Сказание о Манасе. Заговор козкаманов


Сказание о Манасе. Заговор козкаманов

ЗАГОВОР КОЗКАМАНОВ


Прошли годы, и кыргызы мирно жили друг с другом. Но именно это не давало покоя их врагам. И вот однажды кангайский правитель Эсен, задетый тем, что у соседей все хорошо, опасаясь, как бы для его собственного народа не наступили трудные дни, собрал все сорок родов калмаков, кара-китаев и маньчжуров и начал свою речь так:

– Слушайте все и не говорите потом, что не слышали. Кыргызский правитель Манас объединил все свои племена в единый народ, изгнал Алооке-хана. Они сейчас живут в мире и согласии, государство их процветает, народ счастлив и богат.

Если мы не уничтожим Манаса, не избавимся от таких его друзей и соратников, как Алманбет, Чубак и Сыргак, то нам не будет спокойного житья. Есть ли среди вас герой, кто бы смог уничтожить Манаса? За голову его отдаем мы золотую корону.

Никто не посмел поднять головы и выйти вперед. Тогда придворные отправились на поиски тех, кто бы осмелился уничтожить Манаса, они нашли Кокчокоза и Козкамана, Джелтийбеса и Чандаяка, Орозона – и всех пятерых потащили к правителю кангаев. Они были когда-то захвачены в плен и являлись родственниками Манаса. Они забыли родной язык, забыли историю своего народа, утратили душу кыргызов – и вот их подкупили разными посулами, застращали угрозой наказания и, таким образом, заставили идти против своего народа. Так удалось отправить козкаманов к кыргызам.

И вот козкаманы снарядились в путь, поклялись убить всех богатырей, целовали чужие святыни, готовили яд для своего народа.

На полпути Козкаман отправил вперед гонца с письмом к Манасу.

– Львоподобный Манас! – писал он в письме. – Мы одной с тобой крови, мы также были рассеяны, когда все сыновья Орозду оказались в изгнании. Мы долго бродили по свету, мыкались, были рабами, и вот, наконец, освободились мы от оков. Мы исстрадались, исхудали, в жизни многое познали, и вот ищем мы защиты у тебя.

Расстрогался Манас, принял козкаманов с почетом и уважением. Бакай зачитал письмо всему народу. Народ тоже пожалел бедных родственников своих.

Тепло приняли козкаманов кыргызы: обогрели, приласкали, лучшие куски им отдавали. Манас открыл им всю казну, раздал богатство и еду.

Скоро народ стал понимать, что козкаманы совсем иные люди: они говорили на чужом языке, соблюдали чужие обычаи, традиции – ничего кыргызского не осталось в них, это были обычные калмаки. Каныкей испугалась за кыргызов – не доведут козкаманы Манаса до добра.

Однажды козкаманы пригласили Манаса к себе в гости.

– Мы с тобой одной крови, – говорили они. – Ты приютил нас, приголубил, мы за это век тебе благодарны. Мы никогда не забудем твою доброту и щедрость.

И Козкаман протянул Манасу чашу с кумысом. Ничего не подозревавший Манас одним залпом опрокинул чашу и выпил кумыс. Мгновенно подействовал яд, и Манас тотчас упал на землю. Никого из друзей и соратников не было здесь, и тогда козкаманы, все вооруженные, обступили полуживого Манаса.

Все еще живой, но обессиленный Манас созывал друзей, родственников и соратников, звал на помощь Бакая и Алманбета, звал Чыргака и Чубака, звал всех сорок витязей своих. Но далеко они были, не слышали они его.

Только Каныкей дома почуяла что-то неладное, сердце подсказывало ей, что стряслась с мужем беда. Она связала на макушке свои косы, оделась в ратный свой наряд, вскочила на неустанного скакуна Аккулу, взяла с собой Акаяра, единственного кто остался в стане витязя, и помчались они к козкаманам.

Прибыли в стан козкаманов они, а там вершили самосуд враги, обступили-обложили со всех сторон Манаса и пытались убить его. Каныкей стремглав ворвалась в круг, била вправо, била влево, убивала всех подряд, пробиралась к мужу в середину толпы. За ней пошел и Акаяр, жизни не жалея, бился с козкаманами.

Наконец, Акаяру удалось вырвать ослабевшего Манаса из рук противников, удалось вынести великана из разъяренной толпы. Передал Акаяр грузное тело Манаса жене Каныкей, велел скакать без остановки, не смотреть на него, а спасать Манаса. Сам же он прикрывал их, пытался задержать козкаманов, отбивался как мог, сражался, как велел ему бог.






А Каныкей все мчалась, козкаманы пытались догнать, посылали стрелы вослед, но не смогли достать – скрылась Каныкей в горах вместе со своим любимым Манасом.

Долго пряталась Каныкей в ущелье Кайыпчы, куда не могли добраться вороны и шакалы. Манас же долго не мог прийти в себя.

Вероломные враги Козкаман и Кокчокоз поймали отважного Акаяра, связали и бросили живьем в зиндан. В тот же день козкаманы собрались и бежали обратно через перевалы и отроги, через горы и реки назад к калмакам, боясь возмездия кыргызов.

В это время случайно вернулся Кырчылчал верхом на своем коне Карткурен, увидел, что случилось, остальное узнал от Акаяра, которого едва вытащил из ямы, расплакался, запричитал и помчался с тягостной вестью к своим. Он стегал своего скакуна, мчался по горам и отрогам, мчался по селеньям и летовьям, сообщал всем подряд о случившемся, окликал Каныкей вместе с Манасом, звал на помощь всех кыргызов.

Собрались вместе все кыргызы, судили-рядили, обсуждали, как поступить и решили догнать козкаманов. И вот, когда они настигли наконец вероломных врагов, началось кровавое побоище. Сыргак сражался с Кокчокозом, остальные перебили всех девять сыновей Кокчокоза. Забрали все награбленное козкаманами и вновь вернулись к себе домой.

Они рассказали Манасу, как уничтожили врагов, праздновали победу. И вот в завершение Бакай произнес речь:

– Дорогие мои сородичи! Я хочу с вами кое-что обсудить, посоветоваться кое о чем.

Во-первых, от нашей беспечности, от безделья, от праздной жизни нашей мы чуть не лишились любимого нами львоподобного Манаса.

Во-вторых, вы знаете, у нас есть правила и законы. Не соблюдая их, мы чуть не лишились нашей родины. Никто не имеет права нарушать эти законы и правила: ни хан, ни бек – никто.

В-третьих же, мы слишком раздобрились, друзья, раскрыли объятия пред всеми, раскрыли все ворота, открыли все двери и стали принимать всех подряд, как братьев. Но, вы видели, они нам не братья: они лишь с виду кажутся нам братьями, но сами точат против нас ножи.

Неизвестно, что ждет впереди кыргызов. Но что бы там не ждало нас, давайте будем бдительны и осторожны, будем отличать добро от зла, белое от черного, друзей от врагов.

Кругом одни враги, но есть и друзья. Одни готовы прийти на помощь, другие же готовят для нас сети. Давайте объединимся и будем крепки в единстве, дорогие сородичи! До сих пор жившие вольно, мы забыли про порядок и бдительность. Давайте вернемся к порядку и будем осторожны. Что на это скажете, друзья?

Народ некоторое время молчал и затем издал радостный крик, поддерживая все сказанное Бакаем.

После долгих споров и обсуждений кыргызы установили правила и законы, по которым им жить в дальнейшем, назначили своих глав, решили выделить в их подчинение воинов и защитников, согласовали все свои действия и разошлись по домам.

Нет на свете хуже врагов, чем те, что вышли родом из кыргызов, они повсюду кричат про кыргызов, но ломаного гроша не стоят, они забыли родной язык, свою религию и собственную историю. Они худшие из врагов потому, что всегда бьют исподтишка. Они коварней всех потому, что подрывают единство народа изнутри. Они вероломней всех потому, что предают свой народ в трудные дни. Боже, упаси мой народ от таких низких, коварных и вероломных сородичей!

Несчастная Каныкей искала средства для лечения мужа. Нашла их на родной земле. Нашла их у своего народа.

Нашла их у своих сородичей. Тысячи средств нашла она и стала лечить Манаса. Дала она эти лекарства богатырю, ложками отмеряла каждую каплю снадобья, вылечила-таки своего мужа. Для укрепления здоровья Манаса зарезали сорок кобылиц, обвязали тело его брюшным жиром и ждали сорок дней, пока львоподобный богатырь снова ни встанет на ноги. Вскоре он и на коня сел.

С одного края до Коканда, с другого – до Кашгара расселились кыргызы, сорок витязей Манаса обжились на благодатной земле Таласа, охраняли все пути-дороги от Кангая и до Запада. И зажили кыргызы вместе с Манасом.

Максутов Бактыбек

Сказание о Манасе. Женитьба Манаса на Каныкей

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0