Ош.Памятники Оша


Ош.Памятники Оша

Разностроннее изучение юга Киргизии


Ош и непосредственно Сулейман-гора были известны­ми центрами поклонения мусульман и здесь, естествен­но, распространялась в первую очередь исламская рели­гиозная литература. Всевозможные «святые», дервиши, муфтии, казни были хранителями и распространителя­ми мусульманских канонов веры и быта, которые заме­няли просвещение и науку, медицину и здравоохране­ние.

Первые медицинские пункты в Оше, как и светские школы, появились лишь после организации Ферганской области в 1876 г. В Ошском, как и других уездах, не было врачебных участков для сельского коренного на­селения, а должность уездного врача (он же и город­ской) замещалась военным медиком.

В конце XIX в. в Оше уже имелась помимо фельд­шерского пункта 1 больница на 15 коек. Амбулаторный прием вели врач и фельдшер (за 1899 г. они обслужили 3070 больных), а прививки против оспы делали обучен­ные ими оспопрививатели. По некоторым данным, в на­чале XX в. была открыта еще лечебница для женщин ко­ренной национальности.

В 1907—1913 гг. весь медперсонал города, насчиты­вавшего несколько десятков тысяч жителей, состоял из 6—8 человек, включая фармацевта, акушерку и несколь­ких оспопрививателей (2—4 оспопрививателя делали за год примерно 2000 прививок).

В целом медико-санитарное обслуживание трудящих­ся горожан, особенно жителей «старого» города, и на­кануне Великого Октября оставалось крайне неудовлет­ворительным. Врачебно-медицинское обслуживание распространялось в первую очередь на представителей уезд­но-городской верхушки, лиц привилегированных сословий, а также немногих крупных местных торговцев.

Блестящее начало разностроннему изучению юга Киргизии еще в «ханское» время положил Алексей Пав­лович Федченко (1844—1873)—талантливый натура­лист и ученый-путешественник. Его исследования вновь присоединных к России среднеазиатских земель в 1868 г. — весной 1871 г. велись по поручению Московско­го общества любителей естествознания. А летом 1871 г. А. П. Федченко с женой Ольгой Александровной, препа­ратором, переводчиком и сопровождавшими их хански­ми джигитами совершил с немалыми трудностями пу­тешествие на Алай, куда еще не ступала нога ученого- европейца. С перевала Тенгиз-бай (Исфайрам) они уви­дели Заалайский хребет, через который лежал путь к «заоблачной Памирской выси». Но из-за противодей­ствия кокандских чиновников проникнуть далее на юг — к неведомому Памиру — не удалось. Пришлось возвра­щаться назад в Ташкент, с посещением при этом Оша, Гульчи и Узгена. О. А. Федченко сделала в пути ряд за­рисовок, в том числе видов Алая и Заалайского хребта, а также узгенских древностей, краткое описание ко­торых составил А. П. Федченко. Только в этом заключи­тельном своем путешествии А. П. Федченко открыл Заалайский хребет и его наивысшую точку (ныне пик В. И. Ленина), собрал обширные ботанические и зооло­гические коллекции, выяснил орографическое строение посещаемых областей.






Широкий диапазон его научных интересов —от вопросов физической географии до этно­графии среднеазиатского населения — отражает его опи­сание путешествия в Кокандское ханство. Его науч­ные труды, столь интересные для современников, не ут­ратили познавательно-исторического значения и в на­ши дни.

С ликвидацией Кокандского ханства и вхождением южнокиргизских земель в состав России создались благоприятные условия для продолжения исследований Восточного Приферганья и Памиро-Алайской горной системы. В числе тех, кто приумножил начинания А. П. Федченко в этом регионе, были участники военно­научной экспедиции М. Д. Скобелева на Алай (натура­лист В. Ф. Ошанин, статистик Л. Ф. Костенко и др.), зоолог Н. А. Северцов, академик А. Ф. Миддендорф, гео­лог Д. Л. Иванов, ботаник В. И. Липский, климатолог А. И. Воейков, географ Г. Е. Грум-Гржимайло, путеше­ственники Б. Л. Тагеев (Рустам-бек), Б. Л. Громбчевский и многие-многие другие ученые, исследователи и путешественники, пути которых пролегали также в соседние страны зарубежного Востока. При этом базой, начальным, транзитным и конечным пунктом их мар­шрутов большей частью служил г. Ош. В 1891 г. при со­действии РГО совершил путешествие из Оша в Север­ную Индию Н. С. Голицин, а в 1898 г. — в обратном направлении — В. Ф. Новицкий, награжденный РГО Малой золотой медалью за сообщение о своем путеше­ствии.

Вполне понятно, что все путешественники посвя­тили Ошу и его жителям, оказывавшим исследовате­лям посильное дружественное содействие, ряд описаний в своих отчетах, записках, публикациях и сочинениях.

При отсутствии общедоступных клубов, библиотек и других культпросветучреждений некоторую роль в бед­ной событиями общественно-культурной жизни города играло так называемое «военное собрание» (дворянские собрания в среднеазиатских городах отсутствовали, име­лись же либо общественные, либо военные собрания при наличии в привилегированной части горожан значитель­ной офицерской прослойки). Так, изредка в Ошском военном собрании, а то и в солдатских казармах или го­родском саду давались концерты приезжих артистов и ставились (с 1877 г.) спектакли местными любителями драматического искусства, в том числе пьесы Н. А. Ос­тровского «Бедность не порок», «Доходное место», «Лес» и др. Пользовались популярностью у передовой части горожан также встречи с видными путешествен­никами— исследователями Памиро-Алая, а лекции Н. А. Северцова, Г. Е. Грум-Гржимайло, И В. Мушкетова, Г. Д. Романовского, Н. Л. Корженевского, В. В. Бартольда и других участников отечественных и зарубежных экспедиций привлекали внимание интелли­гентной общественности города.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0