Ош. Грозные годы


Ош. Грозные годы

Вступление Оша в новый этап своего исторического развития


Последние монархические очаги восстания феодалов, стремившихся сохранить ханскую власть в Коканде и объявивших под влиянием фанатиков мулл «газават» — войну против неверных (русских), были подавлены вооруженными отрядами царской армии. Мирное население отошло от борьбы, призывало и повстанцев прекратить сопротивление. 24 февраля генерал Г. А. Колпаковский в телеграмме сообщал: «30 джигитов с жителями Маргелана, Оша и кара-киргизами, высланными по распоряжению генерала Скобелева на поимку Пулат-хана, захватили его после перестрелки в ночь с 18 на 19 февраля в Алайских горах». Вскоре, 1 марта, он был публично казнен как «самозванец».

Весною и летом 1876 г. царским войскам, в том числе и расквартированным в Оше, все же пришлось подавлять последние очаги сопротивления проханской феодально-клерикальной верхушки на Алае. До конца не желал подчиниться со своим отрядом и старший сын Курбанджан-датхи Абдуллабек. 16 марта 1876 г. генерал Колпаковский телеграфировал из Ходжента в Ташкент туркестанскому генерал-губернатору Кауфману: «Кара-киргизские роды под водительством Абдуллабека, ныне сосредоточенные в Гульче, не изъявляют еще покорности. Должно ожидать, что после перекочевки на Алай, которую они предпринимают через две недели, кара-киргизов трудно будет подчинить нашей власти. Посылаю в Ош генерала Скобелева...».

Район Гульчи, по донесению М. Д. Скобелева, представлял собой основное место зимовки киргизов рода барга, которые на лето уходили далее вверх по р. Гульча на Чон-Алай. Гульча была как бы перекрестком всех дорог горной части Ошского уезда.

Отсюда дороги шли одна на Ош, другая — на Узген, третья — на Суфи-Курган, разветвляясь потом в двух направлениях — на Терек-Даван и Чон-Алай. «Таким образом, — писал на основании донесения М. Д. Скобелева туркестанский генерал-губернатор Кауфман военному министру, — помимо своего важного экономического значения, Гульча есть пункт, фактическое обладание коим, запирая выходы из гор, ставит кочующих в горах кара-киргизов в прямую от нас зависимость».






Представители киргизских родов стали приходить к М. Д. Скобелеву «с аманом»— предложениями мира. Тот принимал их тепло, хорошо встретил и Курбанджан-датху, в горы к киргизским отрядам были направлены посланцы с письмами, в частности, с письмом Курбанджан к Абдуллабеку. И в дальнейшем продвижении по Алаю, как писал М. Д. Скобелев, «жители окрестных аилев встречали всюду наши войска с редким радушием».

Отдельные феодалы, так и не пожелавшие подчиниться российским властям, в том числе и Абдуллабек, бежали сначала на Памир, где некоторые и остались во владениях каратегинского шаха, а другие ушли в Афганистан, и среди них Абдуллабек.

Надо сказать, что экспедиция Скобелева на Алай кроме военных задач выполняла и ряд политических и научных. Вот как подвел итоги месячному походу в 1876 г. сам М. Д. Скобелев:
алайские киргизы, прежде «не признавшие ничьей власти», стали российскими подданными;
определилась российско-кашгарская граница (кстати сказать, по линии теперешней советско-китайской границы);
«открыты совершенно неведомые европейцам страны», нанесены на карту около 25 тыс. квадратных верст, определено 11 астрономических пунктов;
проведена барометрическая нивелировка отдельных участков, определено магнитное склонение на пяти пунктах;
«произведены естественно-исторические исследования и собраны коллекции из царства животного и растительного».

Одновременно с решением политических задач и научными исследованиями решались задачи экономические— ослабление налогового гнета, расширение торговли, велось строительство колесной дороги Ош — Гульча.

Город Ош, ставший уездным центром Ферганской области, вступал в новый этап своего исторического развития.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0