Ош. Хозяйственные занятия горожан


Ош. Хозяйственные занятия горожан

Торговый Ош


Ош издревле славился как торговый центр по обмену продукцией менаду земледельцами Восточной Ферганы и скотоводами-кочевниками окрестных предгорий и Алая. Здесь было несколько базаров, что можно заключить из упоминаний в источниках об «овечьем базаре». Кроме зерновых и бахчевых культур, скота и продуктов животноводства на базарах выставляли (да и производили здесь же) свои ремесленные товары народные мастера— уста: шорники, кузнецы, столяры и др. Видимо, был и невольничий рынок, о чем можно судить по продаже людей в рабство, продаже пленных.

Ош не только лежал на удобной торговой транзитной дороге, но являлся городом, в котором проходили таможенный досмотр купеческие караваны, взималась торговая пошлина, и купцы вынуждены были распаковывать свои товары. А это вело к тому, что Ош становился одним из торговых центров, причем активных, на пути из Кашгара в Фергану. О значении Оша во внешней торговле между Кокандским ханством и Кашгарией сообщал в своих показаних сибирский казак Максимов, побывавший в начале XIX в. в Кокандском ханстве.

Находясь на бойком торговом месте — дороге из Коканда в Кашгар, проходившей через Андижан и кочевья местных киргизов, Ош, даже уступая по величине другим городам Ферганской долины, вел обширную иногороднюю и транзитную торговлю. Так, по словам Ф.Ефремова, сюда съезжались хивинские, бухарские, ташкентские и другие среднеазиатские купцы, которых влекла возможность дешевой скупки кашгарских товаров и обмена среднеазиатских ремесленных изделий на пригоняемый киргизами скот. Как видно из записок Мир Иззет Уллы (посетившего город через 33 года после Ф. Ефремова), об оживленной торговой жизни Оша свидетельствовал еженедельный базар по вторникам. Весною здесь также происходило «стихийное торжище» (ярмарка?) стекавшихся в город паломников. Последние привозили с собой массу всевозможных товаров для продажи и обмена со среднеазиатскими купцами, горожанами и окрестными киргизами-кочевниками.






Сведения предшествующих путешественников по Средней Азии о торговом значении Оша дополняют записки Ф. Назарова. В частности, он выделяет Ош как один из центров внешней торговли ханства. «По дороге на упадающей из горы Кашкар-Диван реке Сыр-Дарье,— писал он, — учреждена портовая (т. е. торговая. — авт.) застава Ош, где взимается пошлина с проходящих из Китая и в Китай караванов».

В кажущееся противоречие со всем этим вступает опубликованный рассказ Муртазы Файзуллина об отсутствии торговли в Оше, где якобы по этой причине купеческие караваны даже не распаковывают своих тюков. В опубликованном тексте допущено искажение подлинной записи Ф. Генсом рассказа Муртазы о торговом значении Оша. «В городе почти никакой торговли нет и жители почти единственно занимаются скотоводством и хлебопашеством (курсив наш. — авт.)». Это важное, хотя и мимолетное, наблюдение («почти») о хозяйственных занятиях горожан Оша в редакции Н. А. Аристова передано так: «Торговли тут никакой не бывает, жители занимаются хлебопашеством и скотоводством». Хотя такое определение хозяйственной базы кокандского Оша в первой половине XIX в. и противоречит сообщениям упомянутых и других путешественников, но оно в определенной мере утвердилось в литературе.

Добавим, что на временное расстройство кашгаро-киргизской торговли, как и во время посещения Оша Муртазой Файзуллиным, могли повлиять последствия нередких антицинских восстаний в Кашгаре местного населения, поддерживаемого киргизами. Тем не менее в рукописных записках того же Г. Ф. Генса об ответах Муртазы Файзуллина по вопроснику Оренбургской пограничной комиссии уточняется, что пошлина (зякет) с иноземных купцов взималась то в Оше, то в самом Коканде. По всей вероятности, пошлина бралась на месте, в Оше, если торговые гости прибывали именно для торга с горожанами и окрестными киргизами. А следующие далее в ханство купеческие караваны сопровождались в столицу присланными оттуда ханскими чиновниками. Пошлина в этом случае взыскивалась уже в самом Коканде.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0