Внутренний облик балерины Сайнат Джокобаевой


Внутренний облик балерины Сайнат Джокобаевой

«Какую бы роль я ни исполняла, всегда танцевала от души...»


Артистам киргизского балета приходится преодолевать специфическую трудность одновременной работы над национальным и классическим репертуаром. Это дается нелегко, но зато отшлифовывает все грани таланта, оттачивает способность актера к перевоплощению и использованию всех достижений русской и киргизской балетных школ. В этой способности, возможно, секрет многих успехов киргизского балетного театра.

Сайнат Джокобаева обладает умением насытить исполнение своих ролей разнообразием оттенков изображаемых ею характеров в национальном и классическом балете. Она одновременно исполняла партии Чолпон, Раймонды, Одетты.

В 1953 году С. Джокобаева стала работать над воплощением образа главной героини в «Анар». Как известно, вторая редакция этого балета отличалась усложнением техники танца. Технически подготовленная, С. Джокобаева, по сравнению со своими предшественницами, создавала новый рисунок роли, основанный на возросшей культуре танца. Её Анар была по-настоящему балетной ролью, без скидок на молодость национального балета. Сайнат проявила в ней и большое техническое мастерство, и правильную трактовку сущности характера Анар. В исполнении С. Джокобаевой Анар предстала плотью от плоти народа — решительной, смелой девушкой, умеющей отстоять свою честь и сохранить верность в любви.

В 1955 году Киргизский театр оперы и балета поставил балет В. Власова и В. Фере «Весна в Ала-Too». Для Сайнат участие в этом спектакле имело особый смысл: в нем с самого начала она вместе с Б. Бейшеналиевой и О. Ширай, т. е. в числе первых исполнительниц главной партии, работала над ролью, впервые нашедшей свое сценическое воплощение.

Говоря о С. Джокобаевой, хотелось бы подчеркнуть особенность реалистического восприятия балериной роли Сайры. Если Анар выражала свои чувства в какой-то мере стихийно, то в Сайре балерина подчеркивает возросший уровень сознания девушки из народа. Главное, что балерина отталкивается от идейного содержания своей партии.

Поэтому условность, характерная для балета, как бы отходит на второй план, уступая место выразительности представляемой картины, ясности хореографического рисунка.

В таком подходе к роли заключена основа реалистического характера исполнения. Наряду с ярким содержательным танцем, в котором балерина передает увлеченность, радость первого глубокого чувства, С. Джокобаева прибегает и к другим выразительным средствам, например, мимике. Это подчеркнуто в сцене спасения пленного красноармейца Бугрова. Лицо и особенно руки балерины предельно выразительны. Мимика ее дополняет то, что она выражает в грациозных фуэте, стремительных прыжках и разнообразных турах.






Особенно впечатляющим был танец Сайры Джокобаевой в финале. Празднование победы над врагом как бы превращается в апофеоз ее собственных чувств. Плавные, спокойные движения чередуются с энергичным порывистым танцем, выражающим радость освобождения, ощущение свободы, которую обрела киргизская женщина.

В этом же 1955 году С. Джокобаева сыграла партию Флер де Лис в классическом балете «Эсмеральда». Играя роль напыщенной, капризной аристократки, С. Джокобаева изображала её манеры резкими чертами так метко, будто сама выросла в аристократическом обществе.

Последующие партии Сайнат Джокобаевой отличались от столь характерной роли, как Флер де Лис. Такой, например, была фея Сирень в «Спящей красавице», а в «Жизели», кроме заглавной роли, Сайнат выступила также в партии Мирты и большом па-де-де первого действия.

Для того, чтобы танцевать партию феи Сирени, надо было полностью отрешиться от всех восприятий, которые владели балериной при исполнении партии Флер де Лис. Доброта феи как бы излучает тепло, жизнь. Теме феи Сирени сопутствует в музыке ми-мажорное проникновенное звучание, несущее в себе начало добра и света. Весь облик феи Сирени милой, очень тонкой в восприятиях молодой девушки, был противопоставлен злой силе, которая олицетворялась в образе феи Карабос.

С. Джокобаева оказалась чуткой и восприимчивой к роли, которая требовала нежных, порою неторопливых средств внешней выразительности.

Пожалуй, все это относилось и к Жизели, роль которой была как бы продолжением лирической характеристики, вдохновенно обозначенной выступлением балерины в балете Чайковского.

Во многих спектаклях киргизского балетного театра Сайнат Джокобаева — одна из исполнительниц основных партий. В последние годы ее репертуар пополнился партиями Гюльнары («Корсар»), Сари («Тропою грома»), Фанни и Генриэтты («Большой вальс»), Марии («Бахчисарайский фонтан»). Каждая из них является свидетельством крепнущего мастерства талантливой киргизской танцовщицы. Деятельность Сайнат Джокобаевой высоко оценена. В 1958 году ей было присвоено почетное звание заслуженной артистки Киргизской ССР.

Как-то Сайнат сказала о себе: «Какую бы роль я ни исполняла, всегда танцевала от души, с радостью, отдавая все силы работе». Эти слова характеризуют внутренний облик балерины, для которой творчество и упорный труд неразделимы, одинаково радостны и необходимы для ощущения полнокровности сценической жизни.

Сайнат Джокобаева - ее жизнь в искусст­ве

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0