Путь кыргызского кино

Путь кыргызского кино

Киргизский кинематограф


Первый учредительный съезд Союза кинематографистов Киргизии от­крылся 24 октября 1962 года. Тогда в его рядах насчитывалось 33 человека. Сегодня, спустя два десятилетия, отряд киргизских кинематографистов вырос втрое.

Само возникновение киргизского кино неразрывно связано со знамена­тельными вехами социалистического строительства в СССР.

В годы второй пятилетки вместе со всем советским народом киргизский народ завершил переход к социализму. В горном крае, как и во всей стране, произошли ко­ренные социально-экономические изменения. Ушли в прошлое нищета, бес­правие. Киргизстан превратился в социалистическую республику с высоко­развитой экономикой и культурой. Окончательно сформировалась киргизская социалистическая нация. Перед ней открылись неограниченные перспективы для дальнейшего экономического и культурного роста.

Одной из первостепенных задач культурного строительства третьей пяти­летки становится создание национальной кинематографии. Для ее решения правительство республики принимает в 1937—1939 годах ряд постановлений, определивших конкретные меры по организации производства и выпуску кинохроники: «Об отпуске 30 тысяч рублей на выпуск звукового киножурна­ла Киргизии к XX годовщине Октябрьской революции» (14 октября 1937 года), «Об организации постоянного коррпункта Ташкентской студии «Союз-кинохроника» в Киргизской ССР» (14 октября 1937 года), «Об отпуске средств в размере 25 тысяч рублей на оплату расходов по киножурналу «Встреча товарища Федорова» (21 июля 1938 года), «Об организации в го­роде Фрунзе постоянного корреспондентского пункта Ташкентского отделения Главкинохроники» (4 июня 1939 года), «Об отпуске Управлению кинофика­ции при СНК Киргизской ССР средств в сумме 10 тысяч рублей для отправ­ки на учебу в Москву поступающих в Государственный институт кинемато­графии» (14 июля 1939 года). Факты знаменательные, подтверждающие це­ленаправленность прилагавшихся усилий. Результатом их явился периодиче­ский приезд в республику операторов Ташкентской киностудии М. Каюмова, М. Ковната, Н. Голубева, Д. Сода, А. Рахимова. С января 1940 года они вместе с режиссерами Э. Василенко, В. Усовой и Б. Вейланд начинают еже­месячно выпускать киножурнал «Советская Киргизия», который быстро за­воевывает популярность.

Продолжая осуществлять намеченное, правительство республики поста­новляет 10 августа 1940 года организовать самостоятельное отделение студии кинохроники в Киргизской ССР и передать ему для размещения 7 комнат в здании музыкальной школы Следом еще решение — выделить ассигнова­ния на снаряжение киногруппы к леднику Иныльчек — одному из объектов будущей документальной кинокартины «Поэма о высокой земле».
Путь кыргызского кино
С 15 ноября 1940 года приступает к своим обязанностям направленный из Ташкента на Фрунзенский коррпункт И. Колсанов — квалифицированный, опытный оператор, работавший до 1937 года на «Ленфильме» и Ленинград­ской студии кинохроники. Осенью 1941 года к нему присоединяется М. Варейкис — режиссер Центральной студии кинохроники. Эвакуированная из Москвы в Ташкент, она сначала едет во Фрунзе и снимает документальный фильм «Поэма о высокой земле» (в прокате —«На высокой земле»), затем монтирует на Фрунзенском коррпункте номера «Советской Киргизии».

Начальный этап строительства национальной кинематографии, о необхо­димости создания которой говорили в мае 1939 года секретарь ЦК КП Кир­гизии А. Вагов и председатель СНК Киргизии Т. Кулатов на страницах газеты «Кино», завершился 17 ноября 1941 года постановлением Совета На­родных Комиссаров Киргизской ССР об организации студии кинохроники в городе Фрунзе1. 15 декабря Комитет по делам кинематографии при СНК СССР направляет директором на новое кинопредприятие А. Авдениса. Ре­жиссер М. Варейкис и оператор И. Колсанов с 1 января 1942 года перево­дятся с Ташкентской на вновь организованную Фрунзенскую киностуди.

Почему понадобилось так детально и строго хронологически изложить факты, документы, сопутствовавшие возникновению киргизского кино? Пото­му, что они — неопровержимое свидетельство большой практической деятель­ности партийных и советских органов в строительстве и материальном обес­печении зарождавшейся киргизской кинематографии.

