Сказание о Манасе. Великий поход. Победа над Конурбаем. Часть - 2


Сказание о Манасе. Великий поход. Победа над Конурбаем. Часть - 2

Великий поход. Победа над Конурбаем. Часть - 2


Манас устроил китайцам кровавое побоище и многих загнал в бурлящие волны Сарысуу. Конурбай не мог остановить свое бегущее войско, растерялся и, не вступая в схватку с Манасом, тоже бежал. Половина китайских войск, бежавших от резни, погибла, утонув в реке.

Конурбай послал вестника в Бейджин, и оттуда прибыло новое многочисленное войско во главе с Мадыкан-доо. Но Алмамбет до их прихода заговорил погоду, заморозил льдом воды Сарысуу и переправил на другой берег многочисленное войско живым и невредимым.

Одноглазый Мадыкан-доо, восседающий на однорогом быке (62), рысь которого была быстрее ветра, рост которого был с гору, с гневом налетел на Муз-бурчака и Кошоя и, сбив их с коней, захватил с собой. В один миг он сбил еще Кёкчё и Бокмуруна, но не мог захватить их в плен. Чубак схватил Бокмуруна, Бакай схватил Кёкчё, и, посадив их на своих коней, они ускакали от великана. Когда же Мадыкан помчался, держа в поводу мула с Кошоем и Музбурчаком, налетел Сыргак и освободил их.

Сорок чоро напали на Мадыкана. Они бросили в него копья, кололи его кинжалами, но Мадыкану их удары казались комариными укусами. Встретившись с ним, и Манас вступил с ним в поединок. Долго они бились один на один, и никто из них не мог свалить другого.

В это время войско Конурбая вступило в битву с войском Манаса, и началась долгая, кровавая битва, людские и конские трупы лежали высокими холмами на поле сражения. Кровь лилась бурлящей рекой. Когда Алмамбет сбил с коня китайского балбана Берюкева, подскочил Бакай и отрубил ему голову. В это время Джолой балбан сражался с Аджибаем и свалил его с коня. Ылама балбан подхватил его коня Карткурена и угнал с собой, но Бакай сбил Джолоя, а Чубак отрубил ему голову.

Чубак и Сыргак в упорном бою сбили с коня Конурбая и хотели его убить, но подлетел Мадыкан и освободил его. Мадыкан едва не убил Тёштюка, но ему удалось спастись.

Наконец китайские войска, испугавшись жестокой резни, бросились бежать. Мадыкана окружили Манас с сорока чоро, Алмамбет и Бакай сразу вместе бросили в него копья. Мадыкан от толчка выпустил повод своего быка. Не дав ему возможности схватить повод, Чубака и Шууту одновременно тоже вонзили в него свои копья. При этом толчке у Мадыкана выскочила нога из стремни. Вслед за ними налетел стремительно Манас, и от его натиска Мадыкан слетел с быка. Тут подоспел Чубак на своем Коктеке и отрубил голову сивому быку великана. Спешившийся Мадыкан погиб от руки Манаса.

В этом сражении было уничтожено много китайских великанов. Конурбай сражался с Манасом, но бежал.

Сильный гнев охватил Кокджала,
Не мог ему противостоять Конурбай,
С криком не мог он колоть пикой,
Не мог он оказать никакого сопротивления.
Через вершину огромного холма
Перескочил, почуяв ярость, Манас.
Потерял Конурбай рассудок,
Со всех ног в сторону Бейджина
Помчался могучий Конурбай.
При виде грозного Калчи
Манас не содрогнулся.
Нисколько не раздумывал Манас:
Изо рта его полыхало пламя,
Из глаз его сыпались искры,
Он помчался вслед за Конуром,
Состязаясь в беге с его конем.
Отделившись от своего войска,
Через холмы, через возвышения
Мчался, как стрела, Конурбай.
Бремя от времени опасливо оглядываясь на Манаса,
Спешил ускакать Конурбай.
Если посмотришь на место его бегства,
Оно все пересечено холмами.
Путь по этим холмам
Составил бы сорок дней.

Когда бежит кулан, то его копыта
Засыхают от жары, так пышет жаром эта степь.
Нет в ней ни капли влаги,
Не найдешь в ней даже травы, чтобы ущипнуть.
В местности, покрытой клубами тумана,
В местности, изрезанной холмами,
Припадая к земле, несся Конурбай.
Увидев грозный облик настигающего его Аккулы,
Он совсем потерял голову,
Он бежал, объятый ужасом.
Когда им встречался склон,
У Конурбаева Алгары
Шея напрягалась, играя мускулами, как у быка.
Когда же встречался подъем,
Аккула Манаса хана
Блестел глазами, как искры кремня,
Когда они опускались по склону
У Алгары, коня Конурбая,
Передние ноги, как у косули, едва касались земли.

