Ош. Хозяйственные занятия горожан


Ош. Хозяйственные занятия горожан

Образцы земельных документов кокандского периода


Процесс разложения общинного и обособления частного землевладения у киргизов начался уже во время кокандского господства, и, надо полагать, более активно протекал именно в городах. Во всяком случае известен один такой характерный документ от 1254 г. х. (1838 г.) о закреплении большого массива прежде общинной земли в г. Оше уже в личное владение некоему Муллабаю Ахуну Нарботобаеву.

Документ, переведенный туркестанским чиновником прошлого столетия, свидетельствовал: «В местности Мады —часть земли, орошаемая из ключей Карасу, граничит с запада — с полями хана, с востока часть прилегает к полям, принадлежащим отделению бакал, часть прилегает к полям, принадлежащим отделению юваш, с севера — к арыку Мады, с юга — арыком Юваш. Месяц Мухаррама 1254 г.

Мы, нижеподписавшиеся киргизы Мулла Тойчи Курбанбиев, Таракчи и Кожур Ниязбековы... (и др. всего 44 человека. — авт.) удостоверяем, что из вышеупомянутой в границах земли часть таковой с поливами из арыка Юваш с 11 очередными поливами из арыка этого же имени принадлежит Нарбото Абдаазимбаеву, Самулу Хусайнову, Муллабаю Нарботобаеву, Гайит-биби Балдышанховой, Мулле Кыргыз Али Абдраманбаеву, Маат Кариму, Мулле Шаназарову, Юсуп Али Суванкулову и Мирзе Амели Абдушукурову, а мы, в свою очередь, удостоверяем, что из числа принадлежащей нам земли половинная часть таковой с пятью очередными поливами принадлежит Муллабаю Ахуну Нарботобаеву, против чего мы никаких претензий не имеем. В чем и дали сей документ в присутствии казиев, приложивших на оном печати».

Во многих отношениях интересен и другой подобного рода документ, оформленный как купчая на землю, а фактически являвшийся своеобразной отступной грамотой. Оригинал документа хранится в Ошском краеведческом музее, сотрудник которого Е. В. Дружинина нам его любезно предоставила, а перевод по нашей просьбе сделал востоковед В. Н. Настич. Это большой свиток, типично восточного (кокандского) орнамента и бумаги, написанный каламом тушью. Документ, датированный 1864 г., составлен на канцелярском таджикском языке и является купчей — сделкой на усадьбу и несколько участков пахотной земли в районе города Оша. Он содержит 25 строк текста, скреплен 4 печатями и 3 подписями свидетелей. Из-за технических особенностей Ошское медресе Алымбека воспроизведения оригинала с трудом разбираются отдельные слова в тексте, а подписи на оттисках печатей вообще не читаются.

С точки зрения формуляра, традиционного в позднесреднеазиатском делопроизводстве и предписанного шариатом, документ состоит из нескольких «тахдидов» — определений предметов сделки, и собственно протокола купли-продажи. В целом он представляет собой так называемую «васику».

Вот этот документ;
«Описание границ одной постройки вместе с прилежащим к ней дворовым участком с известными границами, которая находится в богоспасаемом городе Оше, в квартале покойного Нарбая — таким образом, что [этот участок] с запада частично примыкает к общественной дороге, частично примыкает к земле Барат-ходжи сына Рузи-ходжи, а частично примыкает к земле Хусейн-бая, сына Иакуб-аке; с востока — частично примыкает к земле Абд ал-Джаббар-бая сына Мирсадык-бая, частично примыкает к земле Муллы Мухаммада Амина, сына покойного Мухаммада Али казня; с юга — частично примыкает к земле Закир-бая, сына упомянутого Нарбая, частично примыкает к земле, оставшейся |[после смерти] Нимат-бая, сына Сейфуллы, а с севера — частично примыкает к земле, оставшейся [после смерти] Иакуб-аке, сына Алланазара, частично же примыкает к земле упомянутого Барат-ходжи.

А также определение одного участка пахотной земли с известными границами, который расположен на канале Кендже-кули (?), который является одним из каналов упомянутого города — таким образом, что с стада он полностью примыкает к заповедной части капала общего пользования, с .востока — полностью примыкает к земле, оставшейся [после смерти] Иакуб- аке, сына Алланазар-бая, с юга — полностью примыкает к заповедной части упомянутого канала общего пользования Кендже-кули, с севера же — частично примыкает к земле, оставшейся [после смерти] упомянутого Иакуб-аке, а частично примыкает к земле наследников (?) Ибрахим-шейха, сына ...

А также определение одного участка пахотной земли известными границами, который расположен в упомянутом канале Кендже-кули — таким образом, что с запада он полностью примыкает к земле Абдухалика, сына Мухаммада Мурада, с востока — полностью соединяется с милком Нурмухаммад-шейха, сына Тура- шейха, с юга — полностью примыкает к заповедной части упомянутого канала Кендже-кули, а с севера — полностью примыкает к земле, оставшейся [после смерти] Йакуб-аке.




А также определение одного участка пахотной земли с известными границами, который расположен в упомянутом канале Кендже-кули — таким образом, что с запада он частично примыкает к дороге общего пользования, частично примыкает к земле Сатылгана, сына Тилека, частично примыкает к земле Суранчи-йала, сына Джанкузи, а частично примыкает к земле Игамберди, сына ..., с востока — полностью примыкает к заповедной части канала общего пользования, с юга — частично примыкает к земле Ахундбека, сына Тилек-бая, частично примыкает к земле Сери, сына Конакбая, а .частично примыкает к земле Ширгази, сына ..., с севера же — частично примыкает к владению Малля, сына Ходжамкула, частично примыкает к земле Конче, сына Койтикс (?), а частично примыкает к земле Ураза, сына ...

А также определение одного участка земли с известными границами, который расположен на канале Ашкия (?)— на том, что является одним из каналов упомянутого города — таким образом, что с запада он частично примыкает к земле Муллы Абд ар-Расула, сына Шир- баба, а частично примыкает к земле Абдурасула, сына Шахназара, с востока — полностью примыкает к земле, оставшейся от Йакуб-аке, сына упомянутого Алланазара, с юга — полностью примыкает к земле М.ш.т. рай (?)- баба, сына муллы Ходжаназара, а с севера —полностью примыкает к общественной дороге. Разграничительные признаки всех пяти упомянутых участков известны.

В священном месяце Мухарраме года 1281—тысяча двести восемьдесят первого совершено: заявление ясное, правильное, признаваемое по закону сделала [женщина] по имени Хаким-биби, красная (т. е. рыжеволосая), круглолицая, тучная (букв, «мясистая»), по ее собственным словам—семидесяти лет дочь Алланазара, [находясь] в состоянии правомочности и дееспособности своих распоряжений, добровольно и [как предусмотрено] по закону, лично, в том, что: «от всех прав и претензий, унаследованных мною от отца и матери, которые я имела и предъявляла к мулле Ходжаназару, сыну [упомянутого] Алланазара, — в частности, в отношении участков, упомянутых выше, в обмен на шесть мискалей золота червонных, полновесных, высокопробных, кокандского чекана, обращающихся в настоящее время, получив, отказываюсь в пользу упомянутого муллы Ходжаназара отказом полным и отречением окончательным на все времена (?), будучи осведомлена о значении [слова] «отказ», который есть прекращение [всех прав], с предоставлением ему [того], что в этом заявлении... В этом заключается событие, которое записано. Совершено в присутствии справедливых и добросовестных свидетелей».

Оттиски четырех печатей (трех круглых и одной овальной), надписи не читаются.

Подписи свидетелей: «Присутствующие в собрании— Хусейн-бай, Абд ар-Разик и Пирмухаммед».

Как видно после тщательного ознакомления с документом, он представляет собой не простую купчую, а скорее — своеобразную отступную грамоту: пожилая женщина отказывается от наследованных ею от родителей прав на усадьбу и нескольких земельных участков в пользу другого человека (судя по общему их «отчеству», это брат и сестра). Даже без особых расчетов и прикидки на местности ясно, что эти участки достаточно крупные и плодородные (хотя бы потому, что практически все примыкают к каналу, откуда можно их орошать). Нет сомнения, что все юридические лица, поименованные в документе, — весьма зажиточные горожане. Но цена, полученная «красной» Хаким-биби от ее брата за всю эту недвижимость — 6 золотых тилла — особенно значительной суммы не представляет: при тогдашнем соотношении это 22 рубля 80 копеек в переводе на русские деньги. Создается впечатление, что почтенные ошане ловко «надули» свою престарелую и, возможно, обедневшую родственницу.

Документ интересен, между прочим, и обилием имен жителей дореволюционного Оша (как живых в то время, так и покойных), среди которых немало чисто тюркских, в том числе киргизских, а также упоминанием нескольких терминов (названия кварталов и каналов), важных для исторической топонимики. Более того, описание участков настолько подробно, что при знании современной топографии г. Оша можно попытаться найти их «в натуре» и по их площади определить более точно, насколько справедливой была описанная в документе сделка. Равным образом «васика» дает определенный материал и для исследования хозяйственной терминологии, вопросов землепользования и его правового оформления.

Мы столь подробно остановились на данном доку-менте потому, что он, во-первых, вводится впервые в научный оборот; во-вторых, это документ из недавних, сравнительно последних поступлений в Ошский краеведческий музей; в-третьих, получен от ошских жителей — возможных наследников своих предков середины прошлого столетия; в-четвертых, «васика» является типичным образцом земельных документов кокандского периода, свидетельствующих о наличии частной собственности на землю в Южной Киргизии того времени.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0