Миссия первого кыргызского посольства из Тянь-Шаня в Россию


Миссия первого кыргызского посольства из Тянь-Шаня в Россию

ПЕРВОЕ КЫРГЫЗСКОЕ ПОСОЛЬСТВО В РОССИЮ.


Долго судили - рядили, кого назначить послом в далекую неведомую страну. На эту роль годился, во-первых, почтенный человёк. Во-вторых, опытный, повидавший немало чужих земель. В-третьих, умный и рассудительный. И, в-четвертых, чтобы этот человек согласился пойти навстречу множеству опасностей, которые всегда подстерегают путника в чужих краях. Где взять такого?

И тогда Атаке-бий предложил кандидатуру Абдурахмана Кучакова, известного купца, уже побившего в России. Его хорошо знали в кыргызских кочевьях и уважали за честность, тактичность и великие знания, почерпнутые в бесконечных торговых поездках. К тому же он был грамотей и знал язык орусов. С ним отправлялся Шергазы, зарекомендовавший себя рассудительным, несмотря на молодость человеком. Они-то и везли подарки: сибирским правителям — двух коней, русской царице Екатерине — барсовые и рысьи выделанные шкуры, да диковинного раба, арапа, в придачу. Кыргызские послы везли с собой, как бы мы сейчас сказали, «верительные грамоты» — два письма.

Одно-сибирским пограничным властям, другое —лично российской императрице Екатерине И. В письме сибирскому генерал-губернатору Атаке сообщал:
«Управляющему в делах императорского величества господину генералу от произошедшего родом из славных и чиновных людей, бывших при древних царях Соломоне и Александре Македонском, а ныне по колену рода своего управляющим народом диких кыргызов Атаке-батыра Тынайбиева сына свидетельствую поклон. И, посылая с моими людьми Абдурахманом и Шергазы двух вам лошадей, прошу сию первую мою услугу благосклонно принять, а в будущем и не премину стараться оказывать оные, чтобы вы уверительно знать их могли...».

Как видим, чтобы не ударить лицом в грязь перед российской императрицей, свое происхождение Атаке исчислял ни много ни мало со времен Соломона и легендарного Искандера Двурогого, так называли на Востоке Александра Македонского. Не будем судить строго и с пониманием отнесемся к честолюбию тянь-шаньского феодала, пожелавшего древностью своего рода покорить далекую царицу. Заметим, что в письме, адресованном непосредственно Екатерине, бий был гораздо скромнее. Атаке напомнил, что его предки уже оказывали какие-то услуги России в меру своих сил, он может оказать посредничество в сопровождении купеческих торговых караванов.

При этом «всеусерднейший» справлялся о «высочайшем здоровье» царицы. Оба письма, написанные, вероятно, самим послом, лежали в сумке гордого Абдурахмана, окруженного свитой не меньше бийской...

Стояла ранняя весна 1785 года.

... Наутро провожать послов высыпал весь аил — от мала до велика. Несмотря на теплую погоду, на плечи Атаке был накинут чепкен — белый войлочныи плащ с рукавами, такие обычно носят пастухи. Бию нездоровилось. Однако могучая воля не позволяла недугу взять верх. Он окинул послов и толпу своим орлиным взглядом из-под нависших седых бровей. Вот свершается сегодня важнейшее дело — начало нового пути. Что оно принесет его народу?

Отъезжающие уже сидели на конях. Все были празднично одеты в свои лучшие наряды. Даже раба-арапа принарядили как следует.







Старуха мать затуманенным взором вес смотрела%а своего первенца Шергазы и не могла наглядеться. До чего же хорош ее сын! Красавец джигит! На нем была светлая рубаха, поверх нее — однобортный камзол-бешмент, длинный, до колен, с небольшим стоячим воротником. Замшевые расшитые штаны. На ногах— сыромятные сапоги с короткими голенищами. На голове-белый войлочный колпак, отороченный черным бархатом.

А в переметных сумах лежал и зимний наряд: шапка-тебетей с опушкой из лисьего меха, суконный чепкен, меховая шуба-ичик и нарядные сапоги из козьей шерсти с богатой вышивкой, сделанной ее руками.

Настало время прощаться, и Шергазы запел прощальную песню-коштошуу. В ней он упоминал родной край, зеленые горы Ала-Тоо и благодатную долину. Трогательно прощался с отцом, с матерью и сестренками. А под конец упомянул любимую, не назвав ее имени.

Атаке сердито насупил брови: кого имеет в виду джигит? Скорей бы уж уехали...

Наконец прощание кончилось, и бий, опираясь левой рукой о посох, поднял правую:
— Кош! До свидания! Счастливого пути!
— Кош! Кайыр кош! - кричала вразнобой толпа.

Трое всадников и отряд джигитов, что следовал с ними до границ кыргызских владений, сказали «Чу!» и тронули коней. Первое кыргызское посольство в Россию начало свой путь... Россия в те годы чувствовала себя на международной арене весьма уверенно. Успех русского оружия на полях сражений утвердил за ней славу сильнейшей державы мира. У всех были на устах имена Румянцева, Суворова, Потемкина. Два года назад, в 1783 году, Россия наконец-то получила долгожданный выход к Черному морю, присоединила Крым. Послы Европейских держав при дворе Екатерины добивались приема.

Дожидались своей очереди и кыргызские депутаты. Екатерина, выслушав письмо бия Атаке, милостиво распорядилась одарить его 800 рублями серебром, пожаловала также и посланников: сотенной — Абдурахмана Кучакова и четвертной — Шергазы. Это были приличные деньги для того времени. Доверенное лицо Екатерины, член Совета при высочайшем дворе князь Вяземский 23 января 1787 г. от имени императрицы отписал бию письмо, что предложения его о дружбе принимаются и просил «вспомоществования в расширении российской торговли».

Письмо с нарочным гонцом спешно отправили в кочевья кыргызского владыки. Дело было сделано. Послы могли возвращаться домой. Но... Абдурахман все чаще стал прихварывать, что затянуло отъезд в родные кочевья. Он так и не увидел милой сердцу Чуйской долины. Уже находясь на сибирской линии, первый кыргызский посол умер в возрасте около 50 лет прямо на молитве в мечети 20 июня 1789 г. Встречавший его сын Сатынбай и посол Шергазы привезли тело в родной аил и с почестями похоронили.

Так завершилась миссия первого посольства из Тянь-Шаня в Россию. Кыргызы официально еще не были приняты в подданство, но получили заверения в поддержке, хотя документально это никак не было оформлено. Лишь в 1795 г. в санкт-петербургском журнале появилась незаконченная статья сибирского инженера капитана Андреева, в которой он сообщил о посольстве Атаке-бия в Россию и далеком народе - кыргызах, испрашивавших всеподданнейшего покровительства.

Мифы и легенды

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 1
  1. Жаркын-айым

    Ну он был лишь правителем одного рода, так что по нему одному судить о воле всего народа думаю не стоит! А вообще интересен сам факт выбора именно Российской империи, а например, не близкой по религии и вере Османской империи, это говорит о том, что наши предки не знали о существовании других могущественных империй и государств, а сказки про Соломона и Александра Македонского однозначно, приписали писари, услышавшие про эти исторические личности от индоиранцев средней Азии, возможно от памирских народов, которые считают себя потомками Искандера