Легенда о Исхаке который принял имя Пулат-хана


Легенда о Исхаке который принял имя Пулат-хана

ПУЛАТ-ХАН


Нe успели ханские войска подавить восстание в одном XX месте, как оно вспыхнуло в другой. Теперь восстали кочевники Чаткала. Возглавил их некий Пулат-хан. Это был простой кыргыз Исхай, который выдавал себя за внука Кокандского хана Алима. Зачем он это делал? В те времена простой народ думал (так ему внушали не одно столетие), что начальствовать должен человек только знатного рода. Поэтому Исхак и принял имя Пулат-хана.

В короткий срок ему удалось собрать ополчение в несколько тысяч человек. Стремительно заняв несколько кишлаков, он двинул войска к городу Намангану. Пулат-хан призывал народ к борьбе с кровопийцей Худояром. Под его знамя отовсюду стекались обездоленные.

Наманганский бек и другие беки собрали целую армию и выступили навстречу. Они хвалились уничтожить, казнить всех бунтовщиков.

Но, поднявшись в горы, беки стали осторожнее. Они узнали, что повстанцев много.

— Надо разведать силы и намерения бунтовщиков, — говорили они на военном совете. Нельзя прыгать с обрыва, если не знаешь глубины пропасти.

Два дня стояли правительственные войска. На третью ночь страшный шум поднял на ноги уснувший лагерь. Враг напал!

Началась неразбериха, перешедшая в панику. Метались по лагерю конные и пешие ханские воины. Кто ловил коней, кто просто бежал сломя голову. Командиры, надрываясь, сзывали своих подчиненных. Повсюду слышались конское ржание, крики, выстрелы. Беки, выскочив из юрт в окружении телохранителей, тщетно пытались разобраться в происходящем.

Шум закончился так же внезапно, как и начался. Нападающие исчезли.

Утреннее солнце осветило неутешительную картину. Несколько десятков убитых, еще больше раненых. Угнана часть коней, опрокинуты юрты, сожжены и разорваны палатки... Беки подозревали, что большую часть урона нанесли себе сами доблестные ханские воины. В кромешной тьме, спросонья, не мудрено потерять голову.

Зато в повстанческом лагере царило ликование. Первый бой оказался удачным! Вылазкой руководил Пулат-хан (то есть Исхак). Теперь он разъезжал на аргамаке под приветственные клики своих джигитов, и лицо его будто светилось. В ночном бою он получил скользящий удар в голову пикой — в месте удара была содрана кожа. Но повязка на лбу пропиталась кровью. И люди смотрели на своего предводителя с восторгом: настоящий джигит!

Батыр, не знающий страха!

На следующий день, наведя порядок, обозленные беки двинули отряды к лагерю повстанцев. Но им не удалось застать победителей врасплох. Пулат загодя вывел свою армию навстречу и занял удобную позицию вдоль глубокого оврага с крутыми склонами. Ханские войска подошли и уперлись в этот овраг. С обеих сторон началась словесная перепалка. Обе стороны не жалели друг для друга проклятий, оскорблений и всяческих худых пожеланий.







Однако ни одна сторона не решалась перейти овраг на глазах у неприятеля.

Так простояли несколько дней. По обе стороны оврага варили в казанах похлебку, изредка палили из ружей.

На военном совете Пулат-хан сказал, что так продолжаться не может. К бекам в любой момент может явиться помощь и тогда их не одолеть.

— Наши люди воодушевлены первой победой. Надо повторить эту победу! Иначе мы без пользы съедим припасы.

А постоянно пополнять их из ближних кишлаков нельзя. Мы не должны брать пример с ханских сарбазов, грабящих жителей. Если не будет победы, люди в конце концов разбегутся.

Командиры отрядов поддакивали, но и возражали тоже.

— Это все верно... Но гнать людей через овраг равносильно гибели. Наши джигиты возропщут, могут ослушаться.

Мы сделаем по-другому: кликнем добровольцев. Если они и сложат головы, обижаться их родственникам будет не на кого.

— Хорошо! — сказал Пулат-хан. — Я тоже пойду добровольцем.

На другой день чуть ли не половина повстанцев начала спускаться в овраг. Их повел сам Пулат-хан. Оставшиеся подняли неистовый визг, стрельбу из«мултыков».

Ханские сарбазы не ожидали ничего подобного. Эти обле-нившиеся воины служили в спокойном Намангане, исправно получали жалованье, содержали семьи. И вдруг война. Конец благополучной безмятежной жизни! Надо сражаться и умирать. А эти бунтовщики совсем озверели. От них пощады не жди. И ханские войска ударились в бегство. Историк пишет: «При виде такой отваги (нападающих) беки одними из первых пустились наутек. За ними бежали их войска. Кыргызы бросились в погоню, догнали задних и перебили их». Такой поворот дела заставил вмешаться самого Худояра. По его распоряжению собрали войска со всего Кокандского ханства. Все сарбазы (солдаты) имели ружья. В их распоряжении находились медные пушки.

И вот разгорелось решающее сражение. Нестройные толпы повстанцев были вооружены только пиками, топорами да дедовскими саблями. С отчаянной храбростью бросились они на стройные шеренги сарбазов. Их встретили ружейные залпы. Пули скосили первые ряды атакующих. А потом загрохотали пушки. Атака захлебнулась. Повстанцы начали отступать. А когда на них бросилась многочисленная конница, в панике бежали.

Разгром был полный. Сам Пулат-хан, в сопровождении нескольких человек, едва ушел от погони. Маленький отряд уходил все дальше в горы.

Ханские каратели зверствовали повсюду. Жестокому грабежу подверглись кыргызские кочевья. На Чаткале и Ляйляке, Алабуке и Кара-Кульдже дочиста грабились и сжигались кыштаки и айылы. Хан приказал не щадить никого.

Жестокостью он хотел запугать народ и подавить бунт в самом начале.

Но вышло наоборот. «Посеешь ветер — пожнешь бурю». Кыргызы и кыпчаки поднимались повсюду. Повстанцам не было числа. К ним присоединялось узбекское и таджикское население. Хан просчитался.

Смертельная борьба только начиналась...

Мифы и легенды

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0