Ош. Грозные годы


Ош. Грозные годы

Просьбы повстанцев о принятии их в подданство Царской России


Приведем еще одно извлечение из письма восставших киргизов к Джурабеку, имевшему дружественные отношения с генерал-губернатором Кауфманом (апрель 1874 г.): «Как Вам известно, все кара-киргизы, подведомственные Коканду, считаются подданными Худояр-хана. Притеснения, гонения, страшные казни, как-то: сажание на кол, которому подвергаемся мы со стороны хана, и наказания палками принудили нас отпасть от хана и принять враждебное положение в отношении его.

Рода означенных кара-киргизов: мундуз, кутчи, утуз-оглы, туялас, найман, кызыл-аяк, нуйгут, киргиз-кипчаки, адыгене, ахтачи, бури и барчи, га исключением афтобачи; численность киргизов и кипчаков доходит до 200 тысяч кибиток. Не желая из приличия беспокоить Вас, мы до сего времени писали и посылали людей своих к Абдукаюм Саркеру (в Ходжент). Нечаянно встретили одного из Ваших людей Абдукаюм Караулбеги, который передал нам милостивые слова Ваши и порадовал нас.

Пользуясь этим случаем, сообщаем, что положение кара-киргизов Вам хорошо известно. Если будет возможность и не составит для Вас труда, доложите обо всем вышеизложенном генерал-губернатору. При согласии его превосходительства, мы, несчастные кокандские подданные, могли бы избавиться от тиранства Худояр-хана и найти спокойствие».

Окрестные жители присоединились к повстанцам. Они напали на Араван и осадили цитадель г. Ош. Ханский наместник из Оша бежал за помощью. Вскоре по-дошли ханские войска под командованием сына казненного Худояром Мусульманкула Абдурахмана афтобачи, и восстание было подавлено. Повстанцы бежали в горы, но не прекратили сопротивления. Наиболее ожесточенная борьба проходила там, где восстание возглавляли народные вожаки. Одним из них был признанный предводитель повстанцев Мамыр Мергенов. Тенденциозные кокандские хроники отмечали, что он был из киргизского племени мундуз, кочевавшего в окрестностях Оша — в Уч-Кургане и Избаскенте. Стараясь опорочить предводителя повстанцев, ханские авторы писали, что он собрал вокруг себя «несколько воров», которые «захватили сборщиков зякета, избили их и конфисковали деньги». Все это свидетельствует о социальной направленности восстания, настоящем организованном движении, во главе которого стоял выходец из трудовых слоев.

Не имея пока достаточно сил для победы над Худояр-ханом и не получив поддержки от туркестанских властей, восставшие киргизы пишут письма с просьбой о разрешении переселиться им в пределы России, в Кетмень-Тюбе и Центральный Тянь-Шань, заселенные их «родственниками», которые были уже подданными России. В этом повстанцы видели пока единственный путь избавления от ненавистного ханского ига.






Приведем письмо восставших киргизов племени мундуз к исполнявшему обязанности генерал-губернатора Туркестанского края Г. А. Колпаковскому, отправленное в мае 1874 г.

«Как мы, так и наши доверители, в прошлом году откочевали из Кокандского ханства в Токмакский военный округ, дабы спастись от преследований кокандского ига, который (хан. — авт.) немилосердно казнил наших киргизов и грабил наше имущество. Мы поселились недалеко от г. Токмака в местности, называемой Кетмень-Тюбе, Тогуз-Торо, но тут нас начали притеснять и гнать жившие там киргизы родов керимбек и чура буатай. Мы же, не желая возвращаться в Кокандское ханство, где нас неминуемо ждет смерть, просим... о принятии нас и наших доверителей под свое высокое подданство, об отводе нам и нашим доверителям места для кочевий.

В нашем роде мундузидят находится две тысячи кибиток, которые поголовно принимают подданство России. Мы бы давно явились к Вашему высокопревосходительству, но нас караулили и не пускали в Ташкент, так что мы только теперь можем тайком приехать сюда и лично просить... у Вашего высокопревосходительства о всем вышеизложенном»

Не дожидаясь официального, ответа, повстанческий отряд во главе сo своим предводителем Момуном со всем родом перекочевал в пределы российских границ. Но царские власти с неудовольствием смотрели на такого рода «своевольные» вселения восставших киргизов. Предводитель повстанцев Момун был интернирован царскими властями и сослан. В просьбе было отказано, и повстанцы вновь возвратились в ханство, поселившись в местах своих прежних кочевок — в окрестностях Оша, Кара-Су, Уч-Кургана.

С аналогичной просьбой обращался к российским властям непосредственно и Мамыр Мергенов. Но все просьбы тогда были отклонены. Царские власти еще надеялись спасти ханский режим и не спешили откликаться на просьбы повстанцев о принятии их в подданство.

Вынужденные возвращаться на прежние места повстанцы становились жертвами жестокой расправы со стороны ханских ставленников. Взятых в плен повстанцев по 5—7 человек рассылали по кишлакам, где их сажали на кол в устрашение другим.

Захваченных на пашнях женщин и детей жестоко истязали, после чего убивали.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0