Легенда о курултае кыргызов


Легенда о курултае кыргызов

КУРУЛТАЙ


В аил бия Атаке с утра начали съезжаться гости. Сначала ближние: младшие бии — главы родов сарубагышей; убеленные сединами аксакалы, почитаемые за ум и опыт. Батыры— выдающиеся джигиты, прославившиеся при защите своих кочевий или при нападении на чужие.

Потом, звеня богатыми уздечками, в окружении свиты из советников и личныx дружин стали один за другим прибывать вожди союзных племен. От саяков приехал Кадай, от кушчи -Ивалда-бий, от объединения бостумак — Ташик-бий, от монгол-дор — Бирназар-бий, от жилден-кисек — Шапак-бий, от племен солто — Ташибек-бий, от бугинцев — еще один Бирназар-бий, от кытай — Муса-бий, от саруу — Сары-Батыр.

Для богатого пира перешерстили тучные стада радушного хозяина. Не было забыто и поголовье, которым владели простые члены рода — чарбадары. По обычаю, сородичи поднесли ради столь важного курултая своему феодально-патриархальному главе тартуу подарки в виде круторогих баранов, нежных овечек и молочных жеребят.

В просторном поле азартно шли традиционные айты: байга, стрельба из лука. Ими занимался простой народ, молодёжь. А у почтенных властителей — важные дела. В большой белой юрте Атаке собрались бии, аксакалы и батыры на крупный совет. Первое слово взял сам улук - верховный бий Атаке.

— Я пригласил вас, уважаемые, чтобы обсудить, как нам жить дальше. Вы знаете, сколько горя и бедствий принесли нам походы калмакских ханов. Теперь калмаков нет...

Атаке отпил из чаши, откашлялся и продолжал:
— Но вместо одного старого врага появилось три новых. С Восхода нам угрожают победители калмаков, воины страны Чин (т.е. Китая). Эти люди носят длинные косы, но у них совсем не женские замашки. Жестокость их не знает предела: посмотрите, как они расправились с могущественными калмаками! Их юрты сожжены, все люди поголовно убиты, скот угнан. Такая судьба грозит и нам.

Кое-где послышалось движение, но никто не перебил великого бия:
— А с Заката? Мы, старики, помним, сколько бедствий претерпел наш народ от Ирданы — правителя западных земель. Теперь в Коканде правит Нарбута-бий. Он как волк глядит по сторонам: нельзя ли где задрать соседскую овцу заодно с хозяином.

Движение и шелест усилились, кто-то не выдержал и поддакнул:
— Так, так!

— А со стороны холодных ветров? — продолжал старый бий. Там нас караулит беда не меньше. Джигиты Аблай-хана много раз приходили в наши края со злобой в сердце и с оружием в руках. Разве Мало наших бойцов сложило головы, защищая кочевья? Путь Аблай-хана отмечен могилами наших детей и братьев.,.

Голос Атаке дрогнул. Все опустили глаза: да, там в горах, близ тропы Атаке, у пропастей Чаты лежит в земле Карабек, сын бия, павший от руки казахского хана.

Справившись с собой. Атаке продолжал:
— Теперь повадился к нам барымтач Бердыкожо. Степной волк режет наши отары. И не видно конца крови, войнам, пожарам ....

Атаке опять отпил из чаши — старое горло быстро уставало от длинных речей.

— Так! Так! — дружно откликнулись присутствующие. Атаке приподнял черную повязку, прикрывающую в сражениях с кал-маками нос, отер усы ладонью и окинул собрание орлиным взглядом из-под седых насупленных бровей.

— Что же делать? — спросил он и, подождав, сам ответил. — Против сильных врагов надо искать сильных союзников! Думайте, почтенные, думайте!







Долго шел жаркий спор в белой просторной юрте великого бия Атаке, правителя правого крыла «онг» кыргызского народа. Аксакалы и батыры высказывали разные мнения. Перебрали всех соседей — и ближних, и дальних. И тогда советник бия Жээренче предложил русских.

— Купцы говорят: нет правителя могущественней Белого Царя. Его сарбазы вооружены ружьями и пушками. Перед ними не может устоять никто! Знающие старики вспоминают, что много-много лет назад даже калмакский хан отправлял своих людей к Белому царю с просьбой о подданстве... А ведь он был силен и разорял кочевья наших дедов... Разговор перешел на русских.

— Говорят орусами правит не царь, а женщина, царь-баба, -заметил кто-то.

— Э! — возразил другой. — Разве добрая верблюдица не лучше хромого коня?

Разные мнения высказывались на этом совете.

Один говорил:
— И Может быть, так оно и лучше. Но ведь сказано: входя, подумай о выходе. Не будет ли нам от этого еще худших бед? Не наложит ли на нас царь-баба орусов еще больший зякст, чем делают это кокандцы. Ведь сказано- маленькая рыбка пища для большой.

— Наложит или не наложит ак-падыша большой зякет — неизвестно. А пока льется кровь наших близких.

И вновь выступил Жээрснче.

— Лисица, которая много петляет, подохнет с голоду. Долго выбирающему достается плешивая жена. Хуже, чем сейчас, нам уже не будет. Если мы примем подданство орусов, враги не осмелятся продолжить свои злодеяния. Но это еще не все, почтенные! Сейчас большой караванный путь проходит по землям Среднего жуза, и тамошние бии получают хорошие подарки от купцов. Им же продают кожу, баранов, лошадей. И покупают из первых рук все, что самим нужно: бархат, парчу, ножи, топоры, казаны. А нам все это достается через третьи руки, за тройную цену.

Справедливо ли это?

Присутствующие качали головами: «Нет, не справедливо».

— Если же мы договоримся с орусами, чтобы их торговые караваны шли в Яркенд и Кашгар через наши земли, то все выгоды, которые получают люди Вали — хана жуза казахов, достанутся нам. Одни достаточно обогатились, теперь очередь других. Справедливо ли это?

— Справедливо! — с энтузиазмом загремел хор.

— Теперь вы сами видите, почтенные, все обстоятельства наши говорят нам громким голосом: заключайте союз с орусами! Принимайте подданство Белого царя!

Наконец слово взял опять сам Атаке:
— Старые ырчы говорят: когда-то кыргызы были мощным народом. Один палец мало что может, но пять, сжатые в кулак, — уже сила! А если сорок племен, дружно обрушились бы на врага единым кулаком - кто смог бы устоять?

Слабость наша в том, что кони наши держат путь в разные, стороны...

Он оглядел собравшихся своим орлиным взором и закончил, как отрубил;
— Будем отправлять послов к Белому царю!

Не все приняли решение с удовольствием. Некоторые пошли на это, не видя другого выхода.

— Когда вода, дойдет собаке до морды, она поплывет...

Нашлись и такие, кто, не дожидаясь окончания празднества, потихоньку уехали. Это были те, кто больше всех сомневался и выступал против. Атаке хмурил брови, гневные складки собирались на лбу. Жээренче успокаивал друга: пусть едут! Худую овцу все равно надо отделить от стада. Да и сделать ничего нельзя: верховный правитель не мог применять силу против непокорных родоначальников: ведь это означало бы завести pacпри у себя дома!

Легенды

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0