Необходимо также подчеркнуть, что кинохроника 1940—1945 годов зало­жила прочную основу для развития киргизского документального кино в послевоенные годы. Ее особенности определялись требованиями времени, условиями кинопроизводства и творческим уровнем режиссеров и операторов. Киножурнал «Советская Киргизия» стал выходить в преддверии 15-летия республики.

Ориентируясь на это знаменательное событие, режиссеры и опе­раторы старались как можно шире показать жизнь и труд всех районов и городов Киргизии. В небольшом по объему киножурнале (150—180 м) и в рамках 4—6 коротких сюжетов (25—40 м) фиксировались трудовые будни чабанов Тянь-Шаня и Сусамыра, полеводов Ошской и Иссык-Кульской об­ластей, шахтеров Кызыл-Кия, строителей БЧК, железной дороги Рыбачье — Фрунзе, культурная жизнь республики. В 1940 году в спецвыпуске «Совет­ской Киргизии» (№ 7—8) «Дорога на Сусамыр» информационный показ строительства шоссейной дороги сопровождался дикторским текстом на кир­гизском языке.

Закадровые словесные комментарии переводил и редактиро­вал журналист Д. Бекбоев, руководивший газетой «Ленинчил жаш». В даль­нейшем его примеру последуют многие литераторы и газетные очеркисты Киргизии,

Несомненное достоинство первой киргизской кинопериодики — обширная география каждого выпуска и оперативное освещение текущих событий.

С началом Великой Отечественной войны содержание «Советской Кирги­зии» прямо перекликается с публикациями республиканских газет. Четырнад­цатый, июльский выпуск киножурнала состоял из сюжетов, начинавшихся призывами «Все силы народа — на разгром врага», «Все — для Родины», «Будь на заводе, как в строю, борись за Родину свою». С сентября каждый номер «Советской Киргизии» открывался фронтовым кинорепортажем. Ритм военной хроники, передававший напряжение героической борьбы с фашиста­ми, становится как бы метрономом съемок событий в далекой от фронта республике.

Почти весь 1942 год небольшой коллектив студии вместе с редактором и поэтом Кубанычем Акаевым, диктором и режиссером театра Ажыгабылом Айдаркуловым, несмотря на многочисленные производственные трудности, выпускал в срок киножурнал «Советская Киргизия».

Заметное место в кинопериодике 1943 года заняли тематические киножур­налы «Женщины Киргизии в дни Великой Отечественной войны», «Вечер киргизского искусства» режиссера М. Варейкис и спецвыпуск «Киргизия в дни Отечественной войны» Д. Эрдмана. В это время операторы все чаще пред­принимают попытки уйти от статичности при киносъемке. Динамика хрони­кального кадра усиливалась за счет движения камеры, перемещения ее по вертикали и горизонтали. Начинается работа над созданием кйнообразов.

С октября 1944 года киножурнал начинает выходить на двух языках: киргизском и русском. Меняется состав его авторов. Вместо воз|ратившихся в Москву М. Варейкис, В. Шараповой, И. Гунгера приехали с Пензенского коррпункта Куйбышевской студии кинохроники звукооператор В. Копотев, ассистент оператора Н. Николаева.

Фронтового кинооператора Г. Шулятина на посту директора сменил Г. Николаев, оператор, имевший двадцатилетний опыт работы в кино, возглавлявший в годы войны Воронежскую студию кинохроники, затем руководивший Пензенским коррпунктом. Он уделил большое внимание расширению тематического планирования на студии. Бы­ла продолжена практика ежемесячных обзоров работы операторов по сюже­там, в ходе которых велся контроль за творческим ростом, поощрялись ини­циатива и поиск нового.
Путь кыргызского кино

В 1946 году весь коллектив Фрунзенской студии кинохроники принял участие в создании полнометражного фильма «Песнь о Киргизии», получив­шего в 1947 году в прокате название «Советская Киргизия». В группу опе­раторов из Москвы, Ташкента, Алма-Аты (А. Фролов, А. Рахманов, М. Аранышев) был включен новый работник студии С. Авлошенко, помощником режиссера в интернациональную бригаду вошла Ф. Мамуралиева.

Режиссер М. Слуцкий и поэт А. Токомбаев задумали именно песню о республике. Естественно, как репортажный эпизод выглядит выступление в начале фильма народных певцов. Акыны славят родную землю, труд луч­ших ее сынов и дочерей. И словно бы глазами мудрых народных художников видит зритель Киргизию 40-х годов, преображенную социалистическим строи­тельством, пережившую тяжелые военные испытания и продолжающую неудержимое движение вперед, по пути к счастью, указанному В. И. Ле­ниным.