Когда взлетали они на подъем
У Аккулы Манаса хана
Развевались грива и хвост
Когда подлетали они к крутизне,
Хан кечилей, Конурбай,
Далеко позади оставлял Манаса.
Когда подлетали они к подъему,
Манас хан, конем вплотную наседал на бедро Алгары.
Когда Манас догонял бегущего,
Обезумевший Конурбай
Без устали стегал Алгару,
Камчей ударяя и слева, и справа.
Через сколько бугристых степей
Промчались в таком беге они!
Когда Манасу оставалось совсем немного,
Конурбай, отчаявшись спасти драгоценную жизнь.
Стал мчаться еще стремительнее.
Когда оборачивался Калча назад,
То видел, что Аккула Манас хана
Мчится крупным скоком.
Бежит стремительно, как отлетевший альчик,
Изогнув шею, как запал ружья
Вздыбив вверх свою гриву,
Погружая копыта в рыхлую землю,
Кусая железные удила.
Его хвост, как расчесанный шелк,
Бьет по правой и левой ноге.
Копыта звонко стучат о землю,
Черные булатные удила закушены,
Широко раскрылся рот,
Белая пена вперемежку с кровью
Покрывает плечи коня,
Опустилась голова его к земле.






Припадая в стремительном беге,
Тело коня разгорячилось.
Тяжелого, как свинец, Манаса,
Он несет легко, как шарик овечьего помета.
Манаса, равного высочайшей горе,
Он несет легко, как позвонок спины.
Когда он наступает на камень, - и камень рассыпается.
От его бега ветер свистит, как при полете птицы.
Он несется, сметая все на своем пути.
У Манаса, что ехал на нем,
Жажда крови выступает на лице (63).

До главных ворот Бейджина, столицы Эсенкана, преследовал Манас Конурбая. Разгоряченный батыр хотел уже проскочить в ворота вслед за врагом, но ему преградил путь мудрый Алмамбет:

- Конурбай нарочно завлекает тебя в город, - сказал он. - Если ты въедешь туда за ним, ты погибнешь.

И Алмамбет насильно остановил Манаса. Только тогда Манас остановился и поднял свой стяг на одном из холмов, приказав провести проверку войска. Оказалось, что нет Чубака и Тёштюка.

Манас сказал:

- Нет моего Чубака! Если он попал в руки китайцев, то я наутро вновь объявляю поход. Я взмечу прах китайцев к самому небу. - Такими словами он нагнал ужас на свое войско, а сам улегся спать и заснул.

А поутру во время намаза прибыл Чубак и привез связанного хана Манчу Нескару и его сорок торе и отдал их в подарок Манасу. Манас от радости бросил читать намаз и вышел встречать Чубака. Он хотел отрубить голову Нескаре-великану, но тот взмолился Манасу:
- Манас-батыр! Как Бакай ценен для тебя, так и я ценен для китайского народа. Я оказываю ему такие же услуги. Недостойно хану рубить голову хана. Пощади меня, Манас, подари мне жизнь. Если пощадишь меня, то я сделаю все, чтобы ты ни просил.

В это время прибыл и Алмамбет.

- Батыр! Пощади его, не убивай! В Бейджине, после Кара-хана, он один из самых именитых ханов. Поэтому его и его сорок торе нужно сохранить живыми, надо послать вестника к Эсенкану и попросить у него ханство в Бейджине. Если он согласится то мы поднимем тебя ханом Крайнего Бейджина и вернемся в Талас с богатой добычей. Если же он не даст согласия, тогда мы убьем Нескару и его сорок торе и вновь двинемся походом на Китай.

- Кого пошлем мы вестником к Эсенкану? - спросил Кошой, собрав всех батыров. Но никто не вызвался поехать послом. Когда все сидели в нерешительном раздумье, вдруг встал Джамгырчи и сказал:

- Пусть поедет Бакай!

При этих словах Манас покачнулся, как будто его ударили сзади пикой.

- Что ты говоришь, Джамгырчи? Разве китайцы так глупы, чтобы не взять Бакая заложником в обмен на Нескару, чтобы не распалить этим наш гнев, как негашеную известь? - рассвирепел он. Бее остальные батыры тоже рассердились на глупые слова Джамгырчи.

В то время, как многочисленное войско было занято таким важным советом, вдруг перед ними появился пропавший Тёштюк, который перебил за это время в Суукторе тысячу китайских балбанов и угнал восемьсот коней.

Послом решили отправить красноречивого Аджибая, а в спутники ему дали острого на слово Урбю.

Оба посла прибыли в ставку Эсенкана. Дджибай передал своего коня Урбю, склонился перед сидящим на троне Эсенканом и передал ему снова Манаса. Эсенкан хотел сначала обезглавить Аджибая, но, боясь, что Манас страшно отомстит, согласился уступить ему ханство над Крайним Бейджином. В придачу он отдал свою дочь Бурулчу и дочь Айджанджуня красавицу Бирмискал с тысячей девушек, отдал более сотни верблюдов, груженных золотом и серебром, и отправил все это к Манасу:

Манас стал ханом Крайнего Бейджина. Он отдал красавицу Бурулчу Алмамбету, прелестницу Бирмискал - Чубаку. Алмамбета сделал ханом племени торгоутов, а Чубака - ханом города Ташкёпрё.

Сказание о Манасе. Великий поход. Победа над Конурбаем. Часть - 1

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0