Гумбез Манаса

16 февраль 2014 /
Гумбез Манаса


В долине Таласа у подножия скалистого холма Манастын Чокусу стоит, известный каждому кыргызу, Гумбез Манаса. Столь редкое сооружение из обожженного кирпича и резной терракоты могло быть провинциальным подобием знаменитых усыпальниц древней Согдианы, построенным мастерами из Самарканда и Бухары. Однако, когда исследователи углубились в изучение очень своеобразных орнаментов Гумбеза, то с удивлением обнаружили, что по стилю своих решений они были близки к узорам кыргызских шырдаков и ала-киизов.

Декоративная облицовка Гумбеза необыкновенна. Здесь и строгость геометрического орнамента и неудержимая фантазия растительного узора, создающего динамичную, насыщенную на ритмике и настроении картину. Для знатоков кыргызского орнамента не составило труда узнать в этих узорах душу и почерк народа.

Гумбез Манаса представляет собой портально-купольный кирпичный мавзолей с внутренним стрельчатым куполом и внешним ребристым шатром на рубчатом барабане, венчающим почти кубический объем. Портал с входной стрельчатой нишей и колоннами с разнообразными наборами фигурных поясков облицован резными терракотовыми плитками с тонким орнаментом и надписями. Орнаменты Гумбеза - богатый пример взаимопроникновения узоров декоративно-прикладного искусства в архитектуру и наоборот.

Сегодня величественное строение отреставрировано и предстает перед людьми во всей своей красоте.
Существует поверье, что в этом Гумбезе похоронен Манас - легендарный герой кыргызского эпоса. Связанная с ним легенда гласит, что мавзолей, которому нет равных по красоте и величию, возвела любимому мужу Каныкей. Однако это всего лишь красивый народный вымысел. На самом деле, как установил ученый М. Е. Массон, мавзолей сооружен в 1334 году для погребения дочери эмира Абуки.

Гумбез Манаса


Летом 1856 г. на берегу Иссык-Куля Чокан Валиханов впервые записал прозаический отрывок из эпоса «Манас», озаглавив его «Смерть Кукотай-хана и его поминки». В нем есть такие строки: «Народ! Когда меня не станет (когда мои глаза закроются), кумызом меня омойте, острой саблей оскребите, в панцирь оденьте и, кожею обвивши, под голову белый саван положите и головой на восток обратите. Навьючьте красное, сукно на красного нара (одногорбого верблюда. — Б. Д.), на черного нара — черный бархат и с караваном на 40 верблюдах придите на мой сруб (могила)... А черный сарт, начальник каравана, пусть сделает кирпичи на жире восьмидесяти коз. На перекрестке больших и малых дорог подобный месяцу белый сарай (дворец.— Б. Д.) соорудите, как голубое небо, голубой купол поставьте. Подобные дороге желоба привесьте, завитками и карнизами оденьте».

Ч. Валиханов со слов киргизского манасчи записал обряд захоронения батыра и требование возвести ему надгробный мавзолей. Здесь и древний обряд погребения, существовавший у древнетюркских народов — отделение мяса от костей при перевозке тела покойного на дальнее расстояние и обвивка его кожей, что применялось вплоть до XVIII столетия. Здесь и ориентировка погребенного головой на восток — древнейший обычай кочевников Тянь-Шаня, и упоминание о срубной могиле — до сих пор сохранившейся, например, на Сары-Джазе, о возведении мавзолея-гумбеза обязательно из твердого кирпича, изготовление которого особо прочно на животном жире, здесь необходимость архитектурного убранства портальной части губеза, выполненное в традиционном стиле орнаментальных мотивов в виде завитков.

Эпос сообщает, что гумбез расписывался. Жанровые росписи на киргизских гумбезах вообще не были единичными и исключительными случаями. Они просто не сохранились, но, судя по эпосу, имели глубокие истоки и традиции.

Научный сотрудник К. Айдаркулов провел специальное исследование по выявлению в киргизском героическом эпосе «Манас» упоминаний об архитектурном строительстве — возведении гумбезов и изобразительном искусстве художественной росписи гумбезов.

Гумбез Манаса


Оказалось, что во второй части трилогии эпоса «Семетей», в ее самой ранней, еще дореволюционной записи, имеются сцены возведения Каныкей — женой Манаса — гумбеза в память о знаменитом муже-богатыре, о жанровых сценах росписи этого гумбеза.

Как сказано в эпосе «Семетей», Каныкей (жена Манаса) сооружает на берегу р. Талас монументальный гумбез — прообраз ханской ставки. В архитектурном решении —это куполообразная ставка-юрта с величественным порталом, вход украшал богатый орнаментированный декор «кыял» — символ непобедимости и безграничной власти погребенного.