М. Слуцкому удалось объединить информационные кадры о вдохновен­ном труде на заводах, фабриках, в шахтах, на колхозных и совхозных полях темой мужества и единства народа в дни войны и в дни мира. Образ народа-хозяина Советской Киргизии складывается из выразительных портре­тов животноводов, шахтеров, колхозников, ученых и деятелей искусства.

В 1947 году, к 30-летию Великой Октябрьской социалистической револю­ции, студией были выпущены три короткометражных фильма: «Социалисти­ческое животноводство Киргизии», «Долина сахара» и «Художественная самодеятельность Киргизии» (режиссер Д. Эрдман, авторы-операторы С. Авлошенко и Г. Николаев). К сожалению, сохранилась только «Долина сахара». Утрачены также все номера киножурнала «Советская Киргизия» с 1946 по 1949 год. Сохранившиеся монтажные листы и архивные документы свиде­тельствуют о выходе на экран в 1947 году спецвыпусков: «Кинопортрет»,«О. Т. Семечкина» (о директоре детского дома им. Н. К. Крупской), посвя­щенные выборам в Верховный Совет Киргизской ССР. Режиссер Д. Эрдман смонтировал хроникальный фильм «Праздник киргизского народа».
Путь кыргызского кино

С целью систематического освещения жизни юга республики был открыт в Оше корреспондентский пункт.

Переданная Фрунзенской студии кинохро­ники с 1949 года дубляжная мастерская, которую возглавила Г. Осмоналиева (она была переведена со студии «Союзмультфильм»), перевела на киргиз­ский язык фильмы «Повесть о настоящем человеке», «Встреча на Эльбе», «Суд чести», «Счастливого плавания», «Мичурин».

В течение 1948 года в «Советской Киргизии» было помещено 48 кино- сюжетов, популяризирующих образ жизни и методы работы Героев Социа­листического Труда. В 1949 году жанр кинопортрета занимает уже постоян­ное место в структуре киножурнала. Эти факты доказывают, что студия на­ходилась в русле общего движения советского кинематографа, участвовала в решении его главной задачи — воспитывать широкие массы на примерах передовиков труда.

В 1950 году завершилась реконструкция нового помещения Фрунзенской киностудии. Расширению и оснащению ее производственной базы содейство­вали многие киноорганизации страны, а также ряд ведомств республики. Многое сделал в это время преемник Николаева В. Беляев — квалифициро­ванный оператор, с 1945 года работавший на студии.

50-е годы — особый этап в деятельности Фрунзенской студии хроникаль­но-документальных фильмов. Значительно расширяется) объем кинопроиз­водства. Киножурнал становится ежедекадным, нормального метража (250— 300 м).

Налаживается систематическое дублирование фильмов на киргиз­ский язык. К этому важному делу привлекаются лучшие актеры Киргизского драматического театра.

Однако требования к хронике — основной продукции студии — в начале периода резко снизились. Почти не освещалась жизнь областей, глубинных районов республики. Сузился круг тем и профессий. Произошел спад, мастерства операторов и режиссеров.

Труд рабочих, тружеников села показы­вался стандартно, тускло. Пресса справедливо упрекала киножурналистов в неумении выделить примечательный факт, сделать на его основе публицис­тическое обобщение.

Положение с хроникой начинает меняться с 1953 года. В сюжетах все чаще появляются кадры, раскрывающие истоки тех или иных событий, по­ступков людей. В лирических, согретых чувством авторского соучастия эпи­зодах, заметно желание проникнуть в сферу переживаний человека. Не слу­чайно почти в каждый номер включались синхронно снятые кинопортреты. Активное отношение к действительности проявлялось в критических сюжетах о неполадках в промышленности, строительстве, транспорте.

Выпуски «Советской Киргизии» 1957—1959 годов наглядно подтверждают усиление тенденции к поиску нового, расширению тематики, разнообразию ее подачи средствами кинорепортажа. Именно в этом русле родились докумен­тальные фильмы «Плотина в горах», «БЧК» Д. Эрдмана, «В добрый путь» Ф. Мамуралиевой, «Они родились на Тянь-Шане», «Я и мои друзья», «Твои подруги» Л. Турусбековой, «В долинах Киргизстана» М. Культэ. Они, разумеется, не одинаковы по жанровым признакам и публицистической напол­ненности.

