Ош. «Бабур-наме»


Ош. «Бабур-наме»

В конце XVI и XVII в. Ош — «укрепленное поселение» и один из центров Восточного («киргизского») Приферганья


Ош вместе со своей сельской округой входил в «Ошский тумен» Андижанского вилайета Моголистанского государства. Правда, по словам осведомленного и просвещенного современника Махмуда ибн Вали — библиотекаря правителя Балха аштарханида Наср Мухаммад-хана (правил в первой половине XVII в.), по поручению которого написал (в 1631—1641 гг.) сочинение «Море тайн», в первой половине XVII в. город Ош «был далек от благоденствия» из-за непрекращавшихся феодальных «смут», и не отличался, как в раннем средневековье в период Караханидов, «благоустройством». Зато ошские «святыни» — Сулейман-гора и другие — получали стараниями местного исламского духовенства все большую известность в мусульманских странах Востока.

Сам Ош и другие окрестные населенные пункты (административно они составляли тогда Ошский тумен) до 70-х годов XVI в. передавались моголистанскими ханами, как значится в их грамотах, «с древних времен» в качестве земельного пожалования в условное владение («суюргал») светским чиновникам и духовным феодалам из Андижана, чаще всего мусульманским судьям — «казням Андижанской области и Оша».






Для ошских правителей (а в их числе бывал и главный судья области — кази-калан)—это пожалование в «суюргал» означало не только налоговый иммунитет, но и административно-судебный, о чем неоднократно извещались ханскими грамотами соседние феодалы и само население — «особенно вельможи, держатели приказов, шейхи и прибывающие окрестные люди, которые проживают в Андижане, прежде всего жители Чохортарака и Оша...» А для тружеников — ошан и жителей соседних кишлаков «суюргал» оборачивался усилением их эксплуатации каждым новым владетелем и ростом отчуждаемой части феодальной ренты. Причем жители Оша и окрестных селений в XVI—XVII вв. находились в постоянном страхе за личную безопасность и сохранность своего имущества.

В конце XVII — первой половине XVIII в. для усиливавшихся предводителей киргизских крупных родоплеменных подразделений Ош становится собственным административным центром — их феодальной ставкой. Но это отнюдь не сулило гарантий безопасности горожанам Оша, не приносило им облегчения от налогового гнета, не спасало от насилия при взимании различных поборов. Городские укрепления Оша теперь уже не могли служить серьезной преградой для вооруженных отрядов враждующей между собой местной и иноземной военно-феодальной знати.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0