Древнекыргызский язык. Морфология и фонетика


Древнекыргызский язык. Морфология и фонетика

Исследования лобнорского и древнего разговорного языка киргизов


Первый исследователь языка лобнорцев С. Е. Малов полагал, что “язык лобнорский есть древний разговорный язык древних киргизов” и не без основания объединял его с языком желтых уйгуров (сарыг-югуров). Длительный период совместного существования лобнорцев и уйгуров не прошел бесследно для лобнорского языка. В настоящем виде он предстает как смешанный язык, уйгурская часть которого легко отделима. Это й в начале слов, г в середине и конце слов и III л. будущего времени -адо/-едо. Пользуясь древнекыргызскими реконструкциями и материалом лобнорского и алтайского языков, можно восстановить контуры среднекыргызского языка.

В области фонетики:
1. Долгие гласные а, ы., б, у, е, и, в, у. В лобнорском языке вторичная долгота от выпадения серединных и конечных г, г отсутствует, — лобнорский язык освоил уйгурскую черту: наличие г и г в середине и конце слов. Древнекыргызская долгота была поддержана долготой такого же происхождения в южных диалектах алтайского языка: уул ‘сын’ , уур ‘тяжелый’ , туу ‘гора’1И, аю [айу] ‘медведь’ .

2. Последовательная небная гармония и сильная губная гармония (огубление широких негубных). Тенденция к сильной губной гармонии была заложена в древнекыргызском. Под влиянием южных диалектов алтайского языка в среднекыргызском развилось огубление широких гласных а, е после широких губных о, в: алт. тогус ‘девять’ , болбогондор ‘не бывшие’ .

В лобнорском языке после губных гласных огубляются не только узкие, но и широкие гласные: квцлвк ‘рубашка’ , вртендекв ‘находящийся на постоялом дворе’ , болор ‘будет’ .

3. В начале слов перед узкими и широкими гласными была звонкая аффриката ж;. В древнекыргызском — аффриката ж,. В лобнорском языке под влиянием уйгурского установился среднеязычный й; аффриката лс сохранилась в группе слов: жацыла- ‘обновлять’ , щигийме ‘двадцать’ , журу- ‘жить, ходить’ . В южных диалектах алтайского языка в начале слов звонкая аффриката дъ: дъети ‘семь’ , дьок ‘нет’ , дъорго ‘иноходец’ .

4. Начальный н перед широкими гласными исчез.

Начальный н — достояние древнекыргызского языка. В лобнорском языке слова с начальным н в основном заимствованы из других языков, то же следует сказать об алтайском языке. По-видимому, в среднекыргызском произошла переориентация лексики: отойдя от древнесибирского типа, она приблизилась к среднеазиатскому типу.

5. В середине имен звонкий з сохранился, но в отдельных случаях как реликт — наследство древнекыргызского языка.

Доступная в записях лобнорская лексика не содержит слов с з, то же самое — в отношении алтайской лексики. Некоторая опора в данном случае — на топонимию и этнонимию современного кыргызского языка.

6. Звонкий г в середине слов выпал, образуя долготу.

В древнекыргызском — то же самое. Серединный реликтовый г представлен только в лобнорском языке — как следствие уйгурского влияния: агыл ‘хлев, двор, селение’ , агыз ‘рот, уста’ .

7. В конце глагольных основ звонкий з встречался лишь как реликт — наследство древнекыргызского языка.

Материал ни лобнорского, ни алтайского языков не подтверждает сохранность конечного з в среднекыргызском.

8. Конечный звонкий г, исчезая, дал долготу или дифтонг.

В древнекыргызском - конечный г. В лобнорском языке под уйгурским влиянием также представлен конечный реликтовый г: йаг ‘сало, масло’ , таг ‘гора’ °.

В области морфологии:
1. Множественное число образовалось показателем -лар с вариантом по линии гласных (а~е, о~в) и согласных (л~д~т~н ).

В древнекыргызском — варианты только с негубными. В лобнорском языке аффикс множественного числа представлен обилием вариантов по линии гармонии гласных и ассимиляции согласных .

В алтайском языке — двенадцать вариантов показателя множественного числа .

2. Форма принадлежности состояла из аффиксов с узкими негубными и губными: -м, -ц, -ы/-сы; -быс, -ыцар.

В древнекыргызском — то же самое. Такая же парадигма представлена в лобнорском .

3. Склонение: неопределенный, родительный, дательный, местный, исходный падежи;
1) неопределенный падеж — без оформления;






2) родительный падеж имел двенадцать вариантов по линии узких негубных и губных и начальных н~д~т.
В древнекыргызском — такая же парадигма. В лобнорском родительный падеж совпал по форме с винительным . В алтайском языке — восемь вариантов, отсутствуют аффиксы с узкой губной ;

3) дательный падеж с показателями в двенадцати вариантах по линии негубных и губных и начальных к~к~г~г.
В древнекыргызском — только варианты с негубными. В лобнорском языке — двенадцать вариантов , в алтайском— восемь ;

4) винительный падеж с двенадцатью показателями по линии негубных и губных и начальных н~д~т.
В древнекыргызском - то же самое. В лобнорском языке— обилие вариантов . В алтайском — шесть вариантов ;

5) местный падеж с восемью вариантами по линии негубных и губных гласных и начальных н~д~т.
В древнекыргызском - варианты только с негубными. В лобнорском языке — обилие вариантов с негубными и губными °. В алтайском языке — восемь вариантов с губными и негубными ;

6) исходный падеж с двенадцатью вариантами по линии негубных и губных (только широкие) и начальных н.~д~т.
В лобнорском языке показатели исходного падежа только с узкими гласными, как в уйгурском , а в алтайском показатель исходного падежа — как в южно-сибирских языках ыз. Показатели с широкими гласными сохранились в древнекыргызском, где были два ряда аффиксов — с широкими и узкими гласными.

4. Спряжение: времена - прошедшее, настоящее, будущее:
1) прошедшее категорическое время с показателем -ды/-ди/-ду/-ду и -ты/-ти/-ту/-ту.+ личные окончания (-м, -д; -к, -уар); в III л. мн. ч. — -шты. В древнекыргызском — сходная парадигма, кроме одной детали: в I л. мн. ч. аффикс -быс. В алтайском языке — такая же парадигма, но в I л. мн. ч. могут употребляться и -быс и к . В языке лобнорцев при той же парадигме I л. мн. ч. содержит только один личный показатель -к, ;

2) прошедшее неопределенное время с аффиксом -ып- тыр/-иптир, -уптур/-уптур + личные окончания (мын, -сын; -быс, -сынар). В древнекыргызском — та же самая форма. В алтайском одна из форм прошедшего времени образуется с помощью показателя -ыптур/-иптур + аффикс -ды + личные окончания (-м, -д; -к, cap), другая — по схеме: -ыптур/-ип¬тур + аффикс ур/-р + личные аффиксы (-м, -д; -к,, -cap) .
3) прошедшее результативное с аффиксом -сан/-ген, -кан/-кен, -сон/-гин, -к,он/-кин + личные аффиксы (-мын, -сын; -быс, -сынар).
Древнекыргызский язык имеет ту же форму времени. В алтайском языке парадигма данного времени — та же самая, за исключением двух рядов личных показателей: -ым, -зын; -ыбыс, -ысар и -м, -ын; -ык, -ысар141;

4) прошедшее длительное с показателем -чух/-чух 4- личные аффиксы (-пын, -сын; -пыс, -сынар).
В древнекыргызском языке эта форма прошедшего вре¬мени образуется по той же схеме. В алтайском и лобнорском языках прошедшее на -чух не отмечено.

Настоящее время данного момента образуется по схеме: основа + деепричастие -ып + вспомогат. глаголы (лсур-/жат-/ отур-/тур-) + аффикс времени -а + личные показатели (-мын, -сын,; -быс, -същар).

В древнекыргызском — та же парадигма. В лобнорском языке отмечена форма с глаголом йат-: киливйатадо ‘он делает’ . В алтайском языке в данном случае употребляются формы со вспомогат. глаголами дъур-/дъат-/отур-/тур- + аффикс времени -ыр + личные показатели (-м, -ц; -быс, -гар) .

Будущее время выражалось двумя формами:
1) будущее определенное время с показателем -а/-е, -о/ -в + личные показатели (-мын, -сын,; -быс, -сыцар).
В древнекыргызском показатель времени был двухвариантным — только с негубными гласными. В лобнорском языке показатель времени содержит не только широкие, но и узкие гласные — ы, и, у, у, форма III л. — как в уйгурском языке: цыладо ‘он делает’ , келэдо ‘он приходит’ .
Форма I л. ед. и мн. чисел имеет в составе еще аффикс -ди (как в комульском говоре уйгурского языка): барадимэн ‘я пойду’ и баралмайдибис ‘мы не сможем пойти’ . Но такая же форма времени есть в алтайском: барадым ‘я обычно езжу, я поеду’ и барадыбыс ‘мы обычно ездим, мы поедем’ ;

2) будущее неопределенное время, образуемое посредством аффикса -р, -ар/-ер, -ор/-вр + личные аффиксы (-мын, -сын,; -быс, -сыцар).
В древнекыргызском языке показатель времени имел только негубные гласные. В лобнорском языке показатель времени имеет широкие и узкие гласные: алтун бейейвис ‘мы дадим золота’ , йигит туйуй ‘(там же) стоит юноша’ . Форма времени в алтайском языке состоит из основы + аффикс времени -р, -р/-ер, -ор/-вр + личные аффиксы (-м, -ц; -бис, -ыгар) .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0