Первые роли Бибисары Бейшеналиевой


Первые роли Бибисары Бейшеналиевой

Девочка из киргизского селения Таш- Тюбе


Рисунок танца блещет новизной,
воздушный легкий след неуловим,
она прославила народ родной
искусством удивительным своим.


Суюнбай Эралиев.

В переполненном зале Государственного академического Большого театра Союза СССР 4 июня 1939 года шел заключительный концерт декады киргизского искусства и литературы. Акынов сменяли манасчи, оркестр народных инструментов — ансамбль темир-комузчи, солистов-певцов — хор. И вдруг из-за кулис выпорхнули юные танцоры — воспитанники киргизской группы Ленинградского хореографического училища. Легкость, изящество и чувство ритма продемонстрировали молодые исполнители в «Вальсе» А. Глазунова.

Среди этих юных артистов — киргизских мальчиков и девочек — была 13-летняя Бибисара Бейшеналиева, ныне народная артистка Советского Союза. 

Много лет тому назад, в 1936 году, во Фрунзе приехала группа специалистов для отбора учеников в Ленинградское хореографическое училище. Особое внимание обратили члены комиссии на Бибисару. Взглянув на фигурку девочки, балетмейстер В. Варковицкий произнес: «Создана для балета!»

Эта встреча решила судьбу девочки из киргизского селения Таш- Тюбе, где родилась Бибисара. В десять лет она впервые попала в Ленинград. Все было ей незнакомо в (большом городе. Широкие прямые улицы с домами, такими высокими, что приходилось закидывать голову, чтобы разглядеть верхние этажи, оживленное движение на улицах.

Ее поразили большие светлые комнаты училища с белоснежными постелями и огромными во всю стену зеркалами в танцевальном зале.

Отныне училище стало для нее родным домом; здесь она ощутила мир большого вдохновенного искусства.

Когда Бибисара Бейшеналиева стала признанным мастером сцены, после одного из концертов во время Четвертого

Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Бухаресте, к ней подошла незнакомая смуглолицая девушка и спросила:
— Где ты родилась? Где училась?
— Родилась в Киргизии, училась в Ленинграде.
— А как ты попала в Ленинград?
— Был отбор, и меня послали в Ленинградское хореографическое училище.
— А кто платил за учение?
— Я училась за 'счет государства.
— А ведь у нас этого нет,— с грустью сказала девушка из далекой чужой страны .

Вместе с другими киргизскими детьми Бибисара постигала основы балетного искусства, овладела русским языком и общеобразовательными предметами.

Первый спектакль, который она увидела в Ленинграде на сцене театра им. Кирова, был балет «Спящая красавица» П. И. Чайковского. Бибисара тогда ещё не всё понимала. Но её поразил открывшийся для нее мир звуков, изумительных танцев. Неужели, думала девочка, и она выйдет когда-нибудь вот так же на сцену. Ей казалось это невероятным.

Ленинград покорил Бибисару. С душевным трепетом она входила в театр. С таким же благоговейным чувством посещала Эрмитаж. В его огромных залах она медленно переходила от картины к картине, и бессмертные произведения живописи вызывали в детской душе преклонение перед человеческим гением, творящим жизнь на мертвом полотне.

Девочка любила бродить по городу, вглядываться в лица людей и рассматривать украшения на стенах домов. Она могла часами простаивать у парапета, любуясь Невой. Как-то в училище она услышала стихи:

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой ее гранит...


Бибисара повторяла эти строки и, постигая их смысл, испытывала чувство радости и гордости от сознания, что живет в таком прекрасном городе. Она поражала своих педагогов необыкновенным трудолюбием и успехами, которые с каждым днем обозначались все явственнее.

События Великой Отечественной войны прервали учебу Бибисары. Ей пришлось вернуться в Киргизию, и пятнадцатилетняя девочка была принята в балетную труппу столичного театра. Неистощимое прилежание и увлеченность помогали юной Бибисаре преодолевать технические трудности; к тому же она была одарена не только талантом, но и грацией, природным чувством ритма. В одном из первых своих выступлений Бибисара исполнила мазурку в «Коппелии» и порадовала зрителей динамичностью и одухотворенностью танца.

Вскоре перед молодой балериной встала новая, довольно трудная для того периода задача сыграть роль Зайнуры в киргизском балете В. Власова и В. Фере «Селькинчек».

