Многообразие классического танца в киргизском театре


Многообразие классического танца в киргизском театре

Достоянием киргизского театра


Успех спектакля «Ромео и Джульетта» вполне закономерен: это был итог многолетних исканий. Для современного уровня нашего театра в одинаковой степени характерны глубокое проникновение в драматургию балета, техническое совершенство танца.

В последние годы на его сцене осуществлены спектакли, которые как бы закрепляют освоение техники и многообразие классического танца в киргизском театре. Именно этим характеризуются постановки таких балетов как «Большой вальс», «Шопениана», балетные миниатюры («Испанское каприччио» Н. Римского-Корсакова, «Франческа да Римини» П. И. Чайковского, «Египетские ночи» А. Аренского), а также последняя работа театра — одноактный балет-новелла «Барышня и хулиган» Д. Шостаковича.

Стремление к сюжетности, как мы уже отмечали, является непременным свойством балетных спектаклей на сцене киргизского театра. Скажем прямо, балет «Большой вальс» (либретто Н. Трегубова, музыкальная композиция из произведений И. Штрауса С. Арбита) вряд ли претендовал на глубокую содержательность. Но взявшись за постановку, театр с одной стороны, проделал работу над улучшением музыкальной композиции так, что более полно, чем это было в первоначальном виде, зазвучали знаменитые штраусовские вальсы, и, с другой стороны, приложил усилия, чтобы избежать легковесности. В постановке К. Мадемиловой в центре оказывается не столько любовная интрига, сколько сам Штраус — музыкант, человек большой души. Постановщик стремится показать творчество композитора в динамике действия. Сидит ли Штраус за роялем, гуляет ли по набережной, звуки, которые возникают в нем, претворяются в движения, и мы как бы присутствуем при таинстве рождения музыки.

Одухотворенный образ танцовщицы Фанни создала С. Филимонова. Выступившие в роли Генриэтты Ч. Джаманова и А. Хандранова сумели выразить глубину и искренность чувств.

Большое место в спектакле отведено танцам кордебалета. В данном случае он выступает не только в роли фона, который призван как бы иллюстрировать действие. Кордебалет представлен здесь самостоятельными танцами — яркими, с выдумкой и изобретательностью. К таким, например, относятся танец манекенш и вальс «Голубой Дунай» из первого акта, полька из 2 акта и др.
Многообразие классического танца в киргизском театре

Иногда постановщик прибегает к вполне оправданным и достигающим цели театральным эффектам. Примером может служить эпизод 4-ой картины: Штраус (партия Суслова) сидит у рояля. Вдохновенные минуты и муки творчества. Постановщик нашел способ перенесения психологических нюансов в плоскость зрительного восприятия: под звуки рождающейся музыки как бы изливается на сцену в рассеянном свете отражение движущегося нотного листа с запечатленной мелодией. Яркий прием!

В работе над балетом «Большой вальс» легко было скатиться к пустой развлекательности. Но этого не случилось.

Спектакль приобрел черты праздничности, поэтичности и в то же время выразил глубину человеческих чувств. И это лучшее свидетельство реалистических основ киргизского театра, которому чуждо бездумное, безыдейное искусство.

Одна из последних работ театра — балет, инструментованный А. Глазуновым из произведений Фредерика Шопена и названный им «Шопениана» . Хореография его, разработанная М. Фокиным, перенесена на киргизскую сцену Н. Авалиани. Само обращение к этому балету знаменательно в том смысле, что киргизский балетный театр доказал ту высокую степень культуры танца, которая так необходима для воплощения на сцене «Шопенианы».







«Шопениана» — балет без ярко выраженной динамики действия. Более того, его содержание условно. Но отнюдь не окатываясь к бессюжетности, эта постановка пронизана ощущениями человеческого счастья. В этом — современное звучание старого балета. Уже во вступи¬тельной части -— «Полонезе» в исполнении Б. Алимбаева — мы ощущаем образ самого композитора с его одухотворенными мечтами. Эти мечты и находят свое воплощение во всем последующем действии (в ноктюрне, мазурке, прелюде, большом вальсе).

Что касается формы спектакля, то балетный коллектив продемонстрировал технику, добиваясь скульптурной отточенности поз и гармоничных линий в ансамблевых и сольных эпизодах. Мастерство в «Шопениане» проявили и солисты, и кордебалет, а хорошая станцованность кордебалета является лучшим доказательством его возросшей культуры. Вот как отозвалась об этой постановке известная советская балерина Викторина Кригер: «Я с восхищением смотрела, с каким благородством, вкусом, чутким проникновением в музыку молодые танцовщицы исполняли это чудесное хореографическое произведение»,— писала она после просмотра «Шопенианы» на сцене Кремлевского дворца съездов во время гастролей Киргизского театра оперы и балета в Москве .

Из последних значительных постановок театра выделяется хореографическая новелла Д. Шостаковича «Барышня и хулиган». В ней всего семь небольших эпизодов, но какая динамика действия, контрастность и законченность характеров, выразительность рисунка в танце! Несмотря на скромные размеры этого произведения, оно отличается новизной, свежестью.
Многообразие классического танца в киргизском театре

Молодому балетмейстеру С. Абдужалилову удалось насытить постановку молодостью, задором, она волнует. В спектакле проявилась та филигранность и острая характерность, которая свидетельствует о неограниченных возможностях киргизского балета, о высоком уровне его профессионализма. Этого уровня он достиг в неустанном труде над освоением классического и современного репертуара, труде, утвердившем театр на позициях реализма.

Несомненно, что постановки, о которых сказано выше, были для киргизского балета великолепной хореографической школой, без которой попросту невозможно было бы достичь современного уровня зрелости и мастерства. Все лучшее, что характеризует классический балет, стало достоянием киргизского театра, причем — на уровне передовых достижений театральной культуры.

Работа над классическим и современным советским балетом шла одновременно с творческими поисками по созданию национального репертуара. На этом пути были не только успехи, но и неудачи, однако они не ослабляли воли — можно даже сказать, что каждая неудача заставляла настойчивей искать новых, более совершенных путей.

Так складывался облик киргизского балетного театра, так рождалась плеяда выдающихся мастеров реалистического балетного искусства. С именами Джумакалый Арсыгуловой, Бибисары Бейшеналиевой, Нурдина Тугелова, Кульбюбю Мадемиловой, Урана Сарбагишева, Рейны Чокоевой, Чолпон Джамановой, Бориса Суслова, Берика Алимбаева и многих других связана вся история этого сравнительно молодого театра, как с каждым этапом его роста связано появление новых балетных звезд.

«Ромео и Джульетта» в постановке балетмейстера Н. Тугелова

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0