Легенда о том, как Фызыл-бий защищал Ура-Тюбе


Легенда о том, как Фызыл-бий защищал Ура-Тюбе

УРА-ТЮБЕ В ОСАДЕ


Есть на крайнем западе Ферганы маленький цветущий район —Ура-Тюбе. В XVIII в. он представлял из себя независимое княжество — вилайет, правил которым престарелый мудрец Фызыл-бий. А вокруг были могущественные соседи, богатства уратюбинцев не давали им покоя.

Летом 1754 г. эти соседи, сговорившись, обложили Ура-Тюбе со всех сторон. С запада подошли войска бухарского эмира Мухамед-Рахима; с востока - кокандские отряды Ирдана-бия, с севера дружины кыргызского предводителя из племени кушчи Кубат-бия. Как устоять против такой силы малочисленным воинам Ура-Тюбе? Правда, на помощь подошел гиссарский бек Мадамин, зять Фызыл-бия уратюбинского, да что толку? У Мадамина джигитов — раз-два и обчелся. И Бухарец, и Кокандец, и Кубат-бий только смеялись:
— Сколько у наших противников бойцов? Для веселого тоя много. Для тяжелой войны — мало. Но мы-то им приготовили не той...

Все были уверены: не пройдет и двух недель, как Ура-Тюбе падет. Сила — она и есть сила.

Но старый хитрый Фызыл-бий думал иначе.

...Как-то ночью в палатку к Мадамин-бию гиссарскому привели человека с закутанным лицом. Когда он открыл лицо, бек узнал одного из джигитов уратюбинского правителя.

Мадамин был человек горячий, порывистый. Он вскочил в волнении:
— Как дела у моего благородного тестя? Здоровы ли его тело и дух? С чем пришел?

Посланец отвесил поклон и прижал палец к губам:
— Т-с-с! Пусть кроме нас в шатре никого не останется.

Когда присутствующие вышли, посланец сказал:
— Дух моего господина крепок. А пришел я с печатью. И с поручением.
— Какая печать?
— Печать Кубат-бия. Поддельная.

Бек удивился:
— Для чего она мне?
— Чтобы выполнить поручение.

Бек начал сердиться.

— Ты говоришь загадками!
— Дело — в письме. И посланец оглянулся по сторонам, поднялся на цыпочках и начал что-то шептать беку на ухо.

Бек слушал-слушал, потом захохотал во все горло.

— Понял! Ай да тесть! Он умнее семи мудрецов и даже самого Сулеймана!

На рассвете бдительный бухарский караул схватил двух всадников, пробиравшихся мимо расположения войск. При них нашли письмо, исполненное куфической вязью, с большой круглой печатью. Десятник доложил сотнику, тот — тысячнику. Грамотный тысячник ознакомившись с содержанием, схватился за грудь и помчался к палатке самого эмира..







— Измена! — вскричал эмир, топоча по роскошному ковру голыми пятками. — И это союзники? Да поразит их обоих аллах! Кубат-бий — предатель, Ирдана — предатель! Они сговорились с врагами за моей спиной.

Доказательство тому — это письмо с личной печатью Кубат-кыргша! Говорите, что делать?

Визири и приближенные с жаром выразили свое негодование. Еще бы! В письме Кубат-бий откровенно предлагал уратюбинскому владетелю объединиться с кокандцами и втроем напасть на бухарского эмира. И даже печать приложил, такой-сякой!

Ирдана-бий, прямо обвиненный эмиром в измене общему делу, тоже пришел в ярость.

— Как! — ревел он. — Подозревать в предательстве меня, потомка Шахруха из благородного рода Минг? Эмиру даром не пройдет! Подайте сюда Коран!

В присутствии многочисленных свидетелей, в том числе и посланцев эмира, Ирдана-бий поклялся на священной книге в том, что он не виновен в измене. Очистившись, таким образом, Ирдана и сам задумался:
— Но ведь письмо-то с печатью существует. Значит, Кубат-бий... Теперь оба союзника дружно навалились на предводителя кыргызов. Эмир даже отвел свои войска подальше, чтобы избежать предательского ночного нападения.

Это окончательно взбесило Кубат-бия:
— Глупцы! Разве им, степным волкам, понять, что снежный барс никогда не унизится до измены и предательства!

Эй! Верные мои джигиты! Седлайте коней! Мы уходим в родные горы! Пусть эти двое сами воюют с уратюбинцами и тычут друг другу в нос подложное письмо с фальшивой печатью!

...Зять и тесть встретились и обнялись, как подобает близким родственникам.

— Преклоняюсь перед Вашей мудростью, отец! — говорил гиссарский бек. Только благодаря этой хитрости, достойной Сулаймана ибн Дауда, мы посрамили столь многочисленных врагов.

Фызыл-бий тоже смеялся дребезжащим старческим смехом и поглаживали белую бороду:
— Сила есть сила, но ум иногда требуется. У нас мало воинов для войны, зато вполне достаточно для пира. Эй, готовьте большой праздничный той..!

Мифы и легенды

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0