Лирические музыкальные жанры кыргызов

Токтогул Сатылганов, Боогачы Жакыпбеков, Эсенаалы КошчуевТоктогул Сатылганов, Боогачы Жакыпбеков, Эсенаалы Кошчуев


Арман — лирический жанр, воплощающий одновременно и чувство тоски, и светлую мечту. Будучи традиционно лирико-бытовым, этот жанр наиболее активно трансформировался в направлении социализации содержания, в результате чего на рубеже XIX—XX вв. в него проникла общественно-политическая проблематика. Это наиболее ярко проявилось в песенном творчестве выдающегося акына Токтогула Сатылганова. «Когда вернусь я к своему народу» («Элиме качан кетемин») — «арман», созданный опальным музыкантом на сибирской каторге, замечательный пример гражданственной песенной лирики. «Арман» — наиболее сложный и многогранный лирический вокальный жанр, что отражено и в его мелодическом стиле.

В целом лирические песни являются особой жанровой группой, которая, в отличие от трудовых и обрядовых песен, получила значительное развитие в XX в. На смену старинным лирическим песням пришли новые, с разнообразной тематикой, развитой мелодикой, с новыми выразительными поэтическими текстами. Появились такие разновидности лирики, как гражданственная, армейская и т. д. Нельзя не отметить, что лирические городские песни в количественном отношении значительно уступают сельским, что, по-видимому, обусловлено преобладанием числа кыргызов-сельчан.

Вместе с тем зародились и получили развитие новые формы авторства: современные народные композиторы-песенники сочетают в своей деятельности принципы устного и письменного творчества, народной и профессиональной поэзии.

Можно насчитать не менее четырех десятков мастеров, создавших со второй половины XIX в. до наших дней «золотой фонд» народной лирики в жанрах «секетбай», «куйген» и «арман». Они были одновременно авторами и исполнителями песенных произведений; как правило, аккомпанировали себе на комузе. Лучшие их творения вошли в массовый народный репертуар, стали классическими образцами традиционной кыргызской вокальной культуры.

Немало любимых в народе лирических песен принадлежит великому акыну-импровизатору Токтогулу Сатылганову (1864—1933). В. Виноградов в 1940 г. записал и затем опубликовал в книге «Музыкальное наследие Токтогула» несколько песен акына с сопровождением комуза в исполнении его учеников Алымкула Усенбаева и Коргоола Досуева: «Алымкан» (женское имя), «Кулуйпа, Кулжар» (имена влюбленных), «Красное платье» («Кызыл кейнек»), «Живи и радуйся» («Гулдеп ал»), «Ласковая» («Эрке сары»).

В традициях жанров «секетбай» и «куйген» сочинил знаменитую песню «Укой» современник Токтогула, известный народный композитор-песенник из Ат-Башинского района Нарынской области Боогачы Жакыпбеков (1866—1935):

Каждый вечер я видел тебя,
Не забыть твоих сладких слов.
Подруга моя золотая,
Помнишь ли ты обо мне среди белоснежных гор?




По преданию, в айыле Доболу, где родился и вырос Боогачы, состоялся как-то свадебный той. Звучали шуточные, лирические, игровые песни: «Кулуйпа, Кулжар» (имена влюбленных), «Красное платье» («Кызыл кейнек»), «Живи и радуйся» («Гулдеп ал»), «Ласковая» («Эрке сары»).

Песня «Алымкан» сложена Токтогулом в молодые годы и является автобиографической. Она завоевала большую популярность и зафиксирована кыргызскими фольклористами в нескольких вариантах, от разных народных певцов. Приводим вариант, записанный В. Виноградовым от Коргоола Досуева. Поэтический текст сложен в традиционную для лирических песен строфическую форму и включает восторженное обращение к возлюбленной:

О, Алымкан! Люблю говор твой благозвучный, нежный.
Но знаешь ли ты о моей любви к тебе?
Люблю глаза твои, зоркие и глубокие.
О, Алымкан! Красота твоя — алые цветы земли нашей.


Музыкальная форма песни соответствует схеме аА А1 Ва1 где а — комузная прелюдия, а1 — постлюдия, А и A1 — первая и вторая строфы, В — вокализ с новым мелодическим материалом.

Боогачы выделялся среди других исполнителей своим звонким голосом, замечательной песней и выразительной игрой на комузе. Присутствовавшая на тое Уулкан (она же Укой) обратила внимание на музыканта. Любовь, возникшую между ними, они сохранили на всю жизнь .

Песня стала очень популярной: с 1930 г. она включалась в программы концертов фольклорной музыки на столичных и сельских сценах, передавалась по радио в исполнении Мусы Баетова, Асека Жумабаева и других народных профессиональных певцов.

Плавные, округлые фразы «обона» с небольшими внутрислоговыми распевами выстраиваются в схему AA1 А2А3А4. Внутренняя вариантная свобода и стройная форма куплета-строфы образуют гармоничное целое. Интонационное единство «обону» придает близкое сходство анафор (начальные отрезки мелодических фраз), в то время как эпифоры (кадансы) постепенно удаляются от исходного инварианта. Ладовая двойственность (соль эолийский — фа ионийский) довершает лирико-жанровый характер напева.

Вокальной классикой стала также лирическая песня «О, боже» («Ой тобо») народного композитора-певца Эсенаалы Кошчуева(1873— 1962), сочиненная им в дооктябрьское время. Ее пели все — и молодежь, и пожилые люди. А. Затаевич записал ее в 1928 г. в Ташкенте от кыргызского студента Среднеазиатского коммунистического университета в 1937 г. на Республиканской олимпиаде народного музыкального творчества с этой песней успешно выступила Марьям Махмутова, впоследствии народная артистка Киргизской ССР.

Текст «Ой тобо» насыщен характерными поэтическими оборотами, что весьма типично для лирических песен:

Щегол — птичка дикая,
Не садилась она на скале
Рядом с любимой моей.
О, боже! Могу ли я быть на жайлоо с тобой!
Ястреб — птица ловчая,
Не садилась она на камне
Рядом с любимой моей.
О, боже! Могу ли я быть среди снежных вершин с тобой!
В пору белой зари
Пасется архар в пустыне.
Не думай, будто я ушел далеко, как он.
О, боже! Не грусти, моя любимая!


По своим текстовым и музыкальным данным песня ближе всего к разновидности «секетбай». А. Затаевич характеризовал ее напев как «необыкновенно бодрый, светлый по настроению».
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0