Может показаться странным, что работа над этой партией в киргизском балете оказалась для Бейшеналиевой трудным делом. Но так оно и было в действительности. Воспитаннице русской хореографической школы пришлось осваивать особенности национальной хореографии. Как уже было сказано, балет «Селькинчек» не отличался богатством танцевальной фигуры. И все же Б. Бейшеналиева сумела сделать так, что ее партия из игровой стала танцевальной. Но танцы Бейшеналиевой в балете «Селькинчек» как бы выпадали из общего ансамбля, ибо хореография спектакля строилась главным образом на пантомиме. Тем не менее работа в нем имела для Бейшеналиевой (как и для всего театра) важное значение. Она вплотную подошла здесь к проблеме национального в балетном искусстве.






Бибисара Бейшеналиева с удовольствием вспоминает, как ободрила ее похвала балетмейстера В. В. Козлова после выступления в «Селькинчек». Она, конечно, понимала, что исполнение ею Зайнуры далеко не безупречно. И старалась «отработать» похвалу. Вскоре ей представилась такая возможность. В конце 1944 года театр поставил балет «Чолпон», в котором балерина с большим успехом выступила в заглавной роли. Но как ни близка была балерине Чолпон, все же ее больше привлекала партия Айдай; к ней Бейшеналиева пришла много лет спустя, а пока она продолжала танцевать партию Чолпон.

Следующей большой работой балерины стала Раймонда в одноименном балете А. К. Глазунова. Ее радовала возможность проявить самостоятельность, хотя как всегда, в начале работы пугала неизвестность нового материала.

После премьеры Б. Бейшеналиева в газетной заметке признавалась: «Я много думала над своей ролью, стараясь до конца понять все мельчайшие детали и нюансы душевной жизни Раймонды.

Вместе с ней я переживала ее горе и радость, ее тревоги и волнения» .

Если музыка в «Чолпон» наполнена родными для актрисы киргизскими мелодиями, то весь балет «Раймонда» окрашен мотивами старинной французской музыки. Актрисе предстояло проникнуться ее духом.

Музыка балета Глазунова чарует своим лиризмом. Особенно выразителен мотив Раймонды — мягкий, изящный по своему мелодическому рисунку, выражающий существо характера юной девушки, ее светлый поэтический образ. Б. Бейшеналиева выделяет необыкновенную чистоту своей героини, раскрывая философский смысл образа, идею гуманизма.

Музыкальный антракт перед второй картиной. Музыка как бы настраивает для восприятия действия, покоряющего поэтичностью. И вот звучит классическая сюита, включающая яркий по своим выразительным особенностям дуэт Раймонды и Абдерахмана (исполнитель Рафхат Уразбаев). Бейшеналиева танцует вдохновенно. В белом платье, она вся светится девичьей чистотой; счастье ее полно, она порхает на сцене так легко, словно ноги вовсе не касаются пола, и кажется—порыв ее так велик, а любовь так безмерна, что она готова взлететь, как птица.

Дуэт сменяется общим «Фантастическим вальсом». Герои танцуют в сопровождении кордебалета. Легкие фигуры балерин и танцовщиков выражают радость земной любви. Танец Бейшеналиевой в этот момент похож на песню, в которую вложена вся полнота чувств. Раймонда- Бейшеналиева то замирает в объятиях любимого, то вырывается, чтобы стремительно закружиться. Кажется, ничто не тяготеет над ней — ни зло, ни разочарование, ни боль. Позднее она испытает много других чувств — страх, ненависть, познает цену коварства. И тем полней становится чувство Раймонды в заключительной сцене праздника на ее свадьбе. Здесь, пожалуй, наиболее сильно проявилось искусство балерины, богатство изобразительных средств, доступных ей, от широких сильных прыжков до мелких, совершенно ювелирных движений в вариациях Раймонды последнего акта.

Киргизский поэт Кубаныч Акаев после первого представления «Раймонды» подарил Бибисаре свои стихи:

Смотрите, танцует девушка в белом,
Плывет словно лебедь легко и плавно,
Может, это волшебница смелая,
Или московская гостья Уланова?
Или звезда вечерняя, ясная,
В зеркальном паркете свет отразила?
Нет, это наша простая, прекрасная
Киргизская девушка из аила.


Если говорить о подтексте, который пронизывает роль Раймонды в исполнении Бейшеналиевой, то это вера в людей, никогда не покидавшая героиню. Актриса показала себя зрелым художником-реалистом. Она следует мхатовской традиции глубокого проникновения в существо образа, драматургическую его ткань. Для нее не существует безликого и, если можно сказать, бессодержательного движения, каким бы красивым оно ни было.

Первая заслуженная артистка Киргизии в профессиональном балете

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0