Обозначившееся в кинопериодике конца 50-х годов стремление войти в будни простых людей, поддержать передовое и выставить на всеобщее обозрение косное, отсталое, естественно, породило публицистический подход к явлениям действительности и как следствие — выпуск киножурнала «Люби свой город», в котором гражданская позиция кинематографистов выражалась не только в дикторском тексте, но и в самой монтажной организации фактов.

Во второй половине 50-х годов параллельно с кинопублицистикой начи­нается развитие игрового кинематографа. Первый киргизский цветной худо­жественный фильм «Салтанат» в конце 1955 года на студии «Мосфильм» выпустил Василий Маркелович Пронин. В нем просто, без прикрас и сглажи­вания острых углов рассказывалось о будьбе киргизской женщины. Сценарист Р. Буданцева и режиссер-постановщик правдиво показали сложность и противоречивость характера Салтанат. В душе героини постоянно борются гор­дый, умный человек и семейная раба, отступающая перед тиранией мужа. И все-таки стремление к свободе, желание отстоять свое личное достоинство побеждают все препятствия. С удивительным для дебютантки мастерством, ярко и темпераментно сыграла роль Салтанат талантливая актриса Б. Кыдыкеева.
Путь кыргызского кино

После фильма «Салтанат» Фрунзенская студия приступаю к самостоя­тельному производству художественных фильмов.



Приглашенные из Москвы режиссеры И. Кобызев, А. Очкин, В. Немоляев обратились к опыту нацио­нальной литературы, справедливо полагая, что именно она поможет стать на ноги киргизскому игровому кинематографу. Но приезжие кинематографисты, плохо зная реальную жизнь киргизского народа, целиком доверились сцена­риям местных авторов, только пробовавшим свои силы в кинодраматургии. Поэтому их картины «Моя ошибка» (1957), «Токтогул» (1959), «Девушка Тянь-Шаня» (1961) в художественном отношении оставляли желать лучше­го.

Значительно удачнее получился фильм «Далеко в горах» (1958), решен­ный режиссером А. Карповым в традициях историко-революционного кино. Не прошла бесследно для развития киргизского кино «Легенда о ледяном сердце» (1957)—попытка создания картины с философским подтекстом, осуществленная дебютантами Э. Шенгелая и А. Сахаровым.

Интересной заяв­кой на новый жанр в национальном кинематографе стал фильм-балет «Чолпон—утренняя звезда» (1959) Р. Тихомирова.

Однако не с этими фильмами связано обретение своего лица киргизским киноискусством. Как эстетическое явление оно состоялось в последующие два десятилетия.

Новаторство киргизского документального и игрового кино развивалось и крепло в 60-х годах на основе больших перемен в хозяйственной и куль­турной жизни республики.

Характеристика этого периода, как и предыдущих, немыслима без учета киножурнала «Советская Киргизия». Он продолжал оставаться творческой лабораторией студии «Киргизфилрм». Многие темы и находки получивших широкую известность документальных фильмов восходят к журнальным сю­жетам, которые в 1961—1965 годах все больше приобретают черты образной публицистики.

С середины 60-х годов поиск новых способов организации хроникального материала, желание с их помощью глубже раскрыть жизнь республики, ее людей увлекает всех режиссеров. Лучшие свои документальные фильмы «В снегах Алая» и «Вслед за весной» выпускают И. Кокеев и Л. Турусбекова — сегодня представители старшего поколения киргизских кинематогра­фистов. В этот период линию творческого развития одного из первых работ­ников киностудии И. Герштейна можно определить как движение от хрони­ки к кинопублицистике и социально-психологическому документализму. В каждом из своих фильмов 60-х годов, будь то «Правофланговый», «Три ответа горам», «Чингиз Айтматов», «Памир — крыша мира» или «Смена», «Там, за горами, горизонт», «Мыс Гнедого скакуна» режиссер старался выя­вить в действительности социальные, общественные закономерности, их отра­жение в психологии героев.

