Ош. Алымбек-датха


Ош. Алымбек-датха

Алымбек — правитель Алая.


Город Ош и с. Кара-Су рассматривались южнокиргизскими феодалами как собственная ставка. Здесь они имели недвижимое имущество, через Ош держали связь с кокандскими наместниками и центральными властями ханства.

Крупнейшими феодалами, оставившими заметный след и в истории города, были Алымбек-датха и почти на полвека его пережившая его жена Курбанджан. Поэтому остановимся вкратце на их биографиях в связи с историей города Оша.

Характеризуя политическое положение Кокандского ханства и киргизов в конце 60-х годов, английские историки Джон и Роберт Митчел (пользовавшийся, правда, информацией Валиханова, Венюкова и Бардашева), писали, что влияние киргизов в ханстве чрезвычайно велико, поскольку даже первый ханский министр Алымбек был из киргизов племени адыгенез.

Среднеазиатские источники — нарративные («Тарих- и Джахан-намаи», «Тарих-и Шахрохи») уточняют: он был из рода баргы племени адыгене. «Из рода баргы был хан Алымбек, который разрушил (?) город Коканд (бузат), — писал автор «Истории киргизского раздолья» Осмоналы Сыдыков. — А в городе Оше он построил одно великолепное медресе по образцу бухарских. Город Ош расположен на видном высоком месте».

5 декабря 1860 г. по дороге из Индии в Коканд посетил Алай английский агент Мулла Абдул Маджид. Почти тогда же, через два года с небольшим, в Калькутте были изданы его записки, в которых он назвал резиденцией алайского правителя Алымбека-датхи именно Гульчу. Позже русский путешественник Е. Марков в своих путевых очерках по Кокандскому ханству так охарактеризовал положение алайских родоправителей Курбанджан и ее мужа Алымбека: «Датха эта была почти независимою владетельницею во времена кокандских ханов, и хотя муж ее получил свое звание бека от Худояр- хана, но эта ханская инвеститура была скорее условием приличия, чем действительным правом хана, так как алайские киргизы высоко чтили родовитую «белую кость» своих беков и беспрекословно шли за ними, куда они их вели, даже без освящения их прав ханской властью».






Летом 1962 г. мы встретились в Оше с почтенным аксакалом пенсионером Д. Зайнабитдиновым. Его отец в свое время служил писарем у знаменитой «алайской царицы» — Курбанджан-датхи, а сам он в первые годы Советской власти заведовал вакфным отделом в Оше.

Зайнабитдинов передал нам свою рукопись воспоминаний о клане крупнейших киргизских феодалов Алая и Оша — Алымбека — Курбанджан, о медресе Алымбека и его вакфном хозяйстве. По словам Д. Зайнабитдинова (который, кстати, сам видел в детстве Курбанджан), Алымбек проводил фактически независимую политику, а в некоем договоре —ахдах, обусловливавшем зависимость Алая от Кокандского ханства, было даже оговорено право Алымбека самостоятельно управлять Алаем. В Оше же Алымбек в качестве недвижимой собственности владел торговыми лавками, имел вакфную землю своего медресе, выстроенного им на правом берегу реки Ак-Бура.

Являясь могущественным киргизским феодалом-родоправителем и изощренным придворным сановником, игравшим большую роль в ханских междоусобицах и дворцовых переворотах, Алымбек был типичным представителем своего класса — жестоким деспотом, не щадящим даже жизни своих подданных, если это служило его личным интересам. Именно Алымбек, по словам путешествовавшего в 70-х годах XIX в. по Алаю А. П. Федченко, выделился «зверским убийством» местного населения непосредственно в городе Оше в период одного из антиханских восстаний.

Рано вступив на поприще политической деятельности, Алымбек в 1831 г. получает из рук Мадали-хана титул датхи — правителя Алая.

Здесь он встречает двадцатилетнюю девушку Курбанджан, с которой и связал всю последующую жизнь. Курбанджан родилась в семье простого кочевника-скотовода Маматбека в Кичи-Алае. Маматбек был «заурядным киргизом из рода мунгыш (монгуш. — авт.) и не выделялся от своих сородичей ни положением, ни особенным богатством». С детства Курбанджан просватали и в 17 лет выдали замуж за Кулы-Сад-Ярова — киргиза из рода юваш, которого она и увидела в первый раз лишь в день свадьбы. Жених ей не понравился, и Курбанджан три года считалась номинальной женой Ярова, оставаясь все время в юрте своего отца. В 1831 г. Алымбек, уже будучи датхой Алая,встретил Курбанджан, освободил ее от мужа, и в следующем году они поженились. Курбанджан стала преданной помощницей Алымбеку: во время его отсутствия на Алле по делам ханства она успешно заменяла его, .жестко и полновластно управляя алайскими Киргизами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0