сказал Алыке.
— Тебя кони затопчут,— отвечал ему Каракан со смехом.

Но Алыке сел на жеребёнка, прошептал несколько слов, и жеребёнок снова превратился в тулпара. Алыке пришёл первым в байге.

Потом началась борьба.

— Я буду бороться с самым сильным джигитом! — заявил Алыке,

Каракан стал его отговаривать и насмехаться над ним, но Алыке его не послушался и поборол силача.

Потом Алыке пошёл за дровами, а вернувшись, сказал девушкам:
— Сестрички, сколько орехов в лесу!

Услышала это Барыпжан и вместе с десятью подругами пошла в лес. Как только девушки углубились в чащу, Алыке принял свой обычный вид, превратил ребёнка в тулпара, сел на него, а Барыпжан посадил впереди себя, и помчались они в его аил.

Проехав большое расстояние, они сошли с коня, Алыке превратил тулпара в альчик и спрятал его за пазуху. И сели они отдохнуть.

Тем временем родичи девушки и её жениха пустились в погоню за беглецами и скоро окружили их со всех сторон.

Алыке тут же превратил альчик в коня, вскочил в седло и ринулся на врагов. Он перебил всех родственников жениха Барыпжан, но из её родных не тронул никого. Потом Алыке открыл Каракану своё настоящее имя, и Каракан сказал:
— Я хочу пышно отпраздновать вашу свадьбу.
И все они вернулись в аил.






На свадьбу Барыпжан и Алыке собрался весь аил. Все пили, ели, веселились — сорок дней и ночей. Отец подарил молодым богатую белую юрту.

С тех пор прошло много времени. Барыпжан родила сына, которому дали имя Сейтек.

Сейтек рос очень быстро. Вот как-то Барыпжан говорит мужу:
— Вспомни поговорку: «Не бывает коня, который не тосковал бы по своему табуну, не бывает батыра, который не скучал бы по своей родине». Как ты думаешь, не пора ли нам вернуться в твои родные края?,

На это Алыке отвечал:
— Для того чтобы уехать из аила твоего отца, нужно найти предлог.

Вскоре после этого Каракан заколол барана и пригласил Алыке и Барыпжан в свою юрту. Когда подали мясо, Каракан отрезал от туши барана голень задней ноги и протянул её своему внуку Сейтеку. Алыке и Барыпжан обиделись.

— Видно, отец не желает нашему сыну благополучия, если угощает его голенью,— сказали они и не притронулись к мясу.

Тогда понял Каракан, что дочь и зять ищут предлог, чтобы покинуть его. Он подарил им богатую одежду, ковры, коней и драгоценную сбрую.

Сели на коней Алыке, Барыпжан и Сейтек. Поехала с ними и рабыня — рябая и уродливая.

Ехали они медленно, а Алыке очень хотелось по¬скорее добраться до родных мест. Поэтому он обогнал свой караван и помчался вперёд.

Барыпжан остановилась на ночёвку подле озера.

— Не хотите ли искупаться, моя госпожа? — предложила ей рабыня. — Я дам вам в руки один конец верёвки, а другой буду держать сама. Когда вы искупаетесь, я помогу вам выбраться на берег.

Барыпжан стала купаться. Рабыня, стоя на берегу, держала конец верёвки. Как только Барыпжан отошла на глубокое место, рабыня выпустила верёвку из рук.

Барыпжан понесло течением и прибило к острову посредине реки.

А рабыня быстро переоделась в одежду Барыпжан, посадила Сейтека на седло впереди себя и поехала дальше.

Между тем Алыке приехал в свой аил и сказал родичам:
— Я женился на Барыпжан, своей наречённой невесте. Сейчас она едет сюда, а с ней и наш сын Сейтек.

Родичи Алыке поскакали навстречу дорогим гостям.

И скоро они увидели рябую, уродливую женщину на коне. Впереди неё сидел мальчик. Привезли их в аил. Рабыня сказала Алыке:
— Алыке, я увидела на дороге пёструю ворону, и едва она каркнула, как я покрылась пятнами. Ворона каркнула во второй раз, и я вся почернела. А бедная наша рабыня умерла со страху.

Поверил Алыке рабыне — думал, что и вправду перед ним его любимая жена Барыпжан. Поставили они свою богатую белую юрту и стали в ней жить.

Вот однажды зашёл к ним какой-то прохожий:
— Начни беседу, дорогой гость,— предложил ему Алыке.

— О чём рассказать тебе, о слышанном или о виденном? — спросил прохожий.

— Гость должен быть смирнее овцы. Сиди и молчи,— приказала рабыня.

Так за весь вечер гость ни разу и рта не раскрыл. Наутро он ушёл.

На следующий день увидела рабыня подле юрты ветку чертополоха и растоптала её со словами:
— Эта колючка может воткнуться в ногу ребёнка.

Потом, увидев белого верблюжонка, подошедшего к юрте, она приказала зарезать его, сказав:
— Он может напугать ребёнка.

Через несколько дней зашёл к ним в юрту другой прохожий.

— Начни беседу, дорогой гость,— предложил ему Алыке.

— О чём рассказать: о слышанном или о виден¬ном? — спросил прохожий.

— Слышанное может оказаться выдумкой, расскажи о виденном,— сказал Алыке.

— Гость должен быть смирнее овцы. Не лучше ли тебе помолчать? — вмешалась в разговор рабыня,

— А почему бы мне и не поговорить? Ведь я буду рассказывать только о виденном, — возразил гость. — А видел я удивительную вещь. Невдалеке отсюда есть озеро. Над этим озером летает пёстрая гусыня и плачет, приговаривает: «О мой Сейтек, я пробралась к тебе колючкой, но меня истоптали, подошла верблюжонком, меня зарезали». Просто диво какое-то!

Наутро Алыке пошёл к озеру и увидел пёструю гусыню, которая причитала о Сейтэке. Алыке вернулся домой, взял с собой сына, привёл к озеру и оставил его на берегу. Подлетела гусыня к ребёнку и накрыла его крылом. Тогда Алыке подошёл и схватил гусыню.

Гусыня сказала:
— О мой Алыке! Ступай принеси мне мою одежду! Алыке поспешно принёс ей одежду. И гусыня снова превратилась в Барыпжан.

Вернувшись домой, Алыке прогнал из своего дома коварную рабыню.

После этого Алыке устроил пир, и все они зажили спокойно и счастливо.

Кыргызские сказки

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0