Ош. В саставе Моголистана

Ош. В саставе Моголистана

В начале XV в. в восточных хрониках Ош отмечается в связи с походом внука тимура — Улугбека против ферганского правителя Ахмеда.


Вытесненный Улугбеком из Ферганы в Моголистаи эмир Ахмед вновь возвратился с полученным от монголов войском и после ухода Улугбека с основными силами разбил при Оше оставленные им отряды. Позднее упоминания о городе встречаются в «Тарих-и Рашиди» — летописной Рашидовой истории» мирзы Мухаммада Хайдара при описании феодальных усобиц в крае, когда каждый из могольских и тимуридских сановников — правителей Оша и его округи — стремился превратить пожалованную ему должность и владение в наследственные. Однако такие попытки мало кому из них удавались. Неудачи постигли и деда Мухаммада Хайдара — одного из приближенных могулистанского Вейс-хана, и самого автоpa «Рашидовой истории» — феодала из знатного тюрко- монгольского рода дуглат. Под его властью длительное время в числе других земель находился и юг Киргизии.

Столь же немногочисленны и сведения о хозяйственном развитии Оша в этот период. Медные монеты, найденные на Сулейман-горе в Оше и опубликованные Д. Г. Массоном, свидетельствуют о тесных торгово-экономических связах в XV в. между городами Восточного Туркестана и Средней Азии, переживавшей вновь кратковременный период хозяйственного оживления. Причем выясняется также довольно заметная роль Оша в среднеазиатско-кашгарской торговле. На рынках Оша в Третьей четверти XV в. обращались медные монеты тимуридского и кашгарского чекана. Характерно, что в ошском кладе, обнаруженном в 1953 г., преобладали монеты, битые в Бухаре, Кашгаре и Восточном Туркеста-не, встречались и монетные кружки, отчеканенные в Орду, Ширазе, Герате, Хутталане и Самарканде. На монетах с надчеканом упоминаются также города Самарканд, Карши, Термез и Шахрухия. Таков, по всей вероятности, и был круг торговых связей Оша к концу XV в., когда товарно-денежная торговля в Средней Азии достигла своего расцвета.

Па найденного на Сулейман-горе хорошего поделочного камня с белыми и красными прожилками искусные ошские ремесленники изготавливали ручки для ножен, пряжки для поясов и другие обиходные предметы. Па краснокорой древесины дерева табулгу, росшего в окрестных горах, для горожан мастерились клетки для певчих птиц (перепелок), для воинов и кочевников — колчаны для стрел, ручки для нагаек (камчи), для паломников— дорожные посохи.



Во второй половине XV в. Ош вместе с другими городскими центрами Ферганы входил во владения одного из феодальных правителей Тимуридов Омар-Шейха (правил в 1462—1494 гг.)—отца Захиреддина Мухаммада Бабура—в будущем основателя династии Великих Моголов в Индии. В конце XV — начале XVI в. Ош являлся яблоком раздора, а подчас выступал платой за лояльность или услуги ослабевшим Тимуридам со стороны представителей военно-феодальной знати или могольских ханов. Во время феодальных междоусобиц окрестности Оша с усадьбами горожан и селениями, а также городские предместья неоднократно подвергались нападениям враждующих сторон. Захиреддин Бабур в «Бабур-наме», в частности, упоминал о набегах Ибрагим Бегчика — одного из противников Омар-Шейха — на окрестности Оша. Омар-Шейх, опасаясь нападения соперника на Андижан, вызвал в Фергану своего союзника Иунус-хана с моголами, предварительно пообещав ему Ош.

Как сообщал Мухаммад Хайдар в «Тарих-и Раши- ди», в конце XV в. Ош кратковременно становится и ставкой одного из могольских ханов.

В период межфео-дальных усобиц правитель Моголистана Йунус-хан был призван на помощь владетелем Ферганы Омар-Шейхом, за что последний «встретил хана с подобающим почетом и уважением и передал хану вилайет Ош». Хан остался зимовать в городе, а своих приближенных отослал в Моголистан. Ошский вилайет Йунус-хан отдал Мухаммад Хайдар-мирзе — тезке автора сочинения. Таким образом, поселившись в городе, йунус-хан не пожелал затем его покидать, а уходя в Моголистан, оставил там своего наместника. Когда же моголы покинули Ош, Омар-Шейх изгнал из города Мухаммада Хайдара (1484 г.) и вновь направил в город своего наместника (даругу).

В этом сюжете обращает на себя внимание тот небезынтересный факт, что, оказывается, с историей средневекового Оша в какой-то степени связаны имена родителей автора знаменитого сочинения по истории Средней Азии «Тарихи-и Рашиди» Мухаммада Хайдара и автора «Бабур-наме» Захириддина Мухаммада Бабура. Омар-Шейх — тимурид, сын Абу Саид-мирзы, отец Бабура; род. в 860 г. х. (1455/56), погиб 4 рамазана 899 г. х. (8 июня 1494 г.). Мухаммад Хайдар-мирза — дуглат, отец автора «Тарих-и Рашиди».

Как можно судить по названным сочинениям, оба автора бывали в Оше, а Бабур оставил самое прекрасное его описание.

В конце XV — начале XVI в. город-крепость Ош играл определенную роль в ожесточенной борьбе за власть военно-феодальных группировок Мавераннахра и Моголистана. Их предводители — Тимуриды и Шейбаниды — втягивали в кровавые междоусобия горожан Оша и крестьян из его окрестностей, неся разорение и налоговый гнет для рядовых тружеников.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0