Интерьер гумбеза составляли жанровые сцены эпических богатырей. Центральной фигурой был сам Манас, здесь же — звери-покровители: тигр, лев, леопард, орел. Манас представлялся в доспехах и во всеоружии, на боевом коне, также в панцирной попоне. Его спутники-богатыри: кырк-чоро изображались в бою и единоборстве с врагами. Здесь же и многочисленные бытовые сцены, отображающие полукочевой образ жизни киргизского народа.

Гумбеза, соответствующего такому описанию, в Таласе не сохранилось. Так называемый гумбез Манаса — усыпальница феодалки XIV в. Канизек-хатун — росписей не имел. Можно лишь предполагать, что в Таласе был еще другой гумбез с жанровыми изобразительными сценками, иного архитектурного решения. Но время неумолимо. И сегодня нам остается лишь довольствоваться самим эпосом да описанием подобных гумбезов, оставленным путешественниками середины прошлого столетия, которые еще изредка встречали такие гумбезы.

Нет в Таласской долине человека, который не слыхал бы об этом гумбезе. Да и как не слыхать, как не стремиться увидеть его, если второго такого нет по всем окрестным горам и долинам? И поскольку в Таласе, а тем более в Кен-Коле, каждый камень, каждая вершина связаны с народной фантазией, с именем Манаса, то и мавзолей известен прежде всего как гумбез Манаса — любимого народом героя из киргизского национального эпоса «Манас».

Еще А. Н. Бернштам в декабре 1940 г., подытоживая в Ленинграде результаты своих трехлетних поездок по археологическим памятникам Киргизии, писал: «Совершенно ясно, что многочисленные памятники, которые связываются с именем Маyаса, не имеют к нему никакого отношения, но тем более становится понятной близость киргизского народа к памятникам древности своей страны, в которых он живо ощущает свою богатую событиями прошлую историю».

Гумбез Манаса


Мавзолей Канизек-хатун, известный как литературно-этнографический музей «Гумбез Манаса», расположен в ущелье Кен-Кол, там, где оно выходит на широкие просторы Таласской долины. Памятник был тщательно обследован в 1945 г. М. Е. Массоном и Г. Е. Пугаченковой, надписи на его внешнем фасаде прочитаны А. М. Беленицким и М. Е. Массоном. Раскопки внутри мавзолея проводил Б. М. Зима.

Сооружение усыпальницы над могилой женщины из правящего рода Чагатаидов в Таласе ученые связывают с принятием ислама могольской знатью. Мусульманские традиции все глубже проникали в среду кочевников-язычников. Внешне это проявлялось в строительстве мавзолеев над могилами могольских ханов. Надпись на портале памятника свидетельствует о смерти дочери эмира Абуки — Канизек-хатун — в первый день рамазана 734 г. хиджры (6 мая 1334 г.). Вскоре над ее могилой был возведен мавзолей, позже здесь же были погребены и другие лица. Сейчас гумбез отреставрирован. Главная его достопримечательность — художественно оформленный портал, выделенный в южной стене. По традиции предшествующей эпохи XI—XII вв. основное внимание зодчего было устремлено на портал, облицованный плитами архитектурной терракоты, но с использованием местного, типично киргизского, орнаментального мотива. Архаичной для среднеазиатского зодчества XIV—XV вв. выглядит подкупольная система. Постройка выполнена в малых пропорциях, не типичных эпохе. Поэтому не случайно, что до прочтения надписей на портале мавзолей воспринимался как сооружение домонгольского времени. Вместе с тем он как бы отражает процесс обновления и развития архитектуры Туркестана XIII—XIV вв.

Многообразие орнаментов гумбеза находит широкие параллели в народном искусстве киргизов. Истоки некоторых мотивов вышивок на ширдаках и тушкиизах лежат в архитектурных узорах монументальных построек, и, наоборот, для украшения постройки зодчий использовал народные и традиционные орнаменты прикладного искусства, корни которого уходят в седую древность.

Гумбез Манаса


Посетители любят приезжать сюда к вечеру, когда спадает жара, меркнет дневной свет, наливаются чернью узоры резной терракоты и ничто не мешает читать то сокровенное, что вложили в окаменевшую от огня и времени глину безвестные мастера. Исследователи пришли к выводу, что декор гумбеза куда ближе к узорам киргизских ширдаков и тушкиизов, чем к орнаментике знаменитых среднеазиатских мавзолеев, заурядным подобием которых он может показаться на первый взгляд.

Прочли ученые и надпись на портале. Правда, сделать это было не так-то просто, так как она дана в зеркальном отображении. «Эта великолепная гробница добродетельной, целомудренной, четвертой опоры эпохи, славнейшей из жен, Канизек-хатун, дочери эмира, превосходного, почитаемого, уважаемого источника щедрости и милости, победителя пером и мечом эмира Абука...»

Словно само время перевернуло эту надпись. Канули в вечность Абука и его четвертая опора эпохи, а из глубин народной памяти явилось имя Манаса — народного защитника.

Видео "Гумбез Манаса-архитектурный памятник средневековья"

Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *