Крепнущее мастерство Б. Суслова на сцене Киргизского балетного театра


Сцена из второго акта балета «Ромео и Джульетта»: Б. Суслов — Тибальд, Е. Воеводкин — Меркуцио.Сцена из второго акта балета «Ромео и Джульетта»: Б. Суслов — Тибальд, Е. Воеводкин — Меркуцио.

Заслуженный артист Киргизской ССР Б. Суслов.


Л. А. Жуков, поставивший вслед за «Лебединым озером» балет Р. Глиэра «Красный мак», поручил Б. Суслову роль Капитана. Естественно, Б. Суслова эта статичная, не танцевальная роль не могла увлечь: Ма Личена — вот кого бы сыграть! Но что поделаешь....

Новый балетмейстер театра И. К. Ковтунов поставил вскоре второй вариант «Красного мака» и тогда Ма Личена начал танцевать Б. Суслов. Снова ему пришлось пережить радость творческого общения с Б. Бейшеналиевой, которая в этом спектакле исполняла партию Тао-Хоа.

Суслов-Ma Личен мужествен и прост, он — верный сын своего народа. Артист проводил роль энергично, темпераментно. С необычайной легкостью удавались ему воздушные прыжки, простые и с задержкой. Когда-то Бориса первым оценил его педагог К. А. Афанасьев. И не ошибся... С годами Б. Суслов отрабатывал красоту своего прыжка.

Выступление молодого артиста в роли Ма Личена не осталось незамеченным. О нем заговорили в печати. Это было заслуженной наградой за большой труд артиста, часами шлифовавшего каждое движение, каждую, казалось бы, даже незначительную деталь роли.

В 1955 году Б. Суслову поручили сыграть Феба в «Эсмеральде». Противоречивая партия Феба заставила артиста искать такую линию исполнения, которая бы оправдывала поступки героя. В самом деле, легкомысленный аристократ становится обвинителем феодального общества,— это может показаться неправдоподобной натяжкой. Б. Суслов показывал, что его симпатии к Эсмеральде сильнее, чем к невесте-аристократке. Такая трактовка более соответствовала финалу, где Феб появляется во главе восставшей толпы, пришедшей освободить Эсмеральду.

В новой партии Б. Суслов исполнял сложные танцевальные вариации. Бесчисленные туры и прыжки показывали крепнущее мастерство артиста. В то же время он оставался удивительно тактичным в дуэте, не заслоняя собой партнершу, умело владея искусством поддержки.

Через год после выступления в «Эсмеральде» Б. Суслов исполнил партию принца Дезире (балет «Спящая красавица»), дублируя ее с Ураном Сарбагишевым. Захватывающий, вдохновенный образ Дезире, ищущего настоящей любви, полон глубоких эмоций. Таким представляет нам его Б. Суслов. Этим чувством пронизано, например, адажио Дезире и Авроры в сцене любовного признания. Особенно эмоционально проводил Б. Суслов заключительную часть партии — сольную вариацию, выражающую бурную радость. В этой роли Б. Суслов еще раз показал себя безупречным танцовщиком классического стиля.






В течение двух лет (1956—1957) Б. Суслов работал над новыми партиями национальных (балетов «Весна в Ала-Too» и «Анар». Опыт работы в национальных спектаклях у него уже был. Он выступал в партии Нурдина («Чолпон») и теперь пополнил свой репертуар партиями Асана и Бугрова в балете «Весна в Ала-Too», Багиша в «Анар».

Новые роли по своему характеру резко делились на положительные и отрицательные. Если в партии Асана артист выделял линию лирико¬романтическую, а в Бугрове — героическую, то его Багыш — характерный типаж. Б. Суслов не скрывает внешних отрицательных свойств Багыша, иногда даже прибегает к некоторому нажиму, желая как бы подчеркнуть, что жестокость и бесчеловечность берет в нем верх.

Артист стремился вызвать у зрителя недоброжелательные чувства к своему герою, чтобы гибель его воспринималась как заслуженное возмездие.

В балете «Ромео и Джульетта» Суслов выступил в партии Тибальда. Герой иной эпохи, среды, условий, Тибальд какими-то чертами напоминает Багыша. Он даже внешне непривлекателен этот рыжий Тибальд, знаменующий собой средневековое рыцарство. Б. Суслов следует той музыкальной характеристике, которую дает композитор С. Прокофьев. Его появлению сопутствует зловещая музыка; её жесткое звучание нарастает по мере того, как близится трагическая развязка. В третьей картине второго акта в народное веселье на улицах Вероны неожиданно врываются резкие музыкальные ритмы. Нечто угрожающее слышится в них в тот момент, когда Тибальд выхватывает шпагу, чтобы нанести смертельный удар Меркуцио. Снова звучит в оркестре тема боя, и Тибальд падает сам сраженный.

Звучат мрачные аккорды, напоминающие трагическую сцену в балете «Анар» — гибель Багыша в стремительном потоке водопада.

Выступления в партиях различного плана обеспечили Б. Суслову прочный успех как солисту Киргизского балетного театра.Ни одна новая постановка не обходилась без участия Бориса Суслова как в партиях классического, так и национального репертуара.

В 1962 году Борису Васильевичу Суслову было присвоено почетное звание заслуженного артиста Киргизской ССР.

Борис Васильевич Суслов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0