Плач Калахари

02 июль 2014 /
Категория: Блог
Плач Калахари

Время летело стремительно. События менялись еще быстрее. Ландшафты, чарующие виды, животные, их разнообразие, просторы пустыни, облака, взлетающие с линии горизонта, закат, сгоревший фантастическими красками, ужин на террасе у костра, песни и танцы настоящих бушменов, созвучные со всей видимой нам природой... - всё вместилось в этот первый фантастический день.
Ночью я никак не мог уснуть. Впечатлений много, да и другой часовой пояс, другое и время года. И мысли несут куда-то в прошлое. Мальчишкой я сижу в пустой сельской библиотеке, в холодном зимнем читальном зале. И читаю Давида Ливингстона о его путешествии по пустыне Калахари. Читаю, представляю себе картины Африки и мечтаю когда-нибудь все это увидеть... Ищу еще что-нибудь о Калахари. Нахожу книгу Луи Буссенара «Похитители бриллиантов». Это фантастика, но она тоже созвучна с тем, о чём пишет Ливингстон.
И вот я в Африке, в самом центре величайшей пустыни мира Калахари. Что-то есть в этом слове магическое, притягательное и таинственное. Она здесь, за стенкой, я вижу ее сквозь открытую террасу, вижу, как горят звезды, слышу ее звуки... Хочется, чтобы побыстрее пришёл рассвет.
Подъем в шесть утра. Скорый кофе, но, прежде чем машина тронется в путь, возвращаюсь в дом за фотокамерой.
Ночью прошел ливень. Воздух пронзителен и на сто процентов прозрачен. С террасы - волшебный вид. Ближние кусты все в слезах, это капель с высоких акаций. Даже какое-то всхлипывание едва слышно. Калахари плачет, подумал я...
Забрезжило, стало прохладно. Раннее утро тревожило неуютностью. Забравшись в машину, я увидел, как на востоке зажглись низкие облака. Машина, покачиваясь на волнах пустыни, ехала навстречу восходу, прохладный ветер бил в лицо запахом саванн.
В пути встретили рассвет. Огромное, кипящее рубином солнце молниеносно выкатилось из-за кромки земли, и Калахари ожила, зашевелилась, заговорила, вспыхнула красками. По узкой колее меж высоких трав мы удалялись от лагеря в глубь саванн. Проснувшиеся звери мирно щипали траву или разгуливали в поисках новых мест для временного жилья. Особенно много было ориксов и антилоп, стада которых насчитывали несколько сотен. Семейство жирафов мирно срывало листья с верхушек деревьев. Потревоженный незваными гостями, сорвался с дерева марабу. Он летел, распластав крылья, над парой львов, валявшихся в мягкой траве. Им, видимо, было не до жирафов и не до возмущенной, кружившей над поляной птицы. Они отдыхали, переваривая добычу после ночной охоты.
Чем дальше мы ехали, тем интересней становилась природа. Ландшафты менялись непредсказуемо. Калахари разливалась волнами золотистых трав, сменялась зарослями колючих кустарников, раскрывалась куполами акаций. В поисках семейства гепардов не заметили, как наступил полдень. Солнце, забравшись на самую верхотуру, наполнило пустыню зноем. В такое время животные предпочитают отсидеться в тени своих жилищ. Да и нам лучше вернуться в нежные объятия лагеря.
Выйдя на террасу своей хижины, я вновь увидел Калахари. Вспомнилась утренняя картина плачущей пустыни. Было ли это на самом деле? Или это видение - результат чрезмерно возбужденных впечатлении? Определенно было. Плач Калахари - это реальность, и мне повезло, что я стал свидетелем «слабости» великой пустыни.

Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *