Бейшеналиева в роли Джульетты


Бейшеналиева в роли Джульетты

Джульетта-Бейшеналиева


Бейшеналиева продолжала настойчиво трудиться в новых спектаклях на сцене киргизского балетного театра, в частности, в балете «Ромео и Джульетта».

Сразу же после премьеры республиканская газета «Советская Киргизия» поместила небольшую заметку под рубрикой «Под свежим впечатлением». В ней, между прочим, говорилось о Бейшеналиевой: «Ее Джульетта столь легка, столь обаятельна и является выражением такого горячего порыва и вдохновенного чувства, что заставляет понять вечную молодость любви, перед которой отступает даже людская злоба» . Для Бейшеналиевой образ Джульетты воплощал не только глубину и чистоту чувства. Внимательный взгляд не мог не заметить, какой смысл вкладывала актриса в свою роль. Для нее поведение героини прежде всего ассоциировалось с той свободой чувства, которую она проявляет. Из преданий своего народа, переходивших от поколения к поколению, Бибисаре были известны примеры чистой любви, которая не знала ни преград, ни боязни. В её народе любили так же пламенно, как об этом написано в поэмах и сказаниях всех народов.

Вот почему Бибисара не могла оставаться спокойной с того самого момента, как задумала сыграть роль Джульетты.

Она стала для балерины символом всех несбывшихся надежд киргизской женщины в прошлом. В этом заложена идейная основа созданного Бибисарой образа.

Задумываясь над ролью Джульетты, Бейшеналиева отталкивалась не только от жизненных впечатлений.

Вслушиваясь в музыку С. С. Прокофьева, она искала и находила черты той психологической характерности, которые наполняли роль неповторимым своеобразием. В самом начале музыкальной характеристики Джульетты она улавливала ритмы, напоминающие резвое порхание. И ей передавалось ощущение ранней молодости героини, которая, как птица, радуется теплу и солнцу, простору полей (так хорошо знакомых самой балерине!), первым ощущениям любви.

В сцене прощания Ромео и Джульетты кульминацией служит ярко выраженное адажио. Новые, мужественные ритмы сопутствуют заключительной части балета. Зритель видит повзрослевшую, сильную духом Джульетту, которая отнюдь не покоряется, а готова смело идти навстречу своей нелегкой судьбе.

Так воспринимала Бибисара психологическую характерность героини и в этом ключе воплощала образ Джульетты в спектакле.

Любовь к юноше враждебного рода не была для неё театральной условностью (как для других исполнительниц партии Джульетты). В истории киргизского народа, жившего в прошлом отдельными племенами и родами и нередко во вражде друг к другу, возвышенное чувство молодых людей различных родов было явлением далеко не исключительным.

Бейшеналиева как бы физически прониклась ощущением трагедии, возникшей между молодыми людьми — так естественно и правдиво передавала балерина девичий порыв, полный внутреннего обаяния, нежного целомудрия и в то же время величайшей самоотверженности.

Встретившись с Ромео, Джульетта-Бейшеналиева вдруг сама поражается необычности испытываемых чувств и загорается еще неясным для самой себя огнем.

Руки её словно отталкивают Ромео, хотя в действительности они тянулись к нему. Ладонями протянутых рук Джульетта-Бейшеналиева будто защищается от Ромео, а поворот головы усиливает впечатление стыдливости, которое характерно для девушки, впервые оказавшейся лицом к лицу с юношей. Этот чисто национальный жест балерина вносит в балет, основанный на приемах классического танца, но он не выпадает из стиля всего спектакля, пожалуй, даже становится одной из тех особенностей, которыми отличается постановка русского или зарубежного произведения на киргизской сцене.

Тем, кому приходилось встречаться с Бибисарой Бейшеналиевой в обыденной обстановке, известна необыкновенная её мягкость в обраще-нии. Она не умеет повышать голос и даже смеется как-то негромко, удивительно ласково. Эта врожденная мягкость проявляется и в творчестве Бибисары. Её внутреннее обаяние, теплота и женственность сродни Джульетте. Кажется, будто сила ответного чувства Ромео растет по мере того, как он проникается ощущением ласковости, которую излучает Джульетта-Бейшеналиева. Немного проходит времени с момента первой встречи с Ромео. И вот Джульетта уже оказывается в водовороте чувств, уже несется по бурной стремнине навстречу неизвестному. Она полностью отдается стремительному потоку, уверенная, что он вынесет её к берегу. Может быть, потому так крепнет чувство Джульетты, что оно не безмятежно. Преграды на пути к счастью закалили её, сделали сильней. Теперь, когда разлука с любимым становится неизбежной, мы видим, что Джульетта приобретает новое качество — силу. Она не остается безучастной ко всему происходящему, не надеется на фатальный исход событий и вступает в борьбу. Один из центральных эпизодов балета—обращение Джульетты к Лоренцо за спасением — становится логическим осмыслением борьбы за счастье. Она показывает себя сильным, полным решительности человеком. Вот она через всю сцену бежит — стремительно, порывисто, затем вбегает в келью Лоренцо и, хотя силы изменяют ей, собирает всю свою волю, чтобы просить, умолять, наконец требовать от Лоренцо спасения Ромео.






Нежность и страсть, верность и преданность, воодушевление и самоотверженность нашли органическое единение в образе Джульетты в исполнении Бейшеналивой. Ее Джульетта прошла через трудности и людскую злобу, но она полной мерой познала радость любви и остается ей до конца верной.

Джульетта — одна из последних значительных работ Б. Бейшеналиевой в театре, и в этом образе полно выразился не только талант, но и большой сценический опыт балерины.

Кроме большого и разнообразного репертуара в балетных спектаклях Б. Бейшеналиева принимает участие в важном деле создания киргизских национальных танцев, их разработке, постановке и исполнении. Наибольшую популярность, например, завоевали ее танцы «Комузчу» и «Кыз-джигит». Оба танца содержательны и передают то типично национальное, что характерно для труда и быта киргизов. В танце «Комузчу» на сцене, изображающей поляну, полукругом сидят парни; в руках у них комузы. Вот появляется девушка в национальном костюме и просит ребят сыграть. Долго просить не приходиться. Ребята играют известную народную мелодию «Комузчу». Девушка входит в круг и начинает танцевать. Она изображает процесс изготовления кошмы, скатывает ее, перекидывает через плечо, лихо вскакивает в седло воображаемой лошади и, приветливо махнув рукой музыкантам, скрывается вдали.

Героиня второго танца — также девушка. Он так и называется— «Девушка-джигит» («Кыз-джигит»). Это игровой, шуточный танец, изображающий умение владеть конем. Девушка на коне проделывает озорные упражнения.

Иногда конь отказывается ей повиноваться. Но она побеждает его строптивость.

Если первый танец исполняется в серьезных тонах, то второй основан на шуточных проделках и вызывает веселую реакцию зрителей.

Популярность этих танцев так велика, что теперь их танцуют в республике повсеместно.

Работу над созданием киргизских национальных танцев Бейшеналиева не прекращала.

Много лет Б. Бейшеналиева преподавала во Фрунзенском хореографическом училище. Теперь у нее есть свои питомцы, многие из которых выступают на сцене Киргизского театра оперы и балета. В воспитании новой смены выдающаяся киргизская балерина видит свой долг перед родным искусством.

Чтобы до конца представить себе облик актрисы, нельзя не отметить ее активной концертной деятельности. В сельских клубах и домах культуры республики она частый гость, и популярность ее в народе велика. К этому следует добавить, что Б. Бейшеналиева вела большую общественную работу как депутат Верховного Совета СССР.

Киргизские кинематографисты сделали о Б. Бейшеналиевой фильм. И хотя он короткометражный, зритель может наглядно представить себе искусство киргизской танцовщицы.

Еще в 1947 году известный советский кинооператор М. Слуцкий запечатлел в нескольких кадрах молодую балерину.

Она — в традиционной балетной пачке. Рядом с ней — мать, приехавшая взглянуть на дочь. И дикторский текст: «Старая киргизская мать... Снилось ли тебе, что твоя дочь вырастет белым лебедем?»

После этой лирической экспозиции действие переносится через 15 лет. По осеннему Фрунзенскому бульвару идет женщина, внешне ничем не отличающаяся от других. Но вот сменяется кадр и вместо осеннего затуманенного бульвара — залитая светом сцена. Мягко льются мелодии «Лебединого озера», и перед нами оживает Одетта.

Поражает мягкость и точность линий, пластичность движений. Но, пожалуй, больше всего привлекают внимание руки. Вот танцовщица взмахнула ими и уже словно нет рук, а есть крылья — порхающие, удивительно гибкие и грациозные.

Новый кадр. Актриса у большого зеркала перед самым выходом на сцену. Проходит миг, и вот она закружилась в неистовом танце волшебницы Айдай.

Мы видим прославленную актрису на тренировке. Вместе со своими партнерами она проделывает у станка те упражнения, которые позволяют ей постоянно находиться в форме.

Короткий, впечатляющий фильм заканчивается символически. Бейшеналиева в балетном костюме пересекает зрительный зал. Рядом с ней— девочка, которую она обнимает за плечики. Кто знает, может быть, это Бибисара вводит будущую звезду балета в тот чудесный мир искусства, в котором живет сама...

Бибисара Бейшеналиева - народная артистка Киргизской ССР

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0