Уже в первых картинах «Обращенные к солнцу» (совместно с И. Моргачевым), «ПСП» открылся редкий талант А. Видугириса видеть в человеке особенное, разгадывать его характер через жест, мимику, движение, речь, интонацию. Человек в сложных взаимосвязях с природой, человек и созида­ние материальных и духовных ценностей — главные предметы для размыш­лений художника.
Путь кыргызского кино
О Для эстетического формирования киргизского документального кино боль­шое значение имела деятельность М. Убукеева, Б. Шамшиева и Т. Океева. Они вступили на самостоятельный путь, когда стремление к поэтической выразительности стало ведущей тенденцией в советском кино. Вернувшись из Москвы на студию «Киргизфильм» в начале 60-х годов, Убукеев, Шамшиев, Океев учились соединять личное, национальное и интернациональное на при­мере произведений Ч. Айтматова. Начав с документалистики, они не могли не учитывать, что эстетическое сознание родного народа столетиями воспи­тано эпосом «Манас», его великими сказителями. В общем, целый комплекс идейно-эстетических предпосылок подвигнул киргизских режиссеров избрать в своем творчестве направление, которое объединяло поэтические традиции эпоса с документализмом. Созданные ими картины «Манасчи», «Чабан» «Дети гор — сыны моря», «Это лошади», «Мурас» получили высокую оценку советской и зарубежной прессы. Первые успехи киргизского художественного кино 60-х годов неразрывно связаны с творчеством Ч. Айтматова. Получив­шее в конце 50-х годов всесоюзную известность, признание читателей, крити­ки, оно привлекло внимание молодых московских режиссеров А. Сахарова, Л. Шепитько, А. Михалкова-Кончаловского.

По произведениям «Тополек мой в красной косынке», «Верблюжий глаз» и «Первый учитель» они сняли кинокартины «Перевал», «Зной», «Первый учитель». Каждая из этих лент значительно отошла от литературного источ­ника. Но если Сахаров в «Перевале» не учел романтического, лирически взволнованного интонационного строя «Тополька», то Шепитько в «Зное» и Михалков-Кончаловский в «Первом учителе» не только уловили тональность стиля Айтматова, но и попытались найти ей адекватную кинематографиче­скую образность. В результате родились два талантливых произведения.Путь кыргызского кино Изучая удачи предшественников в киргизском художественном кино, опи­раясь на богатейший опыт русского искусства, М. Убукеев, Т. Океев, Б. Шам­шиев создают социально острые игровые фильмы «Белые горы» («Трудная переправа»), «Небо нашего детства» («Пастбище Бакая»), «Выстрел на перевале Караш». В них им удалось сблизить средства киновыразительности с национальной поэзией. И важно, что при этом каждая картина далека от этнографической замкнутости, обособленности. В ее содержании и форме все понятно любой зрительской аудитории.

70-е годы в жизни трудящихся республики прошли под знаком выполне­ния решений XXIV и XXV съездов КПСС. Этот исторический период был ознаменован важнейшими общественно-политическими событиями — праздно­ванием 100-летия со дня рождения В. И. Ленина, 50-летия образования СССР, 50-летия Киргизской ССР и Компартии республики, 30-летия Победы над фашистской Германией, 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

Естественно, что студия «Киргизфильм» старалась идти в ногу со всей страной, создавать документальные и художественные кинополотна о герои­ческом прошлом и светлом настоящем республики.

По экранам страны не прошли незамеченными художественные ленты «Поклонись огню». «Алые маки Иссык-Куля», «Красное яблоко», докумен­тальные картины «Играет духовой оркестр», «Чингиз Айтматов», «Ответ­ственность», «Вы идете по жизни».

Современное киргизское документальное кино составляют произведения художников с разными индивидуальными манерами, тематическими и эстети­ческими пристрастиями. Свой вклад в общую копилку внесли режиссеры Б. Абдылдаев, В. Виленский, К. Орозалиев, Ж. Рахматулин, Л. Турусбекова, С. Давыдов, Ш. Апылов, А. Байтемиров.

Столь же многообразно и художественное кино. В его поступательном движении участвуют не только фильмы, получившие призы всесоюзных и международных кинофестивалей — «Белый пароход», «Улан», «Ранние жу­равли».
Путь кыргызского кино
Существенно дополняют панораму достижений «Киргизфильма» кар­тины «Материнское поле», «Улица», «Зеница ока» Г. Базарова — художника смелого, идущего в творчестве непроторенными путями. В конце 60-х годов режиссер У. Ибрагимов обратил на себя внимание документальными фильмами «Мотив», «Лава». В 70-х годах в художественных лентах «У старой мельницы», «Улыбка на камне», «Дорога в Кара-Кийик», «Поле Айсулу» он неустанно шлифовал свое профессиональное умение.

В последние годы студия пополнилась режиссерами и операторами-выпускниками ВГИКа. Вышли в свет их первые серьезные работы: «Солнечный остров» и «Три дня в июле» К. Акматалиева, «Бурма» и «Процесс» Д. Соданбека; «Среди людей» А. Суюндукова (совместно с Б. Шамшиевым). Не толь­ко названные, все молодые — люди способные, и они должны стать преем­никами своих старших собратьев по искусству в деле развития и совершенст­вования киргизской советской кинематографии. Только одно настораживает. По издавна сложившейся практике начинающим предоставляется возмож­ность сделать первые шаги в киножурнале «Советская Киргизия». Очень важно, чтобы новое пополнение унаследовало традицию глубокого уважения к документальному кино — той базе, на которой вырос весь киргизский ки­нематограф. Лучшим работам киргизских киномастеров всегда была свойственна острая публицистичность. Между тем и в сюжетах молодых опера­торов, и в очерках их товарищей — режиссеров явное предпочтение отдается «чистой хронике». Фактография оттесняет образность. В условиях сокраще­ния кинопериодики под влиянием телевизионных информационных программ такая тенденция означает движение вспять, повторение пройденного.

При постоянной поддержке и помощи многоопытных мастеров молодым легче будет преодолеть подстерегающие их тупики. Об этом неустанную за­боту проявляют Госкино и Союз кинематографистов республики, выполняя постановление ЦК КПСС «О работе с творческой молодежью».

В нашем кино роль постановщика фильма, игрового или документального, как и положено, главная. Но было бы несправедливым забывать при этом о драматурге, благодаря таланту и умению которого всякий раз рождается идейно-художественная основа будущей кинокартины. Верно, не каждый год появляется талантливый сценарий, и уж совсем непросто привлечь в кино яркие писательские индивидуальности. Тем не менее ряды киргизских кинодраматургов растут. Заслуженным уважением пользуются такие преданные музе кино авторы, как К. Омуркулов, Б. Жакиев, М. Гапаров, Э. Борбиев, А. Джакыпбеков, Л. Дядюченко, Р. Чмонин, И. Ибрагимов, К. Жусубалиев.

Очень многое для развития киргизского кинематографа сделали актеры. Мастера сцены и экрана М. Рыскулов, Б. Кыдыкеева, Д. Куюкова, А. Жангорозова, С. Кумушалиева, С. Джумадылов, Д. Сейдакматова были равно­правными с режиссерами и сценаристами создателями всех значительных фильмов. Наряду с этими именами за пределами республики получили из­вестность А. Умуралиев и К. Юсупжанова. А первый профессиональный кино­актер Б. Бейшеналиев снимался не только на разных студиях страны, но и в Венгрии, Чехословакии.
Путь кыргызского кино

И уж, конечно, крупные удачи современного киргизского кино неотделимы от вклада С. Чокморова — личности крупной и яркой. Он приобрел большую популярность в стране, был неоднократно отмечен как лучший исполнитель мужских ролей на всесоюзных кинофестивалях.

Незабываемый образ Уркуи Салиевой создала на экране высоко одарен­ная Т. Турсунбаева.

Удачно несколькими ролями начали жизнь в кинематографе совсем еще молодые Г. Аджибекова, Ч. Думанаев, Н. Мамбетова.

Самобытный путь киргизского кино вместе с режиссерами, драматургами и актерами пролагали в 60—70-х годах и операторы.
Путь кыргызского кино

Мастерство К. Кыдыралиева, М. Мусаева, Н. Борбиева, М. Туратбекова, М. Джергалбаева, А. Кима, поддерживающее вдумчивую работу режиссеров, намного увели­чивало идейно-эстетическое воздействие кинофильмов. Эти операторы стре­мились уйти от изобразительного однообразия, повторения найденных кем-то решений кадра, композиции.

Такими же самостоятельными старались быть и художники С. Ишенов, А. Макаров, К. Жусупов. Наконец, жажда творческого поиска в минувшем 20-летии не в меньшей мере определяла характер участия в создании филь­мов талантливого композитора Т. Эрматова.

Десятки людей разных профессий, разной степени дарования, но одина­ково беззаветно преданных искусству строили киргизское кино. Их поддер­живали, им помогали выдающиеся мастера советского кино С. Герасимов, С. Юткевич, Ю. Райзман, Л. Трауберг, А, Згуриди, А. Гальперин, Р. Кармен, преподавательские коллективы ВГИКа и ЛИКИ. Все это было проявлением великой созидательной силы дружбы и взаимопомощи народов СССР. А сам взлет киргизского кино — результат всестороннего развития культур социалистических наций, постепенного их сближения и постоянного взаимообогащения, осуществляемых Коммунистической партией в соответствии с ленинской национальной политикой.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0