Ош. Медресе и его вакф

Ош. Медресе и его вакф

Вакфный документ (вакф- наме)


В 1292 г. х. (1875) Абдуллабек оформил в вакф своего отца два смежных участка земли по Ошскому саю в кварталах Шахидан-тепе и Сарай-куча, общей площадью около 14 танапов. На одном участке располагались торговые лавки. Право мутавалия Абдуллабек оставлял за собой. То есть фактически поддерживал традицию наследственного вакфа (вакф-авлод) своего отца. Как видно из последующих документов, на этих землях только лавок имелось 161, и зякет со всех них шел не в ханскую казну, а непосредственно на нужды ошского медресе Алымбека и его сына мутавалия Абдуллабека.

Для примера приведем сам вакфный документ (вакф- наме) и ханскую грамоту (иноят-наме) об освобождении вакфа от налогов. Первый дается в переводе туркестанских чиновников начала XX в., второй — в переводе, сделанном по нашей просьбе востоковедом из Алма-Аты В. П. Юдиным.

«Вакф-наме киргизского феодала Абдуллабека о по-жертвовании им двух участков земли в вакф медресе своего отца Алымбека-датхи в г. Оше 1292 г. х. (1875).

Медресе из жженого кирпича в г. Оше. Медресе состоит из дарс-ханы, ханаки и 28 келий. Границы: с запада — кладбище и сай, с юга — вакфные лавки медресе, с востока — дорога, с севера — кладбище.

Два участка земли по Ошскому саю, один около другого, длина участков 443 аршина.

1-й участок имеет границы: с запада — мельничный арык Мирза-Рахим арбакеша, с юга—дорога, с востока — Ошский сай, с севера — земля, находящаяся во владении Мулла Хусейн Али Мулла Пиримкулова, жертвователя, и Мулла Мухаммед Азиз Махзума Дамулла Тангрикумова.

2-й участок имеет границы: с запада — мельничный арык, с юга — земля Мир-Сеид Шейха, Абджуази Абдрахманбая Мулла Халь Мухаммедова и Абджуази Ишан Ходжи, с севера — дорога. На этом участке имеются лавки.

В месяц зиль каада 1292 г. х. Абдуллабек-датха сын Алымбека парваначи Хасанбек-биева заявил, что упомянутые участки земли он жертвует в вакф в пользу медресе. Мутавалием вакфа—сам жертвователь, а после него — потомство.



Доходы вакфа должны идти на ремонт медресе, а остаток должен делиться на 10 частей: 1 — мутавалию, 3 — мударису, 1 — имаму, 1 — муэдзину, сторожу и цирюльнику и 4 — в пользу учащихся».

Вакф-наме скреплен 20 печатями ошских казиев, улемов и прочих юридических и духовных лиц, ханской печати документ на имел.

Видимо, поэтому потребовалась еще «обельная» ханская грамота, которая тогда же и была выдана Абдуллабеку Худояр-ханом.

«В настоящее время да знают и ведают все хакимы, и амины, и казни, и благородные улемы, и шейхи ислама и [все лица], причастные к султанским делам и принявшие на себя ответственность в хаканских занятиях, и прочие саркары, и амины, и аксакалы, и все кедхудаи высокой державы, что в дни ежедневно возраставшего и вечно [нам] сопутствующего могущества нашего августейшего величества чубазират-пансат Абдуллабек-датха купил на берегу сая вилайета Ош многочисленные лавки с пригодной для застройки землей, превратил в вакф медресе, построенного его отцом, покойным Алымбеком-парваначи [и] изготовил вакфную грамоту, украшенную печатями казиев и улемов, [которая] удостоилась рассмотрения светлым взором нашего величества. Из [нашего к этому лицу] благорасположения и благоволения [мы], повелели, чтобы все хакимы, и амины, и саркары, и прочие имеющие отношение лица считали вакфы, границы которых определены в вакфной грамоте, абсолютным вакфом упомянутого медресе, не требовали и не стремились получить с него дирхемов и фулсов, не посягали на что-либо подобное из относящегося к упомянутым вакфам и, считая по этой причине решенным, не преступали [нашего] величайшего, обязательного для исполнения фирмана.

В месяце раджабе почитаемого года 1292 г. х. (1875)».

Этот документ был скреплен малой печатью Худояр- хана второго периода его правления — датой 1279 г. х. (1863) и представлял собой полноправную «обельную» грамоту, освобождающую вакф от всех налогов в пользу казны, доход с него теперь полностью поступал лишь медресе Алымбека, а распоряжался им мутавалий Абдуллабек.

Освобождение от налогов должен был подтверждать своими документами каждый новый хан, что обычно и делалось — но лишь в отношении своих сторонников. Явные враги могли и не получить такого подтверждения.

Абдуллабек, будучи приверженцем Исхака, объявившего себя Пулат-ханом и занявшего в последние месяцы существования ханства престол, такие «обельные» грамоты имел и